ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда они расстались, он уже нашел подходящие земли и инвесторов, и уже получил от архитектора модель прообраза такого комплекса, которая была выставлена под стеклянным колпаком в конференц-зале института на видном месте. Он утверждал, что архитектуру домов надо строго контролировать. Все строительство должно соответствовать древним законам здоровой жизни и гармонии, которые описаны индийскими лекарями.

– Теперь это приобрело довольно широкий размах, – сказала Аннали. – Но поначалу дела не клеились. Одно время даже встал вопрос о банкротстве.

– Но нашелся выход!

– Появился этот порошок, вот что.

– Порошок?

– Порошок, о котором говорили на вашей пресс-конференции. Насколько могу судить, он практически спас Питера от финансовой катастрофы. Она заразительно рассмеялась, – Послушайте, это здорово, если подумать. Этот порошок спас задницу Питера и поубавил мою. Какой товар!

– Не понимаю.

– Система похудания с помощью лекарственных трав по методу «ксанаду», – пояснила она. – Вы не могли не слышать об этом.

– Сегодня услышала в первый раз. Я пришла в большое замешательство, когда на пресс-конференции затеяли об этом разговор и все присутствовавшие, казалось, знали, о чем идет речь, кроме меня.

– Потому что об этом снадобье знает большинство населения страны. Ведь Питер так часто выступает по телевидению, рекламируя его, что просто удивительно, как он до сих пор не получил премию «Эмми». Вы не смотрите ТВ?

– Нет времени.

Аннали загасила выкуренную сигарету и через несколько секунд прикурила новую.

– Ну что же, пояснила она. – Он называет эти свои выступления инфорекламой. Они готовятся как настоящие телепрограммы, продолжительностью в полчаса, с приглашением знаменитостей и включением видеоклипов и всего остального – но по сути это реклама. Их показывают преимущественно в неудобное время – поздно вечером или утром по воскресеньям, и тем не менее они приносят баксы? На стене кабинета Питера висят схемы, на которых показывается постоянный рост объема продажи. С тех пор как он приступил к этой пропагандистской кампании четыре месяца назад, он добился феноменального успеха. И совершенно неожиданно из поселений «Ксанаду» прогнали огромного злого волка.

– Этот порошок действительно эффективен? – спросила Сара. Мне было бы интересно узнать, какие там используются травы.

– Да, черт возьми, эффективен, – ответила Аннали. – Впрочем, эту смесь изобрел не Питер, а индийский доктор Синг. Это сделал он, доктор из Индии, у которого нет степени Д.М. Полагаю, что вы примерно знаете, о чем идет речь.

– Индийское врачевание существует века и зародилось намного раньше Гиппократа или Галена. Имеются веские основания верить в него.

– Так вот, доктор Синг привез этот порошок Питеру несколько лет назад и предложил ему какой-то вариант партнерства, как мне кажется. Деталей я не знаю, но думаю, что Питер выполняет роль представителя по связям с прессой. Доктор Синг очень умный человек, но не очень-то энергичен. К тому же не отличается фотогеничностью. Вы слышали о нем?

– Нет, не слышала.

– Я тоже о нем мало знаю. Как бы там ни было, но я перепробовала сотню или две различных видов диеты, и все безуспешно. Тогда Питер спросил меня, не хочу ли я рискнуть и стать подопытной свинкой, испытать этот порошок на себе перед тем, как он вложит в него средства. И вот вам результат. – Она поднялась и повернулась перед Сарой.

– Браво. А вам не трудно было сидеть на этой диете?

– Какой диете? Что вы! Те из нас, кто придерживается системы похудания с использованием лечебных трав по методу «ксанаду» знают, что не нужна никакая диета, только умеренность и отказ от некоторых видов пищи.

– Давайте поговорим об умеренности, – весело предложила Сара, приходя во все больший восторг с каждой минутой от когда-то угрюмой девушки.

– Вот что самое привлекательное в этом лечении, – продолжала объяснять Аннали. – Вначале, когда я стала принимать этот порошок, я стала меньше есть и похудела. А через месяц или два, просто потому что я такая хрюшка, опять начала наворачивать все подряд. И все равно продолжала худеть. Вот на это Питер, собственно, и купился. Ну, разве не замечательно?

Сара поднялась и любовно обняла ее.

– Истинно так, – согласилась она, взяла Аннали за плечи и немного отодвинула от себя, чтобы лучше видеть ее лицо. – Аннали, я всегда считала вас человеком с огромным потенциалом, независимо от того, были у вас проблемы или нет. Все же, и хочу, чтобы вы об этом знали, я вас недооценивала. Вы действительно превратились в очаровательную женщину и интересную личность.

– Ой, что вы, спасибо. Вы сами – необыкновенная женщина. Но вы пропустили одно определение в столь лестной для меня характеристике.

– Постойте... очаровательная... интересная.

– И беременная. – Аннали засекла тень, пробежавшую по лицу Сары. – И счастливая, – быстро добавила она. – Очень счастливая. Этот ребенок родится, даже если небо упадет на землю, и если мне удастся настоять на своем, то вы примете эти роды.

– Ах, это замечательно. Спасибо, что вы подумали обо мне. Я попрошу заведующего отделением подстраховать меня. Аннали, я действительно по-настоящему восхищена вами. Вы уверены, что находитесь в положении?

– Проверяли специалисты планирования семьи. Господи, эти люди самые лучшие эксперты на свете. Они догадывались уже четыре-пять месяцев назад, но не делали окончательных выводов без дополнительных тестов. Мои периоды были всегда нерегулярны. Поэтому я долго сомневалась.

– Ну что ж, поздравляю. Я осмотрю вас, Аннали, и, может быть, направлю на ультразвук. Все будет замечательно.

– Уверена в этом. Я как раз не знала, на что решиться, куда пойти и к кому обратиться, когда прочитала о вас в газетах. Потом услышала по ТВ, что будет пресс-конференция, и сказала своему парню: «Тейлор, первой этого ребенка коснется Сара Болдуин».

– Тейлор, вот как. Имя мне нравится. Расскажите о нем немного. Как он выглядит? Чем занимается?

– Значит, так... У него лицо, как у Дензела Вашингтона, зад, как у Уэсли Снайпса, и ходит он, как Майкл Джордан.

– Настоящий лорд.

– И к тому же музыкант... чертовски хорошо играет и поет. Бас-гитара и даже духовые инструменты.

– Рок-н-ролл?

– Да что вы. Джаз. Некоторое время я пела в его группе. Так мы и познакомились. Видите ли, порошок доктора Синга рикошетом ударил по Питеру... и, сдается, по мне тоже. Я училась в колледже Массачусетского университета, дела шли неплохо, уже специализировалась по психологии, но меня это совсем не радовало, я была жутко необщительной. Затем, совсем неожиданно, из меня вылупилась женщина, и я как с цепи сорвалась, если так можно выразиться.

– Это вполне можно понять.

– Я оказалась на западе страны, пела то в одной группе, то в другой, пыталась сниматься в кино. Мне кое-что перепадало от некоторых постановщиков, но чаще всего это были просто царапины на мочках моих ушей и на грудях. В общем, пошла вразнос. Но вот я встретила Тейлора. Фамилия его – Вест. И сразу же взялась за себя, начала исправляться. Он много колесил и не сказала бы, что купался в деньгах. Поэтому несколько месяцев назад и приняла предложение Питера вернуться домой, чтобы помочь ему с проектом «Ксанаду».

– А как он относится к перспективе стать дедушкой?

– Он... гм... он не знает об этом. Он только что познакомился с Тейлором. И все еще думает, что в январе я возобновлю занятия.

Сара ненадолго задумалась, услышав такую новость.

– Я все же надеюсь, что вы когда-нибудь получите ученую степень, – молвила она после паузы. – А сейчас, мне кажется, вы должны все рассказать Питеру. Дайте ему возможность погрузиться в сомнения.

– Я подумаю об этом.

– Если иметь в виду чистую биологию, Аннали, то довольно скоро он начнет размышлять, почему его чудодейственный порошок «Ксанаду» в известных случаях не препятствует росту живота.

– Это уж точно.

– К тому же нелишне, с этой точки зрения, рассказать также Питеру о встрече со мной. Семь лет достаточно большой срок, чтобы зарубцевались все раны... даже у него. Кроме того, так же, как и с вашим животом, рано или поздно все станет известным.

22
{"b":"491","o":1}