ЛитМир - Электронная Библиотека

Не сводя с нее глаз, он покорно опустился на стул.

Слегка прикасаясь мокрым платком к ссадинам, Джулия заставила себя смотреть только на его губы, хотя и это было нелегким испытанием. Даже слышать его низкий глубокий голос было для нее мучительно, настолько он ее возбуждал.

– Джулия, почему вы позволили ему уйти?

– У меня не оставалось выбора. Если бы вы его убили, то за этим неизбежно последовало бы наказание, возможно, даже тюремное заключение, а мне нужно, чтобы вы оставались здесь, рядом со мной.

Алек порывисто схватил ее руку, и его серые глаза вспыхнули серебряным завораживающим блеском.

– Так, значит, вы меня любите?

Джулия ожидала услышать все, что угодно, но только не это. Чувствуя глубокое разочарование, она выдернула руку.

– Конечно, я вас люблю: если бы это было не так, я бы не согласилась выйти за вас замуж.

Виконт снова завладел се рукой.

– Вы говорили, что уже четыре года любите одного человека...

– Да. Речь шла о вас.

Алек крепче сжал ее руку.

– Но мне казалось, что вы любите Ника...

– Боже мой, почему его?

– Вы сами сказали, что знакомы с ним четыре года. – Алек произнес эти слова с таким выражением, словно зачитывал свой смертный приговор.

– Я познакомилась со множеством людей за последние четыре года, с тех пор как приехала в Англию.

Алек ошеломленно молчал, не в силах выговорить ни слова.

Она чуть улыбнулась.

– Рискну предположить, что вы вряд ли помните, когда мы встретились впервые. Это произошло на балу у Сефтонов: вы тогда приехали поздно и были немного навеселе. Я так смутилась, что уронила веер, а вы подняли его и отдали мне. Вы ничего мне тогда не сказали, лишь улыбнулись, – она внимательно взглянула ему в лицо, – и я до сих пор храню в памяти ту улыбку.

Взгляд его омрачился.

– Я этого действительно не помню.

– Конечно, не помните. У меня незапоминающаяся внешность. – Джулия звонко рассмеялась. – По крайней мере такой я была раньше. Теперь мне иногда кажется, что даже если я просто чихну, то сразу обращу этим на себя всеобщее внимание.

Он накрыл ее руку своей рукой.

– Джулия, дорогая моя...

Она замерла, не поднимая глаз, и Алек нежно провел рукой по ее подбородку.

– Я люблю вас, Джулия. Я очень хотел бы сказать, что люблю вас уже годы, но это не так. Но я люблю вас теперь и буду любить всегда.

Джулия всеми силами души хотела верить ему, но не могла. Ей казалось, что Алек обманывает сам себя. Просто он считает себя не менее ответственным за нее, чем, например, за своих домашних слуг.

С трудом выдавив улыбку, она освободила руку.

– Эта ночь выдалась очень беспокойной. Возможно, нам лучше поговорить об этом в другой раз.

Он снова схватил се руку и прижал к себе.

– Черт возьми, Джулия! Посмотрите на меня. Хорошенько посмотрите. Я люблю вас.

О, ей так хотелось верить ему!

– Повторите еще раз.

– Я. Люблю. Вас. – Его чудесные глаза светились волшебным светом, который нельзя было спутать ни с чем.

– Вы действительно любите? – пораженно произнесла Джулия.

Виконт удивленно хмыкнул:

– Разве я только что не сказал этого тысячу раз?

– Нет. Только четыре.

Он весело рассмеялся.

– Кажется, я немного забегаю вперед. – Алек ласково провел рукой по ее талии и крепко прижал к себе. – И все же в отношении вашей любви я буду очень эгоистичным. Она целиком принадлежит мне.

Джулия беззаботно наслаждалась теплом его объятия, чувственной сладостью губ, стуком его сердца... как вдруг обволакивающий ее туман вмиг рассеялся при звуке мелодии каминных часов. Джулия замерла.

– О Боже! Встреча с поверенными!

Словно не замечая се волнения, Алек снова притянул жену к себе.

– Забудьте о них, дорогая. Они наверняка уже вынесли свое решение.

– Нет, мы еще можем успеть. – Джулия решительно высвободилась из его объятий. – Мы должны попытаться! Надеюсь, вы не забыли об огромной цене, которую назначили за дурацкий портрет Бентема? Мне бы очень не хотелось думать, что вы не способны оплачивать свои долги.

Алек усмехнулся и поцеловал се в кончик носа.

– Подумайте лучше, как хорошо этот портрет будет смотреться в столовой дома Бриджтонов.

– Кстати, зачем нам такой огромный дом?

– А где, по-вашему, будут жить наши дети? Миссис Уинстон постоянно твердит мне, что наш дом слишком мал.

К вящему удовлетворению Алека, Джулия так и не нашлась, что на это возразить, а вызванный его вопросом румянец не сходил с ее щек в течение всего времени, пока они возвращались в Лондон.

Рука в руке Алек и Джулия поднялись по ступенькам конторы «Пратт, Пратт и сын» и прошли в прихожую. Алек догадывался, что после такой бурной ночи они оба выглядят далеко не самым лучшим образом, и тем не менее он чувствовал себя просто великолепно, ощущая необыкновенный прилив сил.

Услышав за толстой дубовой дверью приглушенные голоса, он поцеловал Джулию в лоб.

– Подождите меня здесь, любовь моя. Думаю, я задержусь ненадолго.

Джулия упрямо вздернула подбородок.

– Позвольте мне пойти с вами.

Улыбнувшись, Алек взял се лицо в ладони. Ему доставляло неизъяснимое наслаждение прикасаться к ней, ощущать шелковистость се сливочно-белой кожи и мягкость блестящих локонов.

– Я знаю, что вы хотите пойти со мной, но это мое сражение, а не ваше.

Джулия молитвенно сложила руки; се глаза с заботой и тревогой смотрели на него.

– Желаю удачи!

Молча кивнув, Алек расправил шейный платок и вошел в комнату.

Казалось, прошла целая вечность, прежде чем дверь открылась и появился виконт: лицо его было бледным и напряженным.

К глазам Джулии подступили слезы. Все было ясно без слов: наследство для них потеряно навсегда. И все же она может попробовать ослабить его боль...

Джулия дотронулась до его рукава.

– Алек, мне так жаль. Если бы я только могла...

Виконт притянул жену к себе, и ее окутал слабый запах сандалового дерева. Джулия закрыла глаза и уткнулась лицом ему в грудь. Ей было так хорошо с ним, она чувствовала себя такой защищенной рядом с его силой, заботой и любовью!

– Джулия, родная моя!

Внезапно за ее спиной раздался чей-то голос, и Джулия обернулась: из дверей зала к ней направлялся лорд Кеннибрук. Взглянув на ее лицо, он остановился и пораженно воскликнул:

– Господи! Что с вами стряслось?

Несколько секунд Джулия удивленно смотрела на него, не в силах вымолвить ни слова.

– Но почему вы здесь, сэр?

– Какая разница? Что с вами произошло? Этот порез на щеке, порванное платье... – Кеннибрук бросил на Алека жесткий взгляд из-под густых бровей. – Черт побери, Хантерстон, вам бы следовало лучше заботиться о своей жене! – Он обернулся. – Бартон! Посмотрите, кто к нам пришел! Выглядит хуже некуда, но с ней, по-видимому, все хорошо.

Лорд Бартон вперевалку подошел к ним.

– Ну что же, это уже неплохо. Очень не хотелось затаскивать Хантерстона в это волчье логово, но ему нужен был хороший урок.

Все это время Джулия пыталась осмыслить происходящее.

– Почему вы здесь? – повторила она, и тут внезапно ее осенило: – Неужели вы пришли, чтобы заступиться за нас перед душеприказчиками?

– Перед душеприказчиками? – Кеннибрук важно выпятил щеки. – Лорд Бартон и ваш слуга состоим в комитете душеприказчиков, моя дорогая.

Джулия недоуменно повернулась к виконту:

– Вы же говорили, что они – сборище...

– Умных, добропорядочных джентльменов,– закончил за нее фразу Алек.

Кеннибрук фыркнул.

– Держу пари, что вы употребляли для нашей характеристики гораздо более крепкие выражения, молодой человек. Но я вас не виню, тем более что вряд ли услышу, какие именно.

Джулия, словно все еще не веря, покачала головой:

– Но как вы стали душеприказчиками?

Кеннибрук махнул рукой.

– Дело в том, что мы с Бартоном знали деда вашего мужа еще по Кембриджу.

78
{"b":"49","o":1}