ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Детский мир
И снова девственница!
Нашествие
Мальчик, который переплыл океан в кресле
Путешествие за счастьем. Почтовые открытки из Греции
Пленница пиратов
Темное дело
Вигнолийский замок
Зови меня Шинигами
A
A

Рассмеявшись, он затянулся снова. Теперь он кум королю. Эти матерые дельцы из «Пластикс инкорпорейтед» будут ходить перед ним на задних лапках, будут платить ему деньги, будут, черт бы их побрал, выполнять каждое его желание, добиться этого ему помогут маленький хозяин лавки и его товар.

А вообще-то, со всеми этими делами будет уйма хлопот. Он сел и задумался, и душу его снова заполнил мрак, как повторялось уже многие годы. Опять приступ хандры.

Чего можно добиться в этом мире? Чего ради он живет? Ох, и устал же он!

Иногда, вот как сегодня ночью и столькими другими ночами за все прошедшие долгие годы, мелькала мысль: а неплохо было бы, если бы люди с пистолетами догнали его и по самую макушку начинили параличом. Иногда, будь у него в руке пистолет, он бы и сам себе разнес череп.

Внезапный взрыв. Кроуэлл поднялся. Замер. Упал на колени.

Он совсем забыл о трубке у себя во рту — забыл о том, что у него во рту чепушинка. Способ, каким она ему об этом напомнила, привел, как это ни прискорбно, к фатальным последствиям.

Лазарь, Восстань!

Lazarus Come Forth 1944 год Переводчик: С. Цырульников

Смех у Логана был неприятный.

— В камере новый труп, Брэндон. Спустись, опознай.

Глаза Логана, алчные и наглые, зеленовато светились, выдавая низменность души…

Брэндон выругался вполголоса. Вполне хватало их двоих, чтобы до предела заполнить этот самый большой отсек корабля-морга. Кроме них здесь было множество ячеек-холодильников с замороженными телами, а из-под пола доносилось мерное гудение двигателей. И сам Логан напоминал небольшой механизм, говорящий без умолку.

— Оставь меня в покое. — Брэндон встал. Он был высокий и худой и походил на изъеденный ржавчиной метеорит. — Сидел бы ты тихо — вот и все.

Логан продолжал безмятежно сосать свою сигарету.

— Чего ты так испугался? Боишься, что это окажется твой сын?

Брэндон одним прыжком сбил Логана с ног, схватил за шиворот и припечатал к стене так, что тот задохнулся. Глаза его полезли из орбит. Он хотел что-то сказать, но смог издать только звук, похожий на хрипение свиньи, которой режут горло. Он судорожно хватал воздух своими короткими ручками.

Брэндон продолжал прижимать его, давя всем своим весом.

— Я ведь тебе уже говорил… Предоставь мне возможность самому решать, как искать тело моего бедного сына. Мне плевать на тебя и на твои слова!

Глаза Логана начали стекленеть. Брэндон шагнул назад, освобождая своего напарника. Логан, с открытым ртом, медленно сполз на металлический пол, ноздри его жадно вдыхали воздух. Брэндон спокойно разглядывал Логана, а тот начал мало-помалу наливаться яростью.

— Трус! — выдохнул он наконец. — Трус и паникер! Ты никогда не был на войне. Никогда ничего не сделал для Земли в ее борьбе против Марса.

— Заткнись! — процедил Брэндон.

— Почему это?! — Логан понемногу разгибался, одновременно пятясь в сторону носовой части. В тишине слышался шум насосов под стеллажами с ячейками. — Разве так уж плохо услышать правду? Твой сын может гордиться тобой, правда? — Он откашлялся и плюнул. — Ему было так стыдно за тебя, что он поспешил записаться добровольцем. И так храбро сражался, что свалился с корабля. — Логан тщательно облизал губы. — Тогда, чтобы успокоить свою совесть, ты поступил на корабль-морг, надеясь найти его тело и попытаться оживить. Я ведь знаю тебя. Ты не захотел сражаться в рядах славных бойцов космоса — смелости не хватило. Тебе надо было выбрать вот такую работу, на борту корабля-морга…

Впалые щеки Брэндона запали еще больше, глаза у него были закрыты, он побледнел.

— Кому-то надо собирать тела после боя, — сказал он тоном человека, который пытается в чем-то убедить самого себя. — Не могут же они вечно носиться в космосе. Они имеют право на погребение…

Презрение так и сочилось из Логана.

— Кого ты хочешь обмануть? — Теперь он стоял совершенно прямо. — Другое дело я. Вот у меня есть право командовать этим кораблем. Я принимал участие в той войне.

— Ты лжешь, — возразил Брэндон. — Ты мотался по астероидам на грузовом корабле, искал радий. Ты и сюда устроился, чтобы продолжать это, а заодно собирать трупы.

Логан тихо рассмеялся, но в смехе его не было радости.

— Ну и что? Во всяком случае, меня не упрекнешь в трусости. Я уничтожу любого, кто встанет у меня на пути. — Он задумался на несколько секунд. — Если только он не откупится…

Брэндон отвернулся. Он чувствовал себя плохо. Он заставил себя войти в камеру, где лежало тело еще одного космического мертвеца, которого только что засосало приемной воронкой.

Тело покоилось посреди ледяной камеры, где до него лежали тысячи других. Казалось, что человек погрузился в глубокий сон, расслабился и больше не хотел просыпаться…

Брэндон с облегчением вздохнул. Он убедился, что это не его сын. Каждый раз, когда поступало новое тело, он боялся, что это будет Ричард, и в то же время тайно желал этого. Ричард, с его веселым смехом и коротко подстриженными густыми черными волосами. Ричард, который уплывал в неведомое, в вечность…

Брэндон напрягся. Он опустился на колени и стал осматривать и прослушивать это молодое тело в странной униформе. Через несколько секунд сердце у Брэндона забилось сильнее, и, когда он поднялся, он походил на человека, которого только что изо всех сил ударили по лицу. Неверным шагом вернулся он в центральный зал.

— Логан! — позвал он. — Логан, иди сюда. Быстрее!

Логан неторопливо спустился к нему, и они вместе вернулись в камеру.

— Смотри-ка, — сказал Брэндон, вновь опускаясь на колени рядом с телом.

Логан посмотрел внимательнее и не поверил своим глазам.

— Где это, черт возьми, ты раздобыл его?

Лицо мертвеца, окаймленное черными, как вороново крыло, волосами, было белее снега. Глаза — как два сапфира в оправе изо льда. Тонкие пальцы лежали на бедрах. Но самое главное, на нем была униформа серебристого цвета, серый кожаный пояс, а над безмолвным теперь сердцем прикреплен бронзовый треугольник с номером 51.

— Триста лет прошло, — прошептал Логан. Номер 51 о многом говорил ему. — Триста лет…

— Да. И спустя столько времени он в прекрасном состоянии. Смотри, как он спокоен. У большинства трупов лица не очень-то приятны. Что-то случилось с ним триста лет назад, и с тех пор он блуждает в одиночестве. Мне кажется…

Брэндон умолк.

— В чем дело? — резко спросил Логан.

— Этот человек покончил жизнь самоубийством, — задумчиво произнес Брэндон.

— С чего ты взял?

— Нет никаких признаков разгерметизации, дезинтеграции или лучевых ожогов. Он просто выпрыгнул в открытый космос. Почему же ученый 51-го отдела должен был так поступить?

— Ну, войны в те времена были ерундовские, — сказал Логан. — Но я в первый раз вижу кого-то из тех времен. Это совершенно невероятно. Ведь его должны были уничтожить метеориты.

Странная дрожь прошла по телу Брэндона.

— Помнится, еще подростком я читал в какой-то книге об одном ученом и их пятьдесят первом отделе. Начиная с 2100 года, они проводили какие-то секретные опыты на Плутоне. Я хорошо помню описание их униформы и этого бронзового знака. Я не могу ошибиться. Ходили слухи, что они испытывали какое-то новое оружие.

— Легенда, — сказал Логан.

— Кто знает? Может быть, и так. А может быть, и нет. Но до того как это оружие было закончено, Земля пала под натиском Марса. Когда марсиане появились на Плутоне, ученые уничтожили себя и разрушили базу. По слухам, если бы марсиане прилетели хотя бы на месяц позже, оружие могло бы быть создано…

Брэндон умолк и снова взглянул на мертвого ученого; тот, казалось, мирно спал.

— И вот является он — один из них. Я спрашиваю себя, что же там могло произойти. Может быть, он пытался вернуться на Землю, но был вынужден выпрыгнуть в пустоту, чтобы не попасть в плен к марсианам. Логан, перед нами кусочек истории, выплывший из космоса. Вот он перед нами, холодный и окоченевший…

7
{"b":"4904","o":1}