ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Что ставит под вопрос всю эту затею с нашей сегодняшней встречей, – добавил Пэрис. – А адвокат сильно опаздывает.

– Опаздывает на назначенное им же совещание, – причмокнул Арнольд Хайден. – Странно. Очень стран...

Как будто по подсказке, в дверях зала заседаний показался Мэт Даниелс, который, не входя, отряхнул свой зонтик, снял плащ и боком вошел в зал. Как только он повернулся, Сара с удовольствием отметила, что ее представление о нем очень отличалось от действительности. Он был высок и хорошо сложен, с обветренным суровым лицом. И промок насквозь.

– Даниелс. Мэт Даниелс, – произнес он, отирая мокрым платком лоб и черные волосы. – Простите за опоздание. Спустило колесо. Сегодня я столько натворил глупостей, вы себе просто не представляете.

У него было характерное для южан протяжное произношение, и он казался достаточно бесхитростным и почти так же не на своем месте здесь, как и она сама. Адвокат собрался поздороваться за руку с мужчинами, которые были ближе к нему, первым оказался Рэндал. Снайдер. Но когда увидел, что заведующий родильным отделением смотрит на него сухо, сделал шаг назад и просто поклонился.

– Непривычно, – подумала с удовольствием Сара. – Очень странно.

Даниелс обошел стол, направляясь к незанятому стулу, положил свой атташе-кейс на стол и насухо вытер его рукавом своего спортивного пиджака. Если он и заметил выражение насмешки и удивления на лицах остальных пяти мужчин, то никак не показал это.

– Мистер Даниелс, – она протянула ему руку, которая утонула в его ладони, – я – Сара Болдуин.

– Мэт, – отозвался он. – Просто Мэт.

Она представила ему остальных пятерых, но не назвала имени Арнольда Хайдена.

– Ну что же, еще раз прошу извинить меня и благодарю вас всех за то, что вы пришли сюда в такой вечер, – начал Даниелс после того, как Хайден с некоторым раздражением восполнил пробел Сары. – Нашим противником в этом деле является юрист по имени Джереми Мэллон. Я решил организовать это совещание после того, как поговорил с ним сегодня с утра. Как вы увидите ниже, он настроен по-боевому.

Никакой характеристики этого противника. Сара заметила, что сотрудники МЦБ обмениваются взглядами, ей нетрудно было прочитать их мысли. По словам Гленна Пэриса, Мэллон стал легендарной личностью в кругу нечистоплотных дельцов.

– Мистер Даниелс, известно ли вам, что за человек этот Джереми Мэллон? – спросил Арнольд Хайден.

«Ох ты, – подумала Сара. – Начинается».

– Нет, сэр. Практически не знаю.

– Так вот, мистер Даниелс, – продолжал Хайден, откашлявшись. – Я... э... думаю, что перед тем как начать нашу беседу, неплохо было бы немного узнать о вашем опыте работы в области преступной небрежности среди медиков. На больницу пока что в суд не подавали, но имеются все основания полагать, что на нас подадут иск, если Сара будет проигрывать... и не только от имени Грейсон, но также и от имени семей и других женщин; Более того, нам угрожает трепка в прессе. Поэтому, надеюсь, вы не сочтете мой вопрос дерзким.

– Отнюдь нет, мистер Хайден, – ровным голосом ответил Даниелс. – Похоже, вам не нравятся самонадеянные люди. Посмотрим, что можно ответить на ваш вопрос. Я защищал только одного доктора, обвинявшегося в преступной небрежности при лечении. Собственно, он был дантист. Одна женщина утверждала, что ее головные боли вызывались тем, что он вытащил лишний коренной зуб и испортил ей прикус. Как бы там ни было, мы приняли участие в судебном процессе, и я выиграл это дело.

– Это очень обнадеживает, – произнес не очень любезно Хайден. – Как вы думаете, почему ОВМЗ именно вам поручило это дело?

– Честно сказать, я сам об этом гадаю, хотя остался очень доволен их выбором. Я уже пару лет находился в их списке запасных адвокатов и вот первый раз за это время получаю дело.

– О, великолепно, просто замечательно! – воскликнул Пэрис. – Мистер Даниелс, не хочу показаться грубым, но вы должны понимать, что здесь на карту поставлено очень многое. Ваш противник, как вы называете Джереми Мэллона, задался целью поставить эту больницу на колени. И он чертовски ловко обделывает делишки, которые, главным образом, сводятся к тому, чтобы подавать судебные иски на докторов. Не думаете ли вы, что нам следует позвонить в ОВМЗ и попросить их направить на это дело какую-нибудь другую фирму?

Сара изучающе смотрела на Даниелса, когда он обдумывал этот вопрос. Если его душевное равновесие и было нарушено этой двойной атакой со стороны. Хайдена и теперь Пэриса, то на лице ничего не отразилось, только в небесно-голубых глазах горела искорка – искорка вызова, – которую, Сара была уверена в этом, только она одна оценила.

– Ну что же, – наконец выговорил он, – мне бы этого очень не хотелось по целому ряду причин. Но поскольку вы подняли этот вопрос, думаю, его следует обсудить.

– Хорошо, – произнес Пэрис.

– Однако, – продолжал Мэт. – Хотел бы коснуться пары моментов. Во-первых, моим клиентом является доктор Болдуин, которая присутствует здесь. Буду ли я вести это дело или нет, фактически зависит от нее. Во-вторых, после разговора с ней на днях я кое-что почитал и кое с кем поговорил. Мэллон там или не Мэллон, но я думаю, что смогу умело представлять ее интересы.

– Как вы можете утверждать это, почти не имея опыта в этой области? – требовательно спросил Хайден.

– Потому что закон есть закон, мистер Хайден. И я все еще достаточно наивен, чтобы приравнивать правовой процесс к поиску истины. А докапываться до истины – это то, что мне всегда нравилось.

Гленн Пэрис обратился к Саре.

– Сара, мы считаем, что ваше дело должен вести защитник более умудренный и опытный в нашей специфике, чем присутствующий здесь мистер Даниелс. Но он прав. Вы его клиентка. Вам и решать.

Сара посмотрела на Даниелса, который ответил ей холодным взглядом. «Пригоните сюда святую Анну, мистер Травис. Я не собираюсь никуда уезжать».

– Что же, мистер Пэрис, – ответила она, – если мое рабочее место не зависит от моего выбора, то, как мне кажется, я могу считать себя в надежных руках. Если мистер Даниелс так же держит себя в суде, как и в беседе с нами. Мистер Даниелс... Мэт, уверена, что, если вам понадобится помощь мистера Хайдена или другого юриста из МЦБ, вы обратитесь к ним, правда?

– В любое время.

– В таком случае, мистер Пэрис, – заключила она, – меня вполне устраивает этот адвокат.

– Бог ты мой, – неожиданно воскликнул Ели Бленкеншип. – Мне кажется, я догадался, кто такой мистер Даниелс. – Посмотрим, прав ли я, Мэт. «Наконец, девятая подача, ни одного промаха, стартовая площадка переполнена, разгромный счет в Торонто три – ноль...»

– Да, да, – несколько нетерпеливо подтвердил Мэт. – Это обо мне. Спасибо, что запомнили. Но теперь это – дела давно минувших дней.

– Запомнили что? – спросила Сара.

– Девять подач, девять попаданий, три аута, игра закончена. – Продолжал Бленкеншип. – Потрясающая игра. Мне показалось что-то знакомое, когда я впервые услышал вашу фамилию.

– Думаю, что имя Мэт сбило вас с толку, – сказал Даниелс более любезно. – Мало кто помнит, что у меня было также и имя.

– Эй, не просветят ли меня, о чем речь? Я ведь подзащитная.

– Боюсь, что я тоже ничего не понимаю, – вставил Пэрис.

– Даниелс – Черная Кошка, – пояснил Бленкеншип. – Был десять лет запасным на подачах в команде «Ред Сокс».

– Фактически двенадцать, – поправил Даниелс. – А теперь, если вы не возражаете, давайте вернемся к делу...

– Почему Черная Кошка? – спросил Пэрис.

Даниелс вздохнул.

– Доктор Болдуин... Сара... мне действительно жаль, что мы отвлекаемся, – продолжал Даниелс. – Вся эта история для вас – не простая царапина. А мы то ставим под вопрос мою квалификацию как юриста, то теперь перекинулись на бейсбол, делу это явно не поможет.

– Да все в порядке, – заверила его Сара. – К тому же мне бы тоже хотелось знать.

– О'кей, мистер Пэрис, кличку мне дали потому, что я был суеверным, когда играл в команде.

34
{"b":"491","o":1}