ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Уникальный экземпляр: Истории о том о сём
Коловрат. Знамение
И снова девственница!
Продажная тварь
Маленькая книга BIG похудения
Орфей курит Мальборо
Наследница Вещего Олега
Счастливые дни в Шотландии
Одиноким предоставляется папа Карло
A
A

Когда же Сим, наконец, достиг скал своего детства, он увидел скопище совершенно чужих людей. Ни одного знакомого лица. Тут же он сообразил, как нелепо было ожидать другого. Один старик подозрительно рассматривал его.

– Кто ты? – крикнул он. – Ты пришел с чужих скал? Как твое имя?

– Я Сим, сын Сима!

– Сим! – пронзительно вскрикнула старая женщина, которая стояла на утесе вверху. Она заковыляла вниз по каменной дорожке. – Сим, Сим, неужели это ты?

Он смотрел на нее в полном замешательстве.

– Но я вас не знаю, – пробормотал он.

– Сим, ты меня не узнаешь? О Сим, это же я, Дак!

– Дак!

У него все сжалось в груди. Женщина упала в его объятия. Эта трясущаяся, полуслепая старуха – его сестра.

Вверху показалось еще одно лицо. Лицо старика, свирепое, угрюмое. Злобно рыча, он глядел на Сима.

– Гоните его отсюда! – закричал старик. – Он из вражеского стана. Он жил в чужих скалах! Он до сих пор молодой! Кто уходил туда, тому не место среди нас! Предатель!

Вниз по склону запрыгал тяжелый камень.

Сим отпрянул в сторону, увлекая сестру с собой.

Толпа взревела. Потрясая кулаками, все кинулись к Симу.

– Смерть ему, смерть! – бесновался незнакомый Симу старик.

– Стойте! – Сим выбросил вперед обе руки. – Я пришел с корабля!

– С корабля?

Толпа замедлила шаг. Прижавшись к Симу, Дак смотрела на его молодое лицо и поражалась, какое оно гладкое.

– Убейте его, убейте, убейте! – прокаркал старик и взялся за новый камень.

– Я продлю вашу жизнь на десять, двадцать, тридцать дней!

Они остановились. Раскрытые рты, неверящие глаза…

– Тридцать дней? – эхом отдавалось в толпе. – Как?

– Идемте со мной к кораблю. Внутри него человек может жить почти вечно!

Старик поднял над головой камень, но, сраженный апоплексическим ударом, хрипя скатился по склону вниз, к самым ногам Сима.

Сим нагнулся, пристально разглядывая морщинистое лицо, холодные мертвые глаза, вяло оскаленный рот, иссохшее недвижимое тело.

– Кайон!

– Да, – произнес за его спиной странный, скрипучий голос Дак. – Твой враг. Кайон.

В ту ночь двести человек вышли в путь к кораблю. Вода устремилась по новому руслу. Сто человек утонули, затерялись в студеной ночи. Остальные вместе с Симом дошли до корабля.

Лайт ждала их и распахнула металлический люк.

Шли недели. Поколение за поколением сменялись в скалах, пока ученые и механики трудились над кораблем, постигая разные механизмы и их действие.

И вот, наконец, двадцать пять человек встали по местам внутри корабля. Теперь – в далекий путь!

Сим взялся за рычаги управления.

Подошла Лайт, сонно протирая глаза, села на пол подле него и положила голову ему на колено.

– Мне снился сон, – заговорила она, глядя куда-то вдаль. – Мне снилось, будто я жила в пещере, в горах, на студеной и жаркой планете, где люди старились и умирали за восемь дней.

– Нелепый сон, – сказал Сим. – Люди не могли бы жить в таком кошмаре. Забудь про это. Сон твой кончился.

Он мягко нажал рычаги. Корабль поднялся и ушел в космос.

Сим был прав.

Кошмар, наконец, кончился.

И камни заговорили…

And the Rock Cried Out 1958 год Переводчик: Т. Шинкарь

Освежеванные туши внезапно возникли перед взором и пронеслись мимо в дрожащем раскаленном воздухе зеленых джунглей. Тошнотворный запах падали ворвался в открытое окно машины. Леонора Уэбб нажала кнопку, и стекло поднялось.

– Как ужасны эти мясные лавки на открытом воздухе, – сказала она.

Зловоние все еще держалось в воздухе, напоминая о войне и несчастьях.

– Ты заметил, сколько мух!

– Да, чтобы выбрать кусок мяса, надо прежде хорошенько похлопать по туше рукой, чтобы мухи разлетелись.

Машина круто свернула на повороте.

– Как ты думаешь, нас пропустят через Хуаталу?

– Не знаю.

– Осторожно!..

Но он слишком поздно заметил на шоссе какие-то блестящие предметы. С пронзительным свистом спустила передняя шина. Подпрыгнув, машина остановилась. Уэбб открыл дверцу и вышел. Джунгли дышали зноем и молчали; шоссе в этот полуденный час было пустынно. Он осмотрел переднее колесо, не переставая ощупывать револьвер в кобуре под мышкой.

Блеснув на солнце, опустилось боковое стекло.

– Шина сильно повреждена? – спросила Леонора.

– Бесповоротно.

Он поднял с шоссе блестящий предмет.

– Куски мачете и острия установлены навстречу. Наше счастье, что мы наехали только одним колесом.

– Но зачем это?

– Ты сама прекрасно знаешь зачем.

Он кивком указал на газету, лежавшую на сиденье.

"4 октября 1963 года.

Соединенные Штаты и Европа безмолвствуют. Радиостанции США и Европы молчат. Везде царит великое безмолвие. Война пришла к концу.

Предполагают, что большинство населения США погибло. Большая часть населения Европы, России, Сибири уничтожена. Веку белой расы пришел конец".

– Все произошло так неожиданно, – промолвил Уэбб. – Еще неделю назад мы мечтали, что проведем отпуск, путешествуя. А потом свершилось все это.

Они оторвали взгляд от газетного заголовка и посмотрели на молчавшие джунгли. Громада джунглей ответила дыханием зноя, шелестом трав и листвы, сверканием миллиардов изумрудных и бриллиантовых глаз.

– Будь осторожен, Джон!

Автоматический домкрат со свистом приподнял машину, и она как бы повисла в воздухе. Джон Уэбб торопливо ткнул ключом в правое колесо. Оно тут же соскочило, хлопнув, как пробка, выбитая из бутылки. Понадобилось всего несколько секунд, чтобы поставить на его место новое, а колесо с поврежденной шиной откатить назад и спрятать в багажнике. Проделывая все это, Джон Уэбб не снимал руки с револьвера.

– Пожалуйста, не стой на виду.

– Значит, началось. – Он чувствовал, как от зноя тлеют волосы на затылке. – У плохих вестей длинные ноги.

– Ради Бога, Джон, помолчи. Тебя могут услышать.

Он взглянул в сторону джунглей.

– Что ж, я знаю – вы там!

– Джон!..

Он крикнул молчавшим джунглям:

– Я вижу вас!

И торопливо, беспорядочно послал в них пули – одну, вторую, третью, четвертую, пятую… Джунгли, не шелохнувшись, проглотили их. С резким звуком, напоминающим звук рвущегося шелка, пули исчезли в многомильной бездне изумрудной листвы, гигантских стволов, влажных запахов и безмолвия. Почти сразу же замерло короткое эхо. За своей спиной Уэбб слышал мягкое пофыркивание автомобильного мотора. Он обошел машину. Сев в нее, он захлопнул дверцу и запер ее. Когда он перезарядил револьвер, они снова тронулись в путь.

Они ехали не останавливаясь.

– Ты что-нибудь видишь?

– Нет. А ты?

Она отрицательно тряхнула головой.

– Ты ведешь машину слишком быстро.

Он вовремя уменьшил скорость. На повороте, справа у обочины снова сверкнули обломки мачете. Он свернул и объехал их.

– Негодяи!

– Нет, они всего лишь люди, у которых никогда не было таких машин, как эта, и еще многого другого.

Что-то ударилось о приспущенное боковое стекло, и по нему потекла струйка бесцветной жидкости.

Леонора посмотрела на небо.

– Будет дождь?

– Нет, это какое-то насекомое.

Еще легкий стук по стеклу.

– Ты уверен, что это насекомое?

Щелк, щелк, щелк…

– Подними стекло! – крикнул он, прибавив скорость.

Что-то упало ей на колени. Он наклонился и посмотрел:

– Стекло, быстрее!

Она нажала кнопку, и стекло поднялось. Она тоже посмотрела на свои колени – в подоле юбки лежал, поблескивая, крошечный дротик, какими стреляют из духовых ружей.

– Не прикасайся к нему голыми руками, – сказал он. – Заверни в носовой платок – потом мы выбросим его.

Машина мчалась со скоростью шестьдесят миль в час.

– Это только здесь опасно, – сказал он. – Мы скоро выберемся отсюда.

32
{"b":"4907","o":1}