A
A
1
2
3
...
39
40
41
...
98

Следующий ингредиент, шишковатый корень, подвергся такой же процедуре, как и третий компонент, который Сара назвала лунным драконом.

– В общем-то это верхний слой коры дерева медарах, – объяснила Сара. – Такие деревья распространены на Яве, но встречаются также в Южном Китае. Прекрасное средство от кишечных и желудочных расстройств. Очень хорошее средство против утренней тошноты.

Объясняя это, Сара заметила, что шериф Муни напряженно всматривается в один из стеклянных сосудов с правой стороны стойки. Сосуд помещался на самой верхней полке, за рядом других более крупных горшков. Сара напрягла зрение, чтобы разобрать, во что всматривается представитель закона, и собиралась сказать об этом Мэту, как Квонг отчаянно замахал руками и закричал.

– Нет, нет, нет! – повторял он, на его лице проявилась смесь гнева и удивления. – Нет, нет, нет!

Он впал чуть ли не в истерику, ругаясь на свою внучку, жестом показывая на двухгалонный сосуд, в котором находились образцы, которые он только что отмерил, – четвертый компонент списка. Никогда прежде Саре не приходилось слышать, чтобы он так возвышал свой голос. Но ей был знаком страх в его глазах. Так смотрела ее мать, когда у нее начала сильно прогрессировать болезнь. Что-то было не так, что-то очень серьезное.

Глава 20

– Дебби, в чем дело?

Девочка-подросток, которая безуспешно пыталась успокоить своего деда, просто покачала головой.

Сара схватила небольшой стул со спинкой из бамбука и попыталась усадить на него старика. Но Квонг продолжал пулеметной скороговоркой тараторить, хотя уже охрипшим голосом на кантонском диалекте, говоря что-то Дебби и всем остальным. Сара наклонилась над ним и стала поглаживать его руку, пока он, наконец, не начал успокаиваться.

– Я не знаю, что случилось, – сказала Дебби. – Он зачерпнул листья и положил их в пакетик, все казалось нормально. Потом неожиданно он взял из того же сосуда, понюхал и раскричался. Я очень боюсь за него.

И так-то болезненный цвет лица Квонга показался Саре совсем бледным.

Машинально она проверила радиальный пульс на его кисти, на мгновение ей показалось, что у него было дикое сердцебиение, но она тут же сообразила, что она слышала свой собственный пульс, который стучал в кончиках ее пальцев. Несомненно, такой поворот дела автоматически отразился на ее нервной системе. Смятение... вероятная ошибка... истерическая реакция. Уж чего-чего, а этого она никак не ожидала от мудрого старого китайца.

– Доктор Бленкеншип, как вы думаете, с ним все в порядке? – спросила она.

– А с вами? – шепнул он.

Сара прикусила нижнюю губу и кивнула.

– Мне просто не верится, что такое могло случиться.

– Что здесь все-таки происходит? – потребовал объяснений Мэллон.

Сара дернулась в его сторону, как потревоженная кошка.

– Он заболевает, вот что здесь происходит, – отрезала она. Затем глубоко вздохнула, чтобы успокоиться. – Простите. Не думаю, что мне пристало так резко говорить. Послушайте, я должна переговорить с мистером Даниелсом и думаю, что доктор Бленкеншип должен осмотреть мистера Квонга.

Мэллон отошел в сторону, чтобы Сара могла пошептаться со своим адвокатом. А тем временем Ели Бленкеншип проверил пульс сонной артерии Квонга и сердцебиение, посмотрел его зрачки и ногти и оценил ритм его дыхания.

– Хорошо, – произнес Мэт, выслушав Сару. – Обстановка у нас следующая. Четвертая трава в списке – это тип ромашки. По-видимому, мистер Квонг расстроился, потому что траву в сосуде кто-то перепутал.

– Что такое? – Мэллон весь навострился. – А вообще этот компонент находится в списке? Дебби, спросите его, что это такое. Спросите его, добавлял ли он этот компонент в смесь, которую поставлял доктору Болдуин.

– Дебби, ничего этого не спрашивайте, – приказал Мэт. – Ели, как он себя чувствует?

– Жаль, что у меня нет стетоскопа, – ответил Бленкеншип. – Думаю, что он в порядке, но с уверенностью сказать этого не могу.

Квонг к этому времени значительно успокоился, хотя все еще был сбит с толку. Он сидел, положив руки на колени, гладя на сосуд, который его подвел, качая головой.

– Дебби, дома ли твоя мать? – спросила Сара. – Думаю, что его надо проводить на второй этаж и уложить в постель.

– Дома никого нет, – ответила девочка. – Но я сама присмотрю за ним. Может быть, дать немного китайского вина? Оно нравится ему.

– Минуточку, – вмешался Мэллон. – Я хочу получить ответы на свои вопросы.

– Отложите их, коллега, – бросил Мэт. – На сегодня сцена закончена.

Питер, который внимательно рассматривал траву, откашлялся, привлекая к себе внимание.

– Я могу ошибаться, – начал он, но его тон никак не допускал подобной ошибки. – Но думаю, что эта трава называется нони. Научное название – моринда ситрифолиа. Ее применяют на всех тихоокеанских островах для припарок, чтобы остановить кровотечение. А в отварах – для регулирования менструации и ненормальных внутренних кровоизлияний. Очень эффективное средство. Очень сильное.

Значение сказанного Эттингером, если он не ошибался, было понятно для всех. Трава с сильными свойствами свертывания крови, которую Квонг Тян-Вен добавлял вместо ромашки. Все вдруг заговорили одновременно – Мэллон уговаривал Питера подготовить по этой траве химический анализ как можно скорее; Мэт предлагал Мэллону не торопиться; Бленкеншип подбадривал Квонга и спрашивал его, достаточно ли он окреп, чтобы продолжить сбор образцов; Сара спрашивала Дебби, не может ли она принести уже приготовленные лекарства дедушки, с тем чтобы они могли разобраться в медицинской стороне вопроса.

Шериф Муни резко прекратил замешательство и шум.

– Прошу всех извинить меня, – громко произнес он. – Мне надо возвращаться на совещание. Однако до отъезда я хотел бы, чтобы мистер Квонг объяснил еще одно небольшое обстоятельство. – Шериф обратился к Бленкеншипу: – Доктор, в состоянии ли мистер Квонг добраться до того вон сосуда и показать его мне? Вон того, с коричневым порошком. Там, возле стены. На самом краю полки.

– Думаю, что если это важно, то можно...

– Подождите, – прервал Мэт. – Шериф Муни, что вы себе позволяете? Вы не имеете права дергать этого человека, он еще не обвиняемый. Муни, с животиком, который вывалился на целый дюйм из-под ремня, ткнул толстым указательным пальцем в сторону адвоката.

– До сегодняшнего дня мы с вами не встречались, Мэт, – заявил он, – но мне кажется, я вас знаю. Мне нравилось смотреть на ваши подачи. Если хотите знать, то я присутствовал на знаменитой встрече в Торонто. Однако вы не можете указывать мне, что я имею право делать, а что – нет.

– Но...

– Особенно когда вы не правы. – Он вынул бумагу из внутреннего кармана своего пиджака и передал ее Мэту. – Этот ордер на обыск выдан вчера после обеда судьей Джоном О'Брайеном. Он дает право заходить в магазин и брать любые образцы, которые я пожелаю.

– Выдан на основании чего? – спросил Мэт.

– На основании звонка, касающегося этого человека по нашей горячей линии наркобизнеса. Я взял этот ордер на всякий случай. Я не собирался использовать его до тех пор, пока не наведу некоторые справки. Но мне пришлось работать в агентстве по борьбе с наркобизнесом, и я узнаю опиум, когда вижу его. Думаю, что в том сосуде как раз он и содержится.

Знания английского языка Квонга, хотя и ограниченные, все же включали слово «опиум». Его возбуждение немедленно опять стало усиливаться.

– Опиум нет! Не моя! – вылетали английские слова среди пулеметной стрекотни на кантонском диалекте.

Сара заметила на его лице не только смятение, но и настоящий ужас.

– Проклятье, Муни, – воскликнул Мэт, – разве вы не видите, что этот старикан совсем не в той форме, чтобы его так трясти.

– Юная леди, не попросите ли вы своего дедушку передать мне этот сосуд? – настаивал на своем шериф.

Мэт схватил с полки сосуд и шмякнул его на прилавок.

– Вам так сильно понадобился этот горшок. Вот, берите. Что вы за полицейский, который так поступает со стариком на глазах у внучки?

40
{"b":"491","o":1}