ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– На первый взгляд все это ужасно.

– Не беспокойтесь, нам тоже представится свой шанс. Просто не позволяйте, чтобы на вас подействовала словесная трескотня. Как вам сказали в тот день в магазине мистера Квонга, те люди не относятся к числу ваших друзей. Кстати, я его вчера видел.

– Тян-Вена?

– Да, я заезжал туда несколько раз. Я не стал брать его к себе в клиенты, возникает конфликт интересов с вашим делом, но рекомендовал ему Анжелу Корд, отличного адвоката. Мне очень понравился старикан. Между прочим, он заметил, что вы не проведывали его с тех пор, как он выписался из госпиталя.

– Со всеми этими событиями... мне просто не хотелось ехать к нему. Он славный старичок. Мне жаль, что он заболел и что его обвинили в хранении опиума. Но дело в том, что мне это тоже не понравилось. Это же действительно его опиум. Он не отрицает.

– Да, – отозвался Мэт. – Но, насколько я припоминаю, именно вы напомнили мне, что он курил опиум как воспитанный на этой традиции человек, а не как преступник. К тому же он стоит на своем, что никогда не держал опиум у себя в магазине. И по-прежнему продолжает утверждать, что, если бы он даже пятьдесят раз выкурил свою обычную трубку, он не спутал бы траву нони с ромашкой...

– Но именно это и произошло. Отрицание ответственности не меняет реального положения дел. Мэт, мне приходилось курить опиум. И не раз, когда я жила в Таиланде. Знаю, какое от него возникает состояние. И путаница вполне могла произойти из-за халатности, или его преклонного возраста, или из-за опиума, или из-за сочетания всех этих трех причин. Тян-Вен ошибся. И из-за этих ошибок... погибли люди.

– Меня это не убедило.

– Ну, естественно, я надеюсь, что нет. Вы же юрист. Но пока вы не докажете, что его кто-то подставил, и не укажете, кто именно и почему, я вынуждена считаться с тем, что именно он мог оказаться виновным в том, что случилось с теми женщинами. А стало быть, и я несу ответственность за использование этих лекарств.

Они обошли угол невысокой стены из бетона и гранита перед зданием Верховного суда. Перед ним топталась небольшая группа демонстрантов – человек с двадцать. К лестнице их не подпускал единственный выставленный здесь полицейский. Немного в стороне телевизионная команда 7-го канала брала интервью у одного из демонстрантов, сухопарого бородача, одетого в длинный малиновый плащ с капюшоном.

– Не нравится мне все это, – пробормотал Мэт, останавливаясь на некотором расстоянии, чтобы оценить ситуацию.

– А с чем это связано?

– Если догадка меня не подводит, то связано это с вами. Вы видели сегодня утром газету «Геральд»?

Сара покачала головой.

– С семи утра я работала в клинике. Едва успела выпить чашку кофе. Только не говорите, что опять пишут обо мне.

– Фактически о вас и о больнице. На четвертой странице помещена статья о безвозмездной ссуде, которую только что получил МЦБ для строительства нового огромного центра научных исследований в некоторых областях альтернативного лечения. Существует ли такое здание – «Чарлтон»?

– «Чилтон» – поправила Сара. – Сейчас оно заброшено и огорожено забором. Через несколько месяцев его снесут и начнут возводить новый центр. Но это старье берем. Все в МЦБ знают об этом уже давно, несколько недель.

– Ну а для «Геральд» это – новость. И как раз на следующей странице, на пятой, помещено объявление, что вас сегодня вызывают в комиссию по рассмотрению дел о недобросовестном лечении. Об этом же упоминает и Аксель Девлин. «Начало конца доктора Отравника» – кажется, так он озаглавил свою колонку. Что-то в этом роде. Ко мне в контору звонили несколько человек, хотели узнать подробности. Лично я ни с кем не разговаривал, но Руфь сказала, что у нее сложилось впечатление, что кто-то от вашего имени собирается организовать демонстрацию. И думаю, что они-то и организовали ее.

– О, нет, – простонала Сара.

– В это учреждение нельзя пройти через заднюю дверь, если это не обговорить заранее. Думаю, что у нас нет другого выхода, как поднять перчатку. Поэтому, как ваш адвокат, предлагаю вам ограничить свои высказывания всего несколькими словами в течение следующих нескольких минут: «Спасибо» и «Комментариев нет». Идет?

– Комментариев нет... спасибо, – повторила Сара.

Небольшая демонстрация состояла, главным образом, из медицинских работников альтернативных методов лечения. Сара узнала некоторых из них, включая очень талантливого костоправа и одного иглотерапевта, который когда-то работал в Пекине. Были там и три женщины, которые принимали дополнительные лекарства Сары и беременность которых развивалась нормально, они благополучно разродились. У двух из них за спиной в мягких рюкзаках сидели их малыши.

При приближении Сары и Мэта люди отодвинулись в сторону и зааплодировали.

– Держитесь там, – выкрикнул какой-то демонстрант.

– Удачи, доктор, – подбодрила незнакомая женщина. – Мы с вами.

В руках у них был самодельный плакат с надписью:

«АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ ЛЕКАРИ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ЗАБОТЯТСЯ О НАС».

Незнакомец в малиновом плаще прервал свое интервью для 7-го канала, бросился к ним, протянув костлявую руку.

– Доктор Миша Коркопович, энерголечение и шаманство, – представился он. – Мы с вами до конца, доктор Болдуин. Вы объединяете нас так, как не могло объединить ничто другое.

– Спасибо, – выдавила из себя Сара, когда Мэт быстро увлекал ее вверх по лестнице. – Мэт, это странно и несколько непривычно. Я почтительно отношусь к некоторым из этих людей, как к целителям. А другие, вроде этого Миши, возможно, шарлатаны.

При входе в здание Мэт оглянулся.

– Но все они не очень отличаются от врачей, имеющих степень Д.М., верно? – спросил он.

* * *

...Давайте обратимся к фактам и посмотрим, как мы собираемся доказать свою правоту...

Джереми Мэллон заглянул в свои записки и начал медленно, с напыщенным видом ходить перед членами трибунала. За ним внимательно следили два других адвоката, один примерно такого же возраста, что и Мэллон, другой несколько постарше.

– Адвокаты Грейсона, – шепнул Мэт.

Он кивнул в сторону зала для посетителей который, когда они вошли, был практически пуст. Теперь некоторые места заняли демонстранты. И вот в проходе между рядами показался Уиллис Грейсон вместе со своим сопровождением из четырех человек. Холодные серые глаза Грейсона перехватили взгляд Сары. Она содрогнулась при виде ненависти и гнева в его взгляде. Обратив опять свое внимание к Мэллону, она подумала о Лизе... Как она себя чувствует и сама ли она решила не присутствовать на разбирательстве?

Врач в составе трибунала, акушер из Гарварда по имени Рита Данливи, и адвокат, лысеющий взъерошенный мужчина по фамилии Киф, примостились на скамье рядом с судьей Иудой Лэндом, безупречным ветераном судебной практики с двадцатью пятью годами стажа, по словам Мэта.

Вводная часть речи Мэллона изобиловала такими словами, как опасный, опрометчивый, безответственный, халатный, самонадеянный, недоброкачественный, порочный и смертельный. Он утверждал, что Сара прописывала потенциально очень сильные лекарства пациенткам в их наиболее чувствительный и уязвимый период жизни – когда они готовились к родам.

– Учитывая недостаточный контроль за препаратами из лекарственных трав, – продолжал Мэллон, – всегда может обнаружиться причина, по которой эти снадобья из Юго-Восточной Азии могут отрицательно повлиять на здоровье женщин из Бостона. В качестве доказательств мы представляем сегодня письма акушера доктора Раймонда Горфинкла и специалиста по лечебным травам без степени Д.М. мистера Гарольда Линга. Письма этих двух экспертов ясно показывают, что доктор Болдуин не придерживалась обычной медицинской практики, выписывая своим пациенткам дополнительные лекарства из трав вместо предродовых витаминов. Она не придерживалась также обычной холистской практики в том, что касается приготовления и распространения лекарств из трав. В частности, в письме мистера Линга ставится под вопрос компетенция фармацевта, который заказывал эти травы и затем делал смеси, предписанные доктором Болдуин.

44
{"b":"491","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Сломленный принц
Темные отражения. Немеркнущий
Фагоцит. За себя и за того парня
Книга челленджей. 60 программ, формирующих полезные привычки
Дети страны хюгге. Уроки счастья и любви от лучших в мире родителей
Миры Артёма Каменистого. S-T-I-K-S. Окаянный
На волне здоровья. Две лучшие книги об исцелении
Куриный бульон для души. Сердце уже знает. 101 история о правильных решениях
Как хочет женщина. Мастер-класс по науке секса