ЛитМир - Электронная Библиотека

Джулия устало улыбнулась. Она слышала, что лорд Бирлингтон просто обожал свою жену.

– Боюсь, в нашей ситуации это средство не поможет.

– И почему же?

– Наш брак с Алеком заключен не по любви.

– Ну, ведете-то вы себя как любовники. Вот вы сейчас раскисли так, словно ваше сердце разбито; а он каждый раз напивается и кутит, будто в последний раз.

Джулия удивленно вскинула брови, надеясь выказать этим свою осведомленность.

– Неужели? Наверное, это Эдмунд сообщает вам о каждом шаге Алека?

Но Мэдди это не ввело в заблуждение.

– Эдмунд – пустоголовый шалопай. Однако действительно, кое-что он заметил.

Отбросив всякое притворство, Джулия напрямик спросила:

– Что, например?

– Похоже, ваш муж не волочится за женщинами, если нас интересует именно это, зато пьет он больше, чем следовало бы, и к тому же слишком часто проигрывает при игре в карты. Если вы хотите знать мое мнение, то Алек ведет себя так, как будто он влюблен.

– Скорее, он ведет себя как глупец!

– Не такая уж большая разница. – Мэдди оглядела ее проницательным взглядом. – Немного поссорились, а? Вы любите его, но не хотите, чтобы он про это знал, не так ли?

– Я никогда не говорила, что люблю его. – Джулия нахмурилась.

– Только не нужно срывать на мне свою досаду, деточка: я говорю о том, что вижу.

Из груди Джулии вырвался вздох отчаяния.

– Неужели все так заметно?

– Слава Богу, нет, – успокоила ее Мэдди. – Кроме того, даже если бы это было видно, это не играло бы никакой роли: меньше всего мужчины способны на то, чтобы при взгляде на женщину определить, что она чувствует. Не знаю, почему это так, может, потому, что мы недостаточно часто выказываем свои чувства.

– Ну да! Я чуть не кидаюсь ему на шею, а он... ничего не замечает.

Мэдди пристально на нее взглянула.

– Не замечает?

– Нет, – печально промолвила Джулия, и губы се невольно задрожали.

– Только не вздумайте изливать на меня всю вашу скорбь, – поспешно предупредила Мэдди и вздохнула. – Думаю, что я смогу вам помочь. У меня есть некий талант содействовать примирению влюбленных. В конце концов, именно я представила леди Чеймбсрз ее будущему мужу. – Она нахмурилась. – Конечно, я всегда считала, что он болван, но раз ей было все равно, то какое мне дело? Кажется, они теперь счастливы.

Джулия вспомнила лицо лорда Чеймберза, когда он увидел Дезире, и невольно улыбнулась про себя.

– Ну а теперь о самом главном. – Мэдди тростью почесала живот своему песику, и тот, открыв один глаз, завилял хвостиком. – Вам нужно привлечь внимание Хантерстона.

– О, на это я не могу пожаловаться. Но все, что я делаю, сердит его.

– Значит, начало положено. Далее, вы должны сделать так, чтобы он восторгался вами. Заставьте его думать, что вы одна из самых волнующих, непредсказуемых женщин из всех, кого он знал до сих пор, – тогда он даже не взглянет на другую женщину.

Перспектива представить себя в виде таинственной обворожительной женщины показалась Джулии весьма заманчивой.

– Но как мне этого добиться?

Мэдди критически оглядела ее.

– Во-первых, мы должны несколько иначе одеться.

Джулия взглянула на свое утреннее платье из бледно-желтого муслина с голубым лифом.

– В этом платье что-то не так? Мне оно казалось просто очаровательным.

– В этом-то и проблема. Вы сами не хотите выглядеть очаровательной, в то время как ваш муж притягивает к себе женские взгляды словно магнит.

Насчет внешней привлекательности своего мужа у Джулии не было никаких сомнений.

– Как вы думаете, что бы сделал Алек, если бы я призналась, что... люблю его?

– Сбежал бы в тот же миг, как будто на нем загорелась одежда. Никогда не встречала мужчину, который бы более, чем он, нуждался в том, чтобы перед ним не раскрывались полностью. – Мэдди покачала головой, и искусственные цветы, приколотые к ее парику, слегка наклонились. – В этом виноват его дед. Джон считал, что своей излишней заботой о матери Алека он ее испортил, и поэтому боялся повторить эту же ошибку в отношении своего внука.

– Миссис Уинстон рассказывала, что он всегда был очень строг с Алеком.

– Да, это так. Он постоянно ворчал на него, так что у мальчика до сих пор заниженная самооценка. – Мэдди вздохнула. – Возможно, он чувствует себя еще хуже, когда рядом с ним такая филантропка, как вы. Вы иногда даже меня заставляете чувствовать себя притворщицей.

– Но почему он... такой?

– Красив, как Геркулес, не так ли?

Он был не только красив. Джулия знала о том, что однажды, думая, что его никто не видит, ее муж принес Маку игрушечный кораблик; а до этого без лишних раздумий разрешил миссис Уинстон называть себя мастер Алек; и еще ночь за ночью он притворялся, что выпивает молоко, которое приносит ему Барроуз.

– Алек может быть очень добрым, когда захочет.

– Надеюсь. – Почтенная матрона постучала согнутым узловатым пальцем по ручке кресла. – Вы уже разделили с ним ложе?

Джулия растерянно заморгала.

– Не смотрите на меня так. – Пергаментно-желтые щеки Мэдди слегка покраснели. – Вы замужем уже почти четыре месяца и должны иметь представление о том, о чем я вам говорю. А если нет, значит, Хантерстон не тот человек, за которого я его принимаю.

– Мы... у нас было... если то, что вы имеете в виду...

– Боже правый, только не разыгрывайте трагедии! Нынешнее поколение чересчур стыдливое, на мой взгляд; в мое время мы не стеснялись говорить об этом вслух. – Мэдди недовольно вздернула бровь. – Ну так что? Было или нет?

– Да. Один раз.

– Один раз? Всего? Рядом с вами в доме находится красивый молодой человек, а вы спали с ним всего один раз? Боже, у вас в венах вместо крови ледяная вода, и только? Если бы у меня был мужчина, который выглядит как... – Взглянув на лицо Джулии, она внезапно замолчала. – Ну, это между нами. Должна сказать, это даже хорошо, чтоу меня нет такого резвого молодого жеребца, – мое сердце сейчас уже не такое крепкое, каким оно было когда-то.

– У меня тоже нет. – Заметив, что Джулия покраснела, Мэдди добродушно усмехнулась.

– Нам придется начать все с самого начала. Вам нужно обзавестись несколькими поклонниками. Я на днях заметила, что Алеку не нравится, когда какой-нибудь из молокососов, которые вечно волочатся за вами, начинает добиваться вашего внимания; при этом он смотрит на вас так, будто хочет подойти к вам, закинуть себе на плечо и унести. – Мэдди задумчиво взглянула на золотой набалдашник трости. – Возможно, Бриджтон подошел бы для этого: кажется, он тоже хочет привлечь ваше внимание...

Джулия тут же вспомнила чересчур суровую реакцию Алека на ее замечание о Нике.

– Не думаю, что это хорошая идея: они друг друга просто ненавидят.

– Хм... Ну, дуэль или что-нибудь подобное нам не нужно. Говорят, что Бриджтон и так убил на дуэлях предостаточно народу. – Мэдди вздохнула. – Жаль, потому что это был бы идеальный вариант.

Джулия молчала. С тех пор как Ник сыграл злую шутку с Дезире, она ожидала, что он будет избегать ее, но он приобрел раздражающую привычку появляться тогда, когда рядом с ней не было мужа, и разыгрывать из себя очаровательного кузена до тех пор, пока она не останавливала его.

Эфраим зарычал во сне и задергал задними лапами.

– Ну-ну, тихо! – Мэдди погладила его по голове и затем снова сосредоточилась на Джулии. – А что насчет Уэксфорда? Он вечно исчезает на несколько недель и в это время неизвестно чем занимается...

– Я сомневаюсь, что герцог согласится, – он ведь лучший друг Алека.

– И это отличная причина, чтобы начать с ним флиртовать. Впрочем, думаю, вы правы. У нас в запасе есть Бентем. Он ведь все еще пишет ваш портрет, не так ли?

Джулия кивнула.

– Да, для благотворительного аукциона. Я думала, что это займет много времени, но ему хватило всего нескольких набросков. Интересно, будет ли портрет хоть немного похож на меня, когда он его закончит.

– Если портрет пишет Бентем, то можете не сомневаться: вас все узнают. Бентем – талантливый художник и к тому же красив.

60
{"b":"49","o":1}