ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сара наблюдала, как Мэт шел через зал к лифту. Любые опасения, которые у нее были связаны с посещением на следующее утро магазина Квонга Тян-Вена, таяли перед приятным чувством, что ровно через девять с половиной часов она опять увидит этого человека.

– У вас все уже закончилось?

Сутулая уборщица терпеливо вытирала пыль и пылесосила почти целый час коридор, дожидаясь, пока освободится зал заседаний.

– Да, конечно; Извините, – спохватилась Сара.

– Не беспокойтесь, нет проблем. Очень приятный мужчина, этот вот. Очень симпатичный. – Глаза пожилой женщины сверкнули.

– Знаете, – сказала ей Сара. – Я и сама подумала то же самое. Но почувствовала, что вы скажете об этом первой.

– Нет, дочка, я не просто смотрела на него, – с упреком проговорила женщина, – я больше наблюдала за вами.

* * *

С наслаждением вдыхая сладковатый, освеженный летний воздух, Сара вышла из лечебного корпуса со стороны больничного двора и направилась к тому месту, где цепью был прикреплен ее велосипед. Больничный городок довольно хорошо освещался и патрулировался. И хотя время от времени поступали сообщения, что вечерами пристают к женщинам и была даже одна попытка ограбления, но Сара не находила широкую тенистую аллею опасной.

Сара прицепила свой велосипед «фуджи» к низкому ограждению из стальной трубы возле бокового входа в хирургический корпус. Место было удобное, она им часто пользовалась без всяких проблем. Теперь же, заворачивая за угол, ее поразила темнота. Свет над входом не горел, хотя она не могла припомнить, чтобы такое случалось раньше. Она пыталась что-то разглядеть во тьме и сделала пробный шаг вперед... потом другой. Слева от нее к стене плотно прижался какой-то мужчина.

Сара замерла, почувствовав его присутствие. Она прищурилась и поморгала, но ее зрение еще недостаточно освоилось, чтобы видеть в темноте. Ночь стояла тихая. Она напрягла слух, ловя звуки дыхания или малейшего движения. Кто-то там действительно стоял... Близко. Она переступила на правую ногу, готовясь оттолкнуться и дать тягу.

– Я знаю, что вы стоите здесь. Что вам нужно? – неожиданно она услышала свой вопрошающий голос.

Прошли пять секунд... десять.

– П-п-п-ожалуйста, н-не уб-б-бегайте, – произнес мужчина шепотом, сильно заикаясь.

Машинально Сара отпрянула, хотя и прислушалась к голосу. Мужчина, теперь обретший форму силуэта, вышел из скрывавшей его темноты. Он был не выше ее, очень хрупкого телосложения. Сара могла различить лишь узкий контур его лица.

– Д-д-октор Б-б-олдуин. Я с-с-лежу за в-вами м-м-ного д-д-ней. Д-должен п-поговорить...

– Сара, это вы?

Сара резко повернулась. В десяти шагах стояла Роза Суарес. При звуке постороннего голоса мужчина пустился бежать. Пригнув голову, он промчался мимо Розы. Она отпрянула, потеряв равновесие, чуть не упала.

– Пожалуйста, остановитесь! – крикнула Сара.

Но мужчина уже несся по лужайке двора, на всех парах устремившись к главным воротам. Со все еще колотящимся сердцем Сара поспешила к Розе.

– С вами все в порядке?

– Думаю, нормально, – ответила Роза, тяжело дыша и всматриваясь в безлюдный двор, куда убежал мужчина. Она провела рукой по груди. – Кто это такой?

– Не знаю. Он обратился ко мне по фамилии и сказал, что должен со мной поговорить. Потом, когда вы меня окликнули, он убежал.

– Очень странно.

– Он страшно заикается... сильнее, чем кто-либо, кого я знала. И он сказал, что следил за мной. Знаете, теперь мне кажется, что я его видела... Он ездит на синей иностранной машине... возможно, на «хонде». Господи, какие чудеса. Мне просто не верится, что я там стояла и не убежала. Теперь вся дрожу.

Роза взяла руки Сары в свои. Почти мгновенно дрожь стала ослабевать. Сара отперла ключом цепь, прикреплявшую велосипед, и покатила его по направлению к главным воротам, куда они с Розой направились вместе.

– Извините, что не могла поддержать вас на этом совещании, – заметила Роза. – Как оно прошло?

– Думаю, довольно хорошо. Адвокат Лизы получил распоряжение суда проверить завтра утром моего специалиста по травам и взять образцы.

– Вас беспокоит это?

– Честно говоря, я отношусь к этому с облегчением. Чем быстрее проверят образцы, тем скорее адвокат убедится, что я ни в чем не виновата.

Роза остановилась и посмотрела на нее. Сара не сомневалась, что у нее что-то на уме. Что-то, о чем она хотела поговорить.

– Сара, не... не проводите ли вы меня до дома, – наконец попросила она. – До моего пансионата всего несколько кварталов. Хочу объяснить вам, почему я предпочла не излагать свои выводы и соображения на вашем совещании.

– Это совсем не обязательно.

– Меня беспокоит то, что за вами следят. Думаю, то, что я обнаружила, может иметь большое значение... особенно если только что случившееся имеет какое-то отношение к этому делу.

– Продолжайте.

– Хочу начать с того, что у себя на родине, на Кубе, я работала врачом...

Сара с огромным вниманием слушала сжатый, красноречивый рассказ Розы Суарес о своей жизни. Политическая эмигрантка с Кубы, она прошла через различные лагеря для беженцев, почти не зная английского языка, мучительно осознав, что никогда не сможет документально подтвердить свое медицинское образование и специальность в США. Сменив ряд мест, преимущественно не требовавших никакой квалификации, ей удалось поступить техническим работником в ЦББ. Ее муж, поэт и просветитель на родине, устроился на работу переплетчиком и оставался там вплоть до ухода на пенсию.

Сообразительность и медицинские познания позволили Розе всего на несколько лет переместиться в область эпидемиологии. Саре приходилось слышать о некоторых ее успехах... о ее важной роли в обнаружении вспышки эпидемии среди легионеров в Филадельфии, она выявила, что рост смертельных случаев в одном из районов Техаса вызывался радиоактивными стоками. А потом наступил пик многообещающей карьеры – Розу направляют расследовать сообщения о появлении, необычной инфекции, которая стала разрастаться в различных местах Сан-Франциско. Неизвестный микроб уже отправил на тот свет многих пациентов с ослабленным иммунитетом или другими медицинскими осложнениями.

Более чем за год она собрала массу данных, провела сотни бесед и опытов по выращиванию бактерий, и все эти данные прямо показывали на виновников – армию США. Она утверждала, что армия использовала, по ее мнению, биологически активные маркирующие бактерии для проверки современных теорий бактериологической войны в атмосфере на примере туннелей БАРТ – скоростной системы транзита через залив, ССТЗ. Из-за щекотливого характера этих обвинений Роза не раскрывала свои выводы до тех пор, рока все не было абсолютно доказано. Но все же какая-то информация просочилась.

По решению конгресса создали авторитетную комиссию из наиболее известных эпидемиологов и специалистов по инфекционным заболеваниям, чтобы проверить ее выводы. Но вместо этого комиссия выявляет мелкие погрешности в сборе данных, отмечает некачественность разработанных самой Розой программ для компьютеров, неточность подсчетов вероятностей, что позволило выводы Розы приравнять к гипотезе, не более. Сотрудники лаборатории заявили, что они вообще не получали образцы, которые, как она божилась, посылала им. И наконец, что было самым постыдным, один из экспертов комиссии легко обнаружил источник появления бактерий – свалку у черты города. Директора предприятий, ответственные за опасные сбросы, с готовностью признали свою ошибку. Их оштрафовали, но вскоре после этого, как узнала Роза, им предложили военный контракт на порядочную сумму.

– И вот, – закончила она свой рассказ, – свалку убрали, и, конечно, уровень инфекции стал снижаться. Меня отстранили от дел. А на это расследование я попала только потому, что под рукой не оказалось никого другого.

– Это был саботаж по отношению к вашей работе. Трудно в это поверить, – сказала Сара. – Впрочем, хочу поправиться. В душе я верю, что так оно и было.

37
{"b":"491","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Мозг подростка. Спасительные рекомендации нейробиолога для родителей тинейджеров
Другой Ледяной Король, или Игры не по правилам (сборник)
Всё о Манюне (сборник)
Лес тысячи фонариков
Любовь. Секреты разморозки
Чужое тело
ЖЖизнь без трусов. Мастерство соблазнения. Жесть как она есть
Подсказчик