ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вы еще молоды, Джулия. Только представьте, как могла бы измениться ваша жизнь. Новые наряды и украшения, собственная карета, слуги, выполняющие каждое ваше желание. – Его голос звучал все увереннее. – Подумайте о планах, которые могли бы осуществиться, будь у вас деньги!

Этот мужчина явно опасен, так как умеет использовать слабости других людей в своих целях. Немного помедлив, Джулия спросила:

– И сколько же денег достанется мне?

Виконт усмехнулся:

– Десять тысяч годового дохода будут отданы в полное ваше распоряжение.

– Нет, – неожиданно спокойно сказала она. – Я хочу половину.

Улыбка замерла на губах Алека.

– Что вы сказали?

– Вы меня слышали. Половину. – Она потратит все до последнего пенни на Общество. Когда Джулия подумала о том, сколько хорошего можно сделать, имея такие деньги, ее боль немного утихла.

Алек выглядел ошеломленным.

– Но, дорогая, нам потребуются деньги на ведение хозяйства, а также на...

– На это вполне хватит пятнадцати тысяч в год. Этого более чем достаточно. В конце концов, это просто расточительство.

– Но тогда мне останется только двадцать тысяч фунтов!

– А на что вам такая сумма?

Его лицо ожесточилось, обозначились резкие складки у рта.

– Вы жадная маленькая тварь, – тихо произнес он. – И видит Бог, вы не так уж отличаетесь от Терезы.

Эти слова обожгли ее, как огонь, но она продолжала стоять на своем:

– Тереза пыталась лишить вас наследства, а я могу вам помочь получить его.

Губы виконта побелели от ярости.

– Помочь мне? Присвоив себе половину? Да это просто смешно! У меня есть потребности, о которых вы ничего не знаете!

– Я знаю вполне достаточно. – Она посмотрела на него из-под опущенных ресниц. Только теперь Джулия начала понимать, какие огромные возможности таит в себе богатство. На свете оставалось еще немало заблудших душ, которым могло помочь ее Общество, и к тому же Джулия пришла к выводу, что Алек тоже нуждается в помощи; вот только подобно многим он этого не осознавал.

Джулия решительно вздернула подбородок и приготовилась к сражению.

– По вашим словам, в завещании указан ряд важных условий. В соответствии с ними вы должны будете вести светскую жизнь, не вызвав ни единого скандала. – Сердце стучало у нее в груди словно молот. – И это в течение целого года.

Он смерил ее ледяным взглядом.

– И что из этого следует?

– Из этого следует, что вам не потребуются деньги для азартных игр и для прочих подобных расходов.

– Каких именно?

– Ну, на танцовщиц из балета, например, – уклончиво ответила Джулия.

Алек удивленно взглянул на нее.

– Это всего лишь грязные сплетни. Не думал, что вы ими так интересуетесь. Я был о вас более высокого мнения.

– Или на актрис, – продолжила она упрямо, – или на девиц известной репутации.

– Кто вам сказал, что...

– Не имеет значения. Я знаю об этом – и точка.

Виконт раздраженно заходил по комнате.

– Хочу вам напомнить, что в нынешнем положении я оказался по милости именно таких женщин.

– Очень прискорбно, хотя... Через год их появится у вас столько, сколько вам заблагорассудится. – Джулии было неимоверно трудно заставить себя произнести эти слова, но все же ей удалось сделать так, чтобы голос ее звучал естественно.

– Будьте вы прокляты! – Глаза Алека потемнели, словно море во время шторма.

Джулия видела, что ему больше нечего сказать, хотя он и не смирился до конца. Она ясно понимала, что первый раз в жизни полностью владеет собой. Это был поистине бесценный опыт.

Тем не менее ей не следовало забывать о главных причинах, из-за которых она намеревалась согласиться на эту авантюру, – помочь женщинам Общества и спасти Алека. У нее появится превосходная возможность показать ему ошибочность и порочность его привычного образа жизни. Он был человеком, избегавшим благородных поступков, повесой, погрязшим в пороках, в то время как она...

Ее щеки снова вспыхнули при воспоминании о том, как она ответила на его поцелуй.

Возможно, она немногим лучше его. Джулии хотелось надеяться, что он приписал ее поведение сильному опьянению ромовым пуншем. Она очень на это рассчитывала, поскольку память услужливо подсказывала ей, что именно Алек предостерегал ее от возможных последствий чрезмерных возлияний.

Встретив его холодный взгляд, она сказала нарочито спокойным тоном:

– У меня есть еще одно условие: что бы ни случилось, этот брак должен оставаться чисто формальным.

Виконт угрюмо посмотрел на нее. В нем кипела ярость. Джулия не сомневалась, что в этот момент он готов был ее убить.

– Если я и подойду когда-нибудь к вашему ложу, то только по вашему собственному приглашению, – холодно произнес Алек. – А скорее всего вообще не подойду.

Эти слова больно ранили ее, но Джулия заставила себя холодно кивнуть:

– Разумеется. Итак, мы договорились?

– Пока не знаю, – ответил он с сарказмом. – Разве я смогу жить без игры в вист? Или вы считаете, что мне следует ограничиться деревенскими танцульками – ведь вальс, по вашему мнению, наверное, слишком нескромный танец?

– Ну, тут вы немного преувеличиваете. Я просто высказала свои условия.

– А как насчет моих условий?

Вопрос застал Джулию врасплох, но все же ей удалось сказать ровным, спокойным голосом:

– Не думаю, чтобы они у вас были. В конце концов, я просто хочу избежать скандала.

– Рад это слышать. – Он саркастически хмыкнул.

Джулия взглянула на часы.

– Нужно торопиться, иначе будет слишком поздно – нам осталось меньше часа.

Виконт еще секунду раздумывал, потом чертыхнулся и пошел к выходу. Во всех его движениях сквозила ярость. Открыв дверь, он преувеличенно вежливо поклонился:

– После вас, моя госпожа.

Сжимая дрожащие руки и с недоумением спрашивая себя, какой дьявол в нее вселился, Джулия вышла за дверь.

Глава 3

Софа была чертовски неудобной. Алек сел и потер шею. Увидев яркие солнечные блики на знакомом ковре своей комнаты, он немного повеселел, однако при виде мирно спящей Джулии, повернувшейся на бок и положившей руку под щеку, его гнев воспылал с прежней силой.

В тысячный раз он спрашивал себя, из каких таких донкихотских побуждений он уложил ее спать на свою кровать.

Сначала мысль о том, чтобы заставить свою новоявленную женушку отправиться в холодную, пустую спальню, показалась Алеку очень соблазнительной, но, видя, что она крепко спит, он начал колебаться. Джулия не проснулась даже тогда, когда он переносил ее из кареты в дом. Держа ее на руках, Алек толкнул ногой дверь в комнату для гостей и сразу же ощутил ледяной холод. К тому же он имел неосторожность посмотреть на нее – Джулия спала безмятежно, как ребенок, слегка приоткрыв губы, и ее широкие ровные брови не хмурились во сне, хотя голубоватые тени под глазами свидетельствовали о том, что тот глубокий сон – результат большой усталости.

Не раздумывая Алек крепко прижал ее к себе и понес в свою комнату.

И вот теперь у него чертовски болела шея после многочисленных попыток поудобнее устроиться на маленькой софе. Между тем его целомудренная жена возлежала в роскошной постели под его пуховым покрывалом.

«Моя жена». Алек тихо произнес эти слова, словно пробуя их на вкус. Хочет он признать это или нет, но его жизнь изменилась к худшему на целый год, а учитывая совершенно невыносимые требования Джулии, этот год мог показаться длиной в целую жизнь. От раздражения он стиснул зубы. Разумеется, Джулия целомудренна и невинна, однако при заключении соглашения она вела себя, как обычная рыночная торговка, и в результате у него возникло очень неприятное ощущение, что его ловко провели.

Конечно, вероломство Джулии не могло сравниться с поведением Терезы, сознательно стремившейся привести его к краху. Единственной же виной Джулии являлось то, что она воспользовалась возможностью, против которой было так трудно устоять.

7
{"b":"49","o":1}