ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мэт объяснил, что такой синклит, который включал судью, адвоката и врача той же специальности, что и подзащитный, не ставил цели определения виновности или невиновности. Сегодня надо было ответить лишь на один вопрос: если исходить из того, что обвинения Лизы Грейсон справедливы, то имела ли место преступная небрежность при лечении? Или, говоря юридическим языком, является ли достоверным дело, которое возбудила она и ее адвокаты.

– Обычно в этой процедуре решают дела в пользу истцов, – объяснял Мэт. – Но даже если истец проигрывает, он может передать дело в суд, если готов внести залог – в Массачусетсе в размере шести тысяч долларов – для покрытия судебных расходов и оплаты юридической защиты ответчика. Но даже и тут судья может освободить от залога, если истец не в состоянии его внести. Совершенно очевидно, что это Грейсонам не угрожает.

Потертый, зазелененный травой бейсбольный мяч выпрыгнул с лужайки и покатился по тротуару как раз перед Сарой. Она подняла мяч и бросила его через голову подростку, который бежал за ним. Паренек, возможно латинос, поймал перчаткой мяч с легкостью отработанного рефлекса и скромно улыбнулся ей из-под козырька кепки с надписью: «Ред Сокс».

– Неплохой бросок для женщины, правда, Рики? – долетел до нее голос Мэта.

Он помахал ей с зеленой лужайки, оставил группу ребятишек с которыми играл, и торопливо направился к ней. Он был в водолазке «Гринпис» и в брюках от своего костюма. Разговаривая, Мэт жестикулировал бейсбольной перчаткой, как будто она являлась частью его руки.

– Рики, спасибо, что поймал, – бросил он пареньку, проходя мимо него. – Этот твой крученый мяч начинает действительно получаться. Эй, ребята, может быть, завтра я опять вас увижу.

– Симпатичный паренек, – заметила Сара.

– Он преступник, – ответил Мэт. – Впрочем, шучу... в некотором смысле. Все эти ребятишки – одна шайка! Пару лет назад суд поручил мне защиту одного из них. К счастью, ничего серьезного. Ну, знаете, я показал им некоторые вырезки из газет обо мне... и вроде бы стал им за кореша. Теперь вся эта шайка играет в бейсбол, а отдельные ребята даже учат этому малышей. Этот Рики фактически составил команду из ребят средней школы. Он талантливый парень.

– Как вам это удалось?

– Да они сами добились всего, чего хотели. Я просто объяснил им, что нет ничего плохого в том, чтобы лупить по бейсбольному мячу вместо того, чтобы бить по чьей-то голове. На следующей неделе закончится срок, как Рики выпустили на поруки. У меня пара хороших билетов на игру «Сокс» – «Балтимор». Вначале я купил их для себя и Гарри... это мой сын. Но ему пришлось уехать домой, какие-то летние занятия. Поэтому вместо него я беру с собой Рики. Хотел преподнести ему сюрприз, но не удержался и уже сказал об этом. Я не большой специалист преподносить сюрпризы.

– Где живет Гарри? – спросила Сара. Тень грусти пробежала по лицу Мэта.

– В Калифорнии, – ответил он.

Его тон отбил охоту задавать другие вопросы. После нескольких неловких минут молчания он слегка улыбнулся и кивнул перед собой.

– Там находится моя контора.

Сара с облегчением отказалась от продолжения этой болезненной для Мэта темы и просто пошла рядом.

Выходная одежда Мэта находилась в его конторе, которая размещалась на пятом этаже перестроенного здания, бывшего когда-то богатым особняком. Трехкомнатное помещение конторы не производило такого удручающего впечатления, которое он пытался создать, отметила про себя Сара.

– Все относительно, – заметил он. – К сожалению, в юридическом бизнесе, когда адвокатов больше, чем собак нерезанных, большое значение приобретает внешний лоск. Как-нибудь, просто потехи ради, я отведу вас в контору Джереми Мэллона.

– Боже упаси, – воскликнула Сара.

Он познакомил ее с секретаршей, приятной женщиной по имени Руфь. Сара почувствовала, что той хотелось бы поговорить с ней еще до того, как они успели вымолвить хоть слово.

– Мистер Даниелс прекрасный человек, – произнесла Руфь, как только Мэт скрылся за дверью своего личного кабинета, чтобы переодеться.

– Похоже на то.

– К тому же очень хороший адвокат. И замечательный отец. Он сказал, что вы самый важный для него клиент из всех, которые у него были. Он всегда усердно работает, но никогда не видела, чтобы он начинал трудовой день так рано, с тех пор, как занялся вашим делом.

– Это обнадеживает.

Сара неловко улыбнулась и взглянула на узкий кофейный столик в поисках какого-нибудь журнала. Она решила взять журнал четырехмесячной давности с загнутыми углами, «Консьюмер Рипотс». Смысл этого поступка, который предназначался для Руфь, не произвел на последнюю ни малейшего впечатления, она продолжала тараторить.

– Когда я ухожу вечерами, он остается на рабочем месте. А когда прихожу утром, то он опять уже здесь. Эта дама, с которой он встречался, просто не могла понять, насколько важно для него приобретение опыта в его профессии, особенно после случившегося с Гарри и всего остального. Думаю, она порвала с ним, потому что он не уделял ей достаточного внимания. Мне-то она все равно не нравилась. Слишком надменная, если вы понимаете, что я хочу сказать. Мистер Даниелс заслуживает лучшей пары.

Неожиданно Сара почувствовала, что в ней борются два желания: попросить эту женщину больше не продолжать и вместе с тем узнать что-нибудь про Мэта. Она остановилась на чем-то среднем.

– Что случилось с Гарри? – спросила она, вспомнив грусть на лице Мэта и допуская худшее.

– О, дело тут не в Гарри, а в его бывшей жене. Несколько лет назад она практически похитила мальчика и уехала с ним в Калифорнию. Не куда-нибудь, а в сам Лос-Анджелес. Мистер Даниелс боролся с ней через суд, но ничего не добился... даже несмотря на то, что она чрезмерно пьет – и все это знают. Он бы гораздо лучше воспитывал мальчика.

– Очень печально.

– Вы попали в точку. И он слишком заботится о Гарри, чтобы в чем-нибудь отказать этой женщине. Оплачивает частную школу. Летние занятия. Высылает дополнительные деньги, на одежду. Плюс расходы на дорогу самолетом сюда в любое время, когда она ему позволяет приехать. Я выписываю кучу чеков, поэтому знаю, как много денег уходит на эти поездки. Думаю, что именно поэтому для него так важно ваше дело. Если оно пройдет удачно, то компания медицинского страхования, возможно, станет чаще его загружать. Не слишком... не слишком ли я разболталась? Мистер Даниелс постоянно ругает меня за то, что я слишком много болтаю с клиентами. Но все дело в том, что, если бы у нас было побольше клиентов, мне бы пришлось поменьше разглагольствовать, если хотите знать.

Сара подумала, что секретарша за три минуты рассказала все, что ей пришлось бы вытягивать из неразговорчивого адвоката, если бы у нее возник подобный интерес. В этот момент в динамике старомодного внутреннего переговорного устройства раздался треск.

– Сара, извините, что меня так надолго задержал телефонный разговор, – донесся голос Мэта. – Никак не мог отделаться от одного клиента. Теперь долго не задержусь. Руфь, отложите в сторону свои дела и займите гостью. Пусть она не подумает, что мы тоже относимся к этим напыщенным, надменным фирмам.

* * *

Здание Верховного суда Саффолка, гранитная реликвия прошлого, находилось в пяти минутах ходьбы от конторы Мэта.

– Хочу удостовериться, что вы не ждете от меня ничего в духе Перри Мейсона[2], – заметил он, когда они ждали зеленого света на переходе улицы Вашингтон. – Сегодня Мэллон натянет свои юридические перчатки и начнет нас дубасить по своему усмотрению и без всякого сожаления – письменные показания под присягой, письма от экспертов и другие штучки. После того как он выложит все это, мы попотчуем уважаемый синклит своей аргументацией, которая будет сравнима только с утверждением, что матушка Мэллона ходит в армейских башмаках. Сегодня мы первый раз попадаем под обстрел, только они вооружены, а мы нет. Поэтому картина будет не из приятных. Но просто помните, что это – разведка боем.

вернуться

2

Перри Мейсон, адвокат – постоянный герой детективных повестей весьма плодовитого и популярного американского писателя Э.С.Гарднера.

43
{"b":"491","o":1}