ЛитМир - Электронная Библиотека

Мэдди стукнула тростью так близко от ноги племянника, что он невольно подскочил.

– Ни слова больше! Я не потерплю в моей семье сплетников!

– Но, тетя Мэдди, я сам видел! Джулия прошла прямо рядом со мной и не сказала ни слова. Она выглядела...

Алек впился в Мэдди взглядом.

– Черт возьми, почему вы не остановили их?

Ее блестящие голубые глаза сверкнули.

– «Почему вы не остановили их»! Я уже не так молода, как когда-то. Пока я добралась до балкона, они уже исчезли.

– А потом Тереза... – Эдмунд замолчал и густо покраснел. – Но никто ей не поверил.

Алек схватил Эдмунда за лацканы сюртука и поднял его так, что он был вынужден встать на кончики пальцев.

– Никто не поверил чему?

– Тереза на весь зал кричала, что Ник ее обманул, хотя обещал на ней жениться. У нее случилась настоящая истерика. Она рыдала и говорила, что он увез Джулию в свой охотничий домик. – Эдмунд попробовал разжать руки Алека. – Вот и все, что она сказала, клянусь.

Внезапно осознав, что еще держит Эдмунда, Алек ослабил свою хватку.

– Прошу меня извинить.

– Что толку извиняться, – Эдмунд поправил смятый шейный платок, – когда все катится к чертям. Я беспокоюсь о Джулии и ничего не понимаю.

Люсьен поморщился.

– Вы думаете, Тереза не лгала?

Эдмунд кивнул:

– Скорее всего. Она так унижалась, так кричала... – Он покачал головой и серьезно добавил: – Алек, я думаю, это ловушка. Ник знает, что вы приедете за ней.

Пытаясь успокоить сердце, бешено колотившееся в груди, виконт холодно кивнул:

– Одно сражение мой кузен уже выиграл.

Он повернулся, собираясь уходить, но Люсьен удержал его за руку.

– Подумайте хорошенько, Алек! Не далее как сегодня вечером я слышал от Гренвиля, что у Ника большие денежные затруднения. Его положение просто отчаянное, поэтому ради наследства он пойдет на все.

Виконт отдернул руку.

– Ник не оставил мне выбора.

Сейчас он думал только о Джулии и молился, чтобы не оказалось слишком поздно.

Джулия медленно приходила в себя после долгого сна. В пересохшем горле чувствовалась странная горечь, голова страшно болела.

– Я уже начал думать, что вы никогда не проснетесь.

Моргнув, она посмотрела в ту сторону, откуда раздавался голос Ника. В свете камина перед ней смутно вырисовывалась высокая фигура с золотистыми волосами.

Джулия с трудом села на маленьком диване. Помимо тяжести, которую она ощущала во всем теле, ее движения стесняло узкое бальное платье.

– Вам не стоит пока вставать – действие снотворного еще не закончилось, – предупредил Ник.

Снотворное! В памяти возник ряд воспоминаний о вчерашнем вечере, а с ними и страх, который она раньше не могла ощутить из-за действия лекарства.

Джулия откинула голову на спинку дивана. Прежде чем что-нибудь предпринять, ей нужно собраться с мыслями.

Глубоко вздохнув, она внимательно осмотрелась. Комната с низким потолком, довольно широкая, была обставлена темной тяжеловесной мебелью и, судя по ее убранству, явно предназначалась для мужчины. В углу находился огромный каменный камин.

Ник гостеприимно взмахнул рукой.

– Добро пожаловать в мой уединенный охотничий домик. Он достался мне от матери по наследству.

– Очень приятное место. – Джулии показалось, что ее голос звучит, словно скрип старой несмазанной двери.

По его лицу пробежала хмурая тень. Подойдя к столу, Ник наполнил чашку из кувшина.

– Вот, выпейте.

Подозрительно взглянув на него, Джулия не выказала, ни малейшего желания взять чашку.

– Что это?

Ник улыбнулся и, прежде чем снова предложить ей чашку, сделал из нее большой глоток.

– Всего лишь вода, и ничего больше, уверяю вас.

Когда Джулия взяла чашку, ее рука задрожала даже от столь небольшого усилия.

– Со стороны вашей матери было очень любезно оставить вам такое приятное прибежище.

– Когда-то оно принадлежало одному пожилому дворянину. Я часто задаюсь мыслью о том, сколько раз моя мать оказывала ему услуги, известного рода, чтобы получить этот дом. Она была падшей женщиной, знаете ли.

Ник сказал это самым обычным голосом, но Джулия заметила, как в его голубых глазах мелькнула боль. Он походил на ребенка вроде тех, которых опекало их Общество: постоянно оскорбляемые и унижаемые в повседневной жизни, они становились дерзкими и безжалостными, не дорожили ни своей, ни чужими жизнями и использовали любой случай, чтобы узнать, на что они способны.

– Все же очень приятно, что вам достался этот дом.

Ник пожал плечами и оглядел комнату.

– Это все, что она мне оставила. – Его взгляд вернулся к Джулии. – Но мы здесь не для того, чтобы говорить о моей матери.

– Правда? – Джулия убрала с лица прядь волос. Не сдерживаемые заколками, се волосы свободно разметались по плечам. – А для чего же?

Она не видела выражения его глаз, но знала, что он следит за каждым ее движением.

– Может быть, я решил, что мне нужно не наследство, а вы.

Джулия подняла брови, выражая вежливое недоверие, и Ник рассмеялся.

– Вы, как всегда, прагматичны... и, как всегда, правы. Как вы ни прелестны, ни одна женщина не может затмить сияние семидесяти тысяч фунтов годового дохода.

– И уж точно я не исключение. – Она расправила плечи. – Но вы ведь знаете, Алек нас найдет. – При условии, конечно, что он захочет искать.

– О, я как раз на это и рассчитываю. – Ник взглянул на огонь. – Я был бы очень разочарован, если бы он не явился.

Внезапно ее осенило:

– Вы хотите, чтобы он не смог прийти на встречу с поверенными!

Ник довольно улыбнулся.

– Моей единственной заботой вчера было встретиться с вами один на один, чтобы иметь возможность напоить вас миндальным ликером, и вы предоставили мне эту блестящую возможность, устроив сцену посреди тура вальса. Я решил, что это подарок неба.

Хотя теперь Джулия чувствовала себя намного лучше, шум в голове все никак не прекращался.

– Теперь небеса уже не на вашей стороне.

– Позвольте с вами не согласиться. Представьте, какими глазами на это посмотрят поверенные: виконт исчезает в поисках своей жены, которая сбежала с другим мужчиной; и это в то время, когда они должны встретиться, чтобы обсудить, не замешан ли он в каком-либо скандале. Ответ очевиден даже для таких тупиц, как эти. – Его улыбка стала еще шире. – Я позаботился, чтобы поверенные были настроены по отношению к вам только отрицательно. Они будут уверены в вашей супружеской измене.

Джулия фыркнула.

– Что они знают обо мне? Я даже ни разу с ними не встречалась.

– Ну, встреча вам еще предстоит, моя дорогая. Но не это главное. Скоро сюда, дыша праведным гневом, явится Алек, и я... – От его ледяной улыбки она похолодела. Подойдя к небольшому столику, Ник достал искусно сделанную шкатулку и приподнял резную крышку, чтобы продемонстрировать набор пистолетов для дуэли. – У нас с кузеном есть один нерешенный спор, причем очень давний.

От страха у нее в желудке возник спазм.

– Что вам предстоит решить?

Ник захлопнул крышку.

– Все. Когда кузен приедет, у него не останется другого выбора, кроме как драться со мной. – Ник любовным жестом погладил шкатулку. – Я еще ни разу не терпел поражение на дуэли.

Услышав его спокойный уверенный голос, Джулия содрогнулась.

– Никогда?

– Ни единого раза.

– Возможно, вы не так уж часто дрались...

– Отнюдь; на континенте дуэли происходят гораздо чаще, чем здесь. В первый раз я дрался, когда мне было всего тринадцать лет. Тогда я попал сопернику прямо между глаз.

Джулия облизнула пересохшие губы.

– И что он такого сделал?

– Обозвал мою мать проституткой.

Теперь изящная шкатулка для пистолетов показалась Джулии отвратительной и опасной.

– Алек не будет драться с вами, – сказала она, стараясь, чтобы голос звучал убедительно.

– Разве он сможет отказаться после того, как вы опьянели и ушли со мной с бала?

74
{"b":"49","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Время не знает жалости
Нёкк
Один день из жизни мозга. Нейробиология сознания от рассвета до заката
Преступление графа Невиля. Рике с Хохолком
Убийца
Путь самурая. Внедрение японских бизнес-принципов в российских реалиях
Новые рассказы про Франца и футбол
Одна история
Под сенью кактуса в цвету