ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Необходимый грех. У любви и успеха – своя цена
Октябрь
Сестры из Версаля. Любовницы короля
Дори и чёрный барашек
Ложь без спасения
Каждому своё
Мисс Страна. Чудовище и красавица
Волшебные стрелы Робин Гуда
Корабль приговоренных
A
A

– Начиная игру, всегда становился на первую базовую площадку, – добавил Бленкеншип. – Никогда не присаживался за пределами игрового поля, никогда не подавал без красной повязки на Поясе.

– Голубой, – поправил Мэт. – Вы знаете эту игру, бейсбол.

– Да, конечно, повязка была голубой. Вы не изменились? Вы также суеверны?

– Я... гм... пожалуй, по-прежнему приверженец ритуалов и всяческих удачных примет, если вы это имеете в виду. Но поверьте мне, доктор Бленкеншип, это не мешает моей работе. Когда я нахожусь в суде, то повязка всегда скрыта под пиджаком. А теперь, мне думается, нам бы надо вернуться к делу. Как красноречиво заметил мистер Пэрис, слишком много поставлено на карту. И к сожалению, похоже, что наш уважаемый противник уже несколько обскакал нас.

– Что вы имеете в виду? – спросил Пэрис.

Даниелс вынул какие-то бумаги из своего атташе-кейса.

– Сара, человек, который снабжает вас травами и корнями, его зовут мистер Квонг?

– Совершенно правильно, Квонг Тян-Вен.

– Так вот, сегодня после обеда мистер Мэллон получил разрешение на закрытие магазина мистера Квонга в целях его проверки. Завтра в восемь утра Он явится туда с химиком, сотрудником из управления шерифа и одному Господу известно, с кем еще. Он намерен взять образцы в том магазине и проверить эти образцы в соответствии с процедурой.

– Не могли бы вы что-то предпринять? – спросил Пэрис.

– На этот вопрос я попросил бы ответить мистера Хайдена, сэр.

– Не на этой стадии, Гленн, – ответил Хайден. – Дело идет о том, кто кого облапошит. Доктор Болдуин, не догадываетесь ли вы, как Мэллону удалось так быстро найти фамилию этого человека.

– Кое о чем я догадываюсь, – ответила она.

– И что же? – спросил Пэрис.

– Я бы хотела проверить, прежде чем называть имена. К тому же испытываю внутреннее доверие к мистеру Квонгу. Он один из лучших специалистов в своей области. Чем быстрее Мэллон займется этим, тем скорее обнаружит, что затеял пустое дело.

– Думаю, что там должен быть кто-то и из больницы, – высказал соображение Даниелс. – Завтра утром мы встретимся вот по этому адресу. – Он пододвинул бумагу из суда к Хайдену.

– Я не смогу, – сказал адвокат. – Буду занят в суде.

– Ели, а вы? – спросил Пэрис. – Из вас бы получился отличный представитель.

– Согласен.

– Прекрасно. Вы заслужили еще одну порцию сладкого, Ели. Мы надеемся, что Сара права, Даниелс. Но понимаете ли вы, что мы хотим сказать о Мэллоне? Он вел десятки, может быть, сотни нечистоплотных дел. У него много сотрудников, и он перероет все на свете.

– Он не похож на человека, которого можно подцепить крючком и подтянуть леской к себе, – признал Даниелс. – В этом ему нужно отдать должное.

– Может быть, – предложил Хайден, – вы подключите к этому делу своих партнеров? Есть ли у мистера Ханнигана или мистера Гольдштейна какой-нибудь опыт в этой области?

«Проклятие, – подумала Сара, – когда они от него отвяжутся?».

– Кстати, – заметил Даниелс, – рад, что вы это затронули.

– Значит, у них есть некоторый опыт ведения дел, связанных с преступной небрежностью медиков, – произнес Хайден. – Великолепно. Сотрудничество – основа в этом деле.

– Знаете, сэр, вы не совсем правильно поняли. Видите ли, Билли Ханнигану никогда не нравилась работа адвоката, но жена не разрешала ему бросить ее. Поэтому в прошлом году, когда она убежала с другим адвокатом, он просто снялся с места. Последнее, что я слышал о нем, он работает посыльным на радиостанции в Лейк-Плэсид.

– А Гольдштейн?

Даниелс потер свой подбородок и вздохнул.

– Ну, – сказал он, – Гольдштейн – это вообще выдумка Билли. Он придумал это еще до того, как я присоединился к нему. Он занимался юриспруденцией в одиночку, но назвал свою фирму «Ханниган и Гольдштейн». Билли вроде бы хотел привлечь клиентов-евреев. Я заказал новые бланки, на которых напечатана только моя фамилия, но у меня все не дойдут руки до того, чтобы внести исправления в желтый справочник.

– Очень странно, – проворчал Хайден. – Прямо скажем, необычно.

– Сара, – обратился Пэрис, – думаю, этот обман несколько повлияет на ваше решение!

– Мистер Пэрис, мне думается, что обман – слишком сильно сказано, – возразила она. – Совершенно явно, не было попытки скрыть правду. Думаю, что мистер Даниелс вполне нас устраивает, даже и без мистера Гольдштейна.

– Очень признателен, – поблагодарил Мэт Даниелс. – А теперь мы все в одном углу. Думаю, нам надо выработать общую позицию. Завтра в восемь утра начинается первый раунд. Поэтому давайте сосредоточимся на нем.

– Очень необычно, – донеслось до Сары чье-то замечание.

Глава 18

Если не считать ночного дежурного, то Роза Суарес находилась одна в регистратуре больницы. Время приближалось к половине одиннадцатого, и она ничего не ела с полудня. Спина и шея ныли, потому что она долго сидела за столом, согнувшись. Но в какой-то степени этот дискомфорт был приятен. Прошло уже два года с тех пор, как она проводила долгие часы над такого рода расследованием.

Начальную стадию она завершит сегодня, и Альберто, и начальник управления с ее работы с нетерпением ждали ее возвращения в Атланту. Ни тому, ни другому не понравится, что она им сообщит. Объяснение загадочных случаев ВСК она еще не нашла. Однако кое-что прояснилось. Чисто со статистической точки зрения три случая практически исключали возможность просто совпадения. И почти наверняка эти случаи могут повториться, если не будут выявлены и устранены причины произошедших трагедий. Пока что она выявила немало общих демографических и физических черт у трех заболевших женщин. У всех троих группа крови относилась к положительной А и жили они, главным образом, в радиусе шести миль от больницы. Все значились пациентками Медицинского центра Бостона по меньшей мере четыре года, и у каждой это была не первая беременность. Более расплывчатые аналогии заключались в том, что все родились в апреле, хотя и в разные годы. Все были первенцами, ни одной левши. Никто в своем обучении не пошел дальше средней школы. И забавное совпадение – все трое были кареглазы.

Самым трудоемким объектом ее расследования были дополнительные предродовые лекарства, которые Сара Болдуин давала каждой женщине. Ботаник в Смитсоновском университете и знакомый преподаватель из университета в Эмори прислали предварительные данные о составе девяти ингредиентов. Но требовалась более детальная биохимическая информация. Инстинкт подсказывал Розе, что, хотя компоненты смеси могут служить своего рода сопутствующими факторами при летальной биологической реакции, они, сами по себе безвредны. Но в своей работе она полагалась на цифры, а не на инстинкты.

– Простите, Рамона, – позвала она ночную дежурную, которая сидела по другую сторону шкафов с историями болезни. – Хочу еще раз удостовериться, что больше нет больничных карточек, относящихся к группе, которой мы заняты.

– У вас все карточки на женщин, которые здесь рожали и которым делали переливания крови во время родов за семилетний период. Миссис Суарес, известно ли вам, что, с тех пор как вы приехали в МЦБ, вы потратили здесь больше времени, чем весь медицинский персонал, вместе взятый.

– Держу пари, что это так и есть. Что же, сегодня я провожу здесь последний вечер своего нынешнего приезда. Завтра я возвращаюсь....

Роза замолчала, не закончив предложения, и посмотрела на страницы открытой истории болезни, которая лежала перед ней. Это была карта Алетеи Вортингтон, второй пациентки, пораженной ВСК. Она досконально проштудировала здесь записи, так же, как и больничные карты Констанции Идальго и Лизы Саммер. Но в данный момент ей бросилось в глаза не то, что было написано на странице, а то, что находилось между этой страницей и предыдущей. Она приподняла книжечку и стала рассматривать ее с разных сторон.

– Миссис Суарес, что-нибудь случилось? – окликнула ее дежурная.

– О, ничего. Все в порядке, дорогая Рамона. Нет ли у вас перочинного ножичка или железной пластинки скоросшивателя?

35
{"b":"491","o":1}