1
2
3
...
64
65
66
...
79

Она молча кивнула, но не повернулась к нему. Несколько секунд спустя Джулия услышала, как за герцогом закрылась дверь, и она осталась одна.

Глава 26

– Погода сегодня хоть куда, и, я полагаю, наша прогулка не ограничится одной поездкой в экипаже, – предположил Люсьен, крепко держась за сиденье, в то время как Алек быстро лавировал между тяжело груженными повозками.

Виконт кивнул.

– Я намереваюсь найти человека по имени Томас Эверард.

– Автора этой клеветнической статьи? – Люсьен взглянул на мрачное лицо друга. – И что же вы собираетесь делать, когда найдете жилище мистера Эверарда?

– Вырвать у него сердце и засунуть ему в глотку.

– Этот план нелишен определенного очарования, но я очень сомневаюсь, что он поможет.

– Он поможет мне чувствовать себя лучше. – Алек нахмурил брови.

– Да, но ухудшит положение Джулии.

Алек нахмурился еще больше.

Люсьен вздохнул, проклиная упрямый характер приятеля.

– Позвольте мне все же указать вам на ряд обстоятельств. Если вы не убьете этого писаку, а просто хорошенько вздуете, то он напишет еще одну статью: возможно, что-нибудь о приверженности представителей высшей знати к насилию. Заодно он снабдит ее соответствующей прелестной иллюстрацией, на которой извергающий пламя дракон – виконт Хантерстон – дубасит невинного голубка – автора статьи.

– И тем не менее я не собираюсь спускать ему с рук то, что этот кретин пишет обо мне, – решительно заявил Алек, переводя лошадей на шаг.

Люсьен достал из кармана сигару; покрутив и размяв ее между большим и указательным пальцами, он бросил осторожный взгляд на виконта.

– Если вы не собираетесь обсуждать с мистером Эверардом содержание статьи, тогда зачем мы вообще совершаем эту поездку – чтобы его навестить?

– Потому что он вымазал в грязи... – Алек внезапно замолчал, явно пытаясь справиться с эмоциями. – Это не имеет значения. Подобной лжи он больше не напишет.

Дело постепенно прояснялось – они ехали, чтобы защитить честь дамы. Люсьен усмехнулся, пытаясь опред лить, в какой мере досада Алека вызвана его гордостью и какой – более глубоким и серьезным чувством. Он подозревал, что Алек привязан к своей чуждой светским условностям жене гораздо сильнее, чем осознает сам.

Проехав мимо нескольких довольно неприглядных зданий, фаэтон остановился перед конторой, в которой размещалась редакция газеты «Морнинг пост». Люсьен принял вожжи, а Алек прошел внутрь здания. Вскоре он возвратился, зажимая в кулаке измятый клочок бумаги, на котором виднелись пятна крови с поспешно нацарапанным каракулями адресом.

Люсьен заметил на руке Алека ссадины.

– Какие-то проблемы?

Достав из кармана носовой платок, Алек обвязал его вокруг ладони. На тонкой ткани проступила кровь.

– Нет. Они были на редкость любезны.

Люсьен решил не продолжать: в нынешнем настроении, когда Алек еле сдерживал гнев, любые, казалось бы, самые незначительные слова могли только еще больше разозлить его.

В молчании они доехали до дома № 10 на Лора-стрит.

Спустившись с козел, Алек бросил Люсьену вожжи.

– Я ненадолго.

– Мне идти с вами?

– Нет. Это наше личное дело с мистером Эверардом.

Люсьен кивнул и проследил взглядом, как его спутник, поднявшись по узкой лестнице, исчез в дверном проеме. Он еще никогда не видел, чтобы Алека так волновало чужое мнение. Конечно, за последние несколько месяцев с ним произошли удивительные изменения; это было особенно очевидно, когда рядом с виконтом находилась Джулия. Тогда казалось, что даже окружающий их воздух пропитан атмосферой противостояния.

Усмехнувшись, Люсьен закурил сигару и, низко надвинув на глаза шляпу, стал со скучающим видом рассматривать обшарпанную дверь, за которой исчез его приятель.

Спустя полчаса Алек возвратился. Его одежда была слегка помята, но сам он выглядел почти невредимым. Несмотря на царапину на скуле и припухшую ссадину на подбородке, его лицо выражало явное удовольствие.

– Я вижу, мистер Эвсрард произвел на вас определенное впечатление, – сухо отметил Люсьен, беря в руки вожжи.

Алек чуть улыбнулся одними губами.

– Да, но оно не сравнится с тем впечатлением, которое произвел на него я.

– Он сказал, от кого получил ложную информацию?

Алек кивнул, и глаза его потемнели.

– Ник.

– Этого следовало ожидать. – Люсьен тронул коляску с места. – По правде говоря, я сразу узнал руку вашего кузена. Но как ему все это удалось? Взяточничество? Шантаж?

– Ник купил содействие мистера Эверарда ценой определенного соглашения стоимостью почти в тысячу фунтов.

– Как неудачно для мистера Эверарда!

Алек нахмурился.

– Он заключил сделку с Ником уже давно. Дело в том, что мистер Эверард ведет в газете колонку новостей и Ник постоянно пользуется его услугами для дискредитации своих врагов.

– Черт бы его побрал! Вы были правы на его счет. Он негодяй, который действует исподтишка. – Люсьен остановил коляску, ожидая, пока через дорогу перейдут дети в сопровождении няни. – Что вы намереваетесь делать теперь?

– Мистер Эверард напишет статью-опровержение, – сказал Алек с мрачной усмешкой.

– Этого недостаточно. К тому же уже слишком поздно.

– Кроме публичного извинения, мистер Эверард согласился прийти завтра на встречу с поверенными и рассказать о кознях моего кузена.

Люсьен снова тронул коляску с места.

– Нам следует забрать его сейчас с собой, чтобы он не передумал.

– И что дальше? Держать его пленником в подвале? Если об этом станет известно поверенным – прощай всякая надежда.

Глубоко вздохнув, Люсьен кивнул:

– Полагаю, вы правы – такую проделку не удалось бы сохранить в тайне.

Алек опустил руку в карман и достал смятую записку.

– Зато он написал мне расписку на две тысячи фунтов...

– И теперь должен вам больше, чем Нику. – Люсьен усмехнулся. – Что ж, неплохо.

– Долговая тюрьма может быть очень полезным средством, особенно для того, кто погрешил против истины.

– А вдруг этот тип решится покинуть страну и улизнуть от вас?

– Я дал слово выкупить все его долги, если завтра на собрании поверенных он расскажет правду. Он сможет начать все с чистого листа. По-моему, он даже испытал облегчение, получив возможность отделаться от Ника.

– А кто бы не испытал...

Алек кивнул.

– Теперь осталось решить последний вопрос, касающийся моего кузена. – В его серебристых глазах вспыхнул опасный огонек, и от этого Люсьену стало не по себе.

– Алек, стоит пока остановиться – по крайней мере до завтрашней встречи с поверенными.

– То, что я намереваюсь сделать, касается Джулии. – Алек сжал руку в кулак. – С этого времени от нее зависит все.

– От Джулии? Но почему?

– Она влюблена в Ника. – Алек с явным усилием произнес эти слова, которые гнетущей тяжестью повисли в воздухе.

– Что?

– Черт, не просите меня это повторять. – Он вовсе не был уверен, что смог бы сделать это еще раз.

Люсьен, сдвинув брови, направил фаэтон вниз по улице.

– Клянусь, вы ошибаетесь.

– Она сама практически призналась мне в этом.

– Но... – Во взгляде Люсьена угадывалось явное сомнение. – Что вы имеете в виду, говоря, будто она практически призналась?

– Некоторое время назад Джулия сказала мне, что любит другого человека, причем уже давно – почти четыре года. Это как раз то время, в течение которого она знает Ника. Она даже помнит, когда увидела его впервые.

– Не могу в это поверить!

– Если бы вы видели ее лицо в тот миг, то вы бы не сомневались.

– И все же вы ошибаетесь. Четыре года назад она могла повстречать совершенно разных людей, и...

– Это Ник, я уверен. – Алек провел рукой по волосам. – Судите сами. Джулия притягивает к себе не идеальных людей, а именно тех, кого гнетут разного рода житейские проблемы.

На лице Люсьена появилось задумчивое выражение.

65
{"b":"49","o":1}