ЛитМир - Электронная Библиотека

– А также безумно влюблен в Терезу. Он постоянно говорит о ней. – Некоторое время после раута у Бастионов Джулия опасалась, что он ею увлекся, но вскоре он снова вернулся к кружку поклонников ее кузины. Было довольно удивительно, что Бентем вообще захотел писать ее портрет.

Мэдди взмахнула рукой.

– В кого он влюблен, совершенно не имеет значения. Нам нужно лишь, чтобы Алек подумал, будто он вами заинтересовался. – Она удовлетворенно кивнула. – Теперь у нас есть план действий. В первую очередь одежда, потом – Бентем.

Однако настроение Джулии ничуть не улучшилось. Все это выглядело как-то нелепо и бессмысленно. С другой стороны, такие действия не отличались от провокаций Алека с его постоянными прикосновениями и нескромными взглядами. Впрочем, выбирать ей не приходилось: на сегодняшний день это все, что у нее есть.

Люсьен изогнул бровь.

– Ну так что, юноша? Вы делаете ход или нет?

Эдмунд взял сначала одну карту, потом другую. Алеку показалось, что он целую вечность разглядывал карты в своей руке, прежде чем все же вытащил одну и положил ее на стол.

Алек вытянул свою карту и бросил ее рядом с картой Эдмунда. Обычно он предпочитал холодной, пропитанной светскими условностями атмосфере «Уайтса» более оживленное общество игорных домов Ист-Энда, но сегодня вечером этот чопорный клуб больше соответствовал его настроению.

Лорд Блэкмор, тщеславный сноб, который практически жил в «Уайтсе», почесал свой крупный нос.

– Хм. Смело играете. – Он скосил глаза и выбрал из своих карт наихудшую.

Люсьен бросил карты на стол.

– Слишком долго выбирали. Полагаю, я выиграл.

– Черт бы тебя побрал, Люс! – Алек отбросил карты и снова наполнил стакан. Расставаясь с деньгами, он испытывал особое чувство освобождения: наследство деда, не принесшее ему счастья, было для него почти проклятием.

Алек сделал большой глоток бренди и скорчил недовольную гримасу. На сегодня с него было уже достаточно и бренди, и карт. Он даже не был уверен, стоит ли ему вообще пить. Выпитое почти не влияло ни на его скуку, ни на досаду и озлобленность и уж тем более на его влечение к Джулии.

Боже, как страстно он ее желал! Пресловутый Дьявол Хантерстон сходит с ума по собственной жене – разве это не смешно? Но еще больше его терзала мысль, что Джулия предпочитает ему другого мужчину. Нет, поправил он себя, не просто другого мужчину, а Ника.

Эта мысль в последнее время по-настоящему отравляла ему жизнь, неотвязно преследовала его днем и не давала покоя ночью. Его всепоглощающая страсть к Джулии становилась все сильнее.

Виконт опять потянулся к бутылке бренди.

– Кого я вижу! И чем вы здесь занимаетесь? – Его беспокойные мысли прервал безмятежный голос Ника.

– Какого черта! – Алек с громким стуком поставил стакан на стол, и часть его содержимого выплеснулась на карты.

Блэкмор, тасовавший колоду для следующей сдачи, от неожиданности замер.

– Полегче, Хантерстон: это всего лишь Бриджтон...

– То-то и оно, что Бриджтон.

Ник слегка усмехнулся.

– Какая незаслуженная враждебность! Вы меня разочаровываете.

От его насмешливого тона в Алеке всколыхнулась вся его желчь.

– Идите к черту!

В голубых глазах Ника сверкнула вспышка злости и тут же исчезла, но Алек успел заметить ее, и это его немного обрадовало.

Наступившую тишину разрядил робкий смешок Эдмунда:

– Не обращайте на него внимания; виконт всегда немного раздражается, когда пьян...

Улыбка Ника превратилась в откровенную ухмылку.

– А я на Алека никогда не обращаю внимания, независимо от того, пьян он или нет.

Алек отбросил карты и уже хотел вскочить, но Люсьен удержал его.

– Спокойнее, друг мой, – неспешно произнес он. Алек с досадой опустился в кресло. Люсьен прав – ему не следует так реагировать.

– Говорите быстрее, Ник, что вам от меня нужно. Я занят.

– Вы опять грубите. – Граф притворно вздохнул. – А я-то всего лишь хотел поздравить вас по поводу недавнего триумфа вашей жены. Теперь о ней говорит весь Лондон.

Алек плеснул в стакан еще бренди.

– Не понимаю, о чем речь?

Ник удивленно приподнял брови.

– Как, разве Джулия вам не доверяет?

– Еще как доверяет, – сказал Алек сухо, – и каждую ночь доказывает это.

Глаза Ника злобно прищурились, но ему удалось быстро взять себя в руки и даже изобразить подобие улыбки.

– Возможно, Эдмунд знаком с последними преобразованиями, затеянными Джулией?

Эдмунда вопрос явно поставил в тупик.

– О чем это вы говорите?

– Дезире, – кратко произнес Ник.

– О мой Бог! Лучше не напоминайте мне! Я думал, что умру. – Эдмунд повернулся к Блэкмору: – Видите ли, недавно я был на званом обеде у леди Хантерстон и, представьте себе, подняв взгляд, увидел плутовку в муслиновом платьице, которой в последнее время немного увлекся. Она держалась так нагло и дерзко, словно родилась в этом доме.

Лорд Блэкмор сконфузился.

– В самом деле? Нечто подобное случилось и со мной. Я сидел как-то дома за ужином и вдруг увидел в прихожей какого-то оборванца: по-моему, это был трубочист или что-то в этом роде. Впрочем, он был совсем недурен и интересовался насчет работы. Разумеется, я немедленно приказал своему печнику, чтобы он его выгнал.

– Ну, в моем случае эта женщина пришла не с улицы: ее наняла в качестве служанки леди Хантерстон. У нее такое хобби – помогать плебеям, знаете ли.

– Вечно с этой прислугой проблемы. У нас уже неделю как нет лакея – прежнего застали с поличным, когда он пытался украсть мой шарф. – Блэкмор нахмурился. – А когда я обратился к жене с просьбой найти нового, то она что-то упомянула о леди Хантерстон и о ее проекте, касающемся найма прислуги. Что же она сказала? Ах да, вспомнил! – Пошарив в кармане, он извлек из него карточку и вручил ее молодому человеку.

Эдмунд начал медленно читать надпись на карточке, сделанную отчетливыми выразительными буквами, но вдруг побледнел и, бросив беспокойный взгляд на виконта, быстро сунул карточку в карман своего жилета.

Заметив это, Алек нахмурился: в его мозгу родилось ужасное подозрение.

– Что там такое?

– О, а я думал, вы уже об этом знаете... – Ник усмехнулся.

– Черт возьми, Эдмунд! Что это?

Однако Эдмунд лишь покачал головой:

– Карточка есть карточка. Ничего особенного.

– Немедленно прочтите.

Щеки Эдмунда покраснели.

– Я уже прочел и не вижу необходимости делать это снова.

Виконт продолжал пристально глядеть на него.

– Итак, Эдмунд...

Молодой человек бросил встревоженный взгляд на Люсьена, но тот только пожал плечами:

– Читайте. Если вы не прочтете, он вес равно ее из вас вытрясет.

Эдмунд вытер рукой вспотевшее лицо и медленно достал карточку. Откашлявшись, он громко начал:

– «Агентство по найму прислуги. Высококвалифицированные и опытные работники. Рекомендации гарантируются».

Алек все еще надеялся, что это шутка, но, увидев удовлетворенную улыбку Ника, понял, что ошибался.

– Кузина Джулия, как всегда, непредсказуема, не так ли? – вкрадчивым голосом спросил Ник.

Глаза Алека сверкнули. Он понял, на ком можно отыграться, и испытал от этой мысли заметное облегчение.

– Что вы имеете в виду?

– Только то, что я считаю вашу супругу очаровательной. Лорд Блэкмор нахмурился.

– Полегче, Бриджтон. Следите внимательнее за сво ими словами, когда говорите о чьей-нибудь жене.

Ник пристально посмотрел на него.

– Но Джулия – жена моего кузена.

– Не забывайтесь, молодой человек! – Блэкмор бросил на Алека озабоченный взгляд, однако Ник и не думал останавливаться. Многозначительно улыбнувшись, он наклонился над столом.

– Скажите мне, дорогой кузен, скрывается ли за ее внешней холодностью пламя? Я просто умираю от желания узнать это.

У Алека все померкло перед глазами: он рванулся к Нику прямо через стол, отчего карты и монеты разлетелись во все стороны. Комната наполнилась громкими воплями, а окружающие стали делать ставки по поводу исхода потасовки.

61
{"b":"49","o":1}