ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Программа восстановления иммунной системы. Практический курс лечения аутоиммунных заболеваний в четыре этапа
Я хочу больше идей. Более 100 техник и упражнений для развития творческого мышления
Попаданка пятого уровня, или Моя Волшебная Академия
Бесстрашие. Мудрость, которая позволит вам пережить бурю
Мои живописцы
Похититель детей
Игра в матрицу. Как идти к своей мечте, не зацикливаясь на второстепенных мелочах
С любовью, Лара Джин
Без боя не сдамся
A
A

– Все и никто. У этих трех девушек были друзья и родственники. Не говоря уже об обычных сумасбродках, которые питаются тридцатисекундными клипами новостей по ТВ и мгновенно превращаются в мстителей-крестоносцев. Мэт, я не циник, но знаю, что люди могут становиться гадкими.

– Забудьте об этом. Вы сказали, что приняли решение относительно нашего дела. Хотите сказать об этом по телефону или лучше при личной встрече?

Сара надеялась, что он спросит об этом, и уже подготовила ответ.

– Не приедете ли вы ко мне? – спросила она. – Я люблю готовить, но больше почти не занимаюсь этим. У меня тут достаточно продуктов, чтобы приготовить что-нибудь вкусное, если, конечно, вы не очень разборчивы. И вы мне поможете воздержаться от того, чтобы одной прикончить бутылку «Шардоннэ».

– Идет. Буду у вас через полчаса. Не намекнете ли, что вы решили?

– Думаю, что могу обойтись без намеков, – ответила она. – Могу сказать совершенно определенно: я решила не соглашаться на мировую ни при каких условиях.

* * *

– Вы знаете, Мэт, мне казалось, что я знаю, что мне надо сделать, когда я рассталась с "вами сегодня после обеда, – начала Сара беседу. – А потом, когда я увидела, как они поступили с моим велосипедом, укрепилась в своем решении.

Они сидели на тахте, пили декофеинированный кофе и ели остатки торта, который она обнаружила среди запасов в своем морозильнике. Сам ужин – кусочки курятины с грибами и готовый гарнир из разогретых замороженных овощей – оказался довольно неплох. И все-таки она не чувствовала себя так раскованно, как ей хотелось бы. Одна из причин была – происшедшее в больнице. Другая состояла в том, что Мэт был первым мужчиной, с которым она осталась наедине за последние два года.

– Послушайте, мы поступим так, как вы скажете, – заявил он.

Если его и расстроило ее решение, он умело это скрывал.

– Меня ужасает, что может произойти в суде, Мэт, – продолжала она. – Но мировая без выявления истины ничего не даст, не остановит людей с красной краской. И я не собираюсь остаток своей жизни бегать от них или подвергаться хамству с их стороны. Они должны узнать, что я невиновна. Но если я виновата, то тоже должна об этом узнать. Поверьте, что меня не сломит, даже если произойдет наихудшее, даже если осуществится желание Уиллиса Грейсона и меня отправят в тюрьму. Я верю в Высший Разум и Судьбу. Теперь вы все знаете.

– Теперь вы все выложили, – отозвался он. – Ну что же, чего бы это ни стоило, вы, как я и подозревал, пойдете до конца. Практически после того, как я вас высадил, я начал составлять график свидетельских показаний под присягой, начиная с вашего старого приятеля Эттингера. Но могу вас предупредить об одном – Мэллон настроен драться как черт.

– И я рада, что именно вы представляете меня, – сказала Сара.

– Впрочем, есть одна проблема. Что-то такое, в чем мне понадобится ваша помощь.

– Вам достаточно назвать ее.

Он неловко пошевельнулся. Потом порывисто повернулся к ней и взял обе ее руки в свои.

– Сара, мы не можем допустить, чтобы между нами что-нибудь было... во всяком случае, пока не закончится это дело. Я... проклятье, я даже не знаю, что собираюсь сказать. Не смотрите на меня так.

Сара переплела свои пальцы с его. Лицо – его доброе, замечательное лицо – говорило ей обо всем, что она хотела знать о его чувствах к себе.

– Постараюсь помочь вам в этом, – с трудом произнесла она. – Но я не могу контролировать свое отношение к вам. Также и вам неподвластно ваше отношение ко мне.

Она медленно облизала языком свои губы. Мэт расстегнул воротник.

– Эй, надо, чтобы вы полностью прекратили так вести себя со мной, – пошутил он, – иначе я совсем растаю. Сара, послушайте, я работаю по девяносто часов в неделю, Чувствую себя чертовски одиноко и – говорю вам сущую правду – начинаю думать о вас постоянно. Но если я останусь вашим адвокатом, то, ей-богу, это будет не лучшим решением. Адвокатам категорически запрещается вступать в романтические отношения со своими клиентами. Считается, что это нарушает их объективность. В некоторых штатах на сей счет приняты даже законы. Не за горами то время, когда в Массачусетсе примут такой же закон.

– Понимаю.

– Значит, вы мне поможете? По крайней мере, в настоящее время? Я не такой волевой человек.

– Я подумаю об этом, Мэт. Но теперь я самостоятельная девушка. Могу с успехом позаботиться сама о себе и совсем не собираюсь рассказывать что бы то ни было ассоциации юристов. К тому же о чем большем может мечтать клиент, если ему достается защитник, который постоянно думает о нем?

– Сара, я говорю серьезно. В таком деле, как ваше, предстоит постоянно быть начеку, принимать много ответственных решений. Сегодняшнее решение вы практически приняли сами. Но для принятия других вам понадобится объективный, бесстрастный адвокат. Если получится так, что я слишком увлекусь вами и не смогу должным образом представлять вас, то я должен буду отказаться от этого дела.

– Увлечься мною, – повторила она. – Мне нравятся эти слова, Мэт, я сожалею. Пожалуйста, не расстраивайтесь. Если вам в помощь понадобится другой адвокат, то уверена, вы его получите. Я полагаюсь на вашу рассудительность в этом вопросе... и на свою.

Она охватила его руки своими ладонями. Их взгляды встретились... На этот раз Мэт сделал лишь робкую попытку отвести глаза. Сара почувствовала, как у нее пересохло во рту. Сколько же времени прошло с тех пор, как она чувствовала себя так же с мужчинами? Ее глаза медленно закрылись. Его ладони скользнули по ее рукам, и он привлек ее к себе. Она чувствовала, как склонилась его голова, как приближались его губы. Но тут зазвонил телефон.

Хрупкое возбуждение, возникшее между ними, мгновенно прошло. Мэт неловко улыбнулся, отнял руки и отодвинулся.

– У меня автоматический ответчик, – сказала она, испытывая желание вырвать телефонный провод из стены.

– Все равно лучше ответить на звонок, – посоветовал он. – Пожалуйста, возьмите трубку.

В трубке раздался голос, которого она не слышала уже шесть недель.

– Сара, говорит Эндрю Трюскот. Не бросайте, пожалуйста, трубку, если у вас есть такое намерение.

«Проклятье», – подумала Сара, прикрыв трубку ладонью.

– Это Эндрю Трюскот, – прошептала она. – Хирург, о котором я вам говорила... Да, Эндрю, – ответила она в трубку с подчеркнутой холодностью. – Что вы хотите?

– Вы действительно проявили тактичность и не навлекли на меня неприятности, ничего не сказали Пэрису, – сказал он. – И так же поступили с этим... другим случаем.

– Вы из-за этого и решили позвонить мне?

– Пэрис только что предложил мне чертовски хорошее место в штате МЦБ, включая преподавательскую должность в медицинском училище и собственную лабораторию в этом новом центре – в том, который собираются построить на месте здания «Чилтон». Он разрабатывает некоторые действительно увлекательные программы. Похоже, что его методы все-таки вытянули наше учреждение из финансовой дыры.

– Без вашей помощи.

– Так вот, если бы он узнал... вы понимаете, о чем я, мне бы не получить научной и преподавательской работы.

– Значит, вы позвонили только из-за этого?

– Нет, нет, Сара. Пожалуйста, выслушайте меня. Не знаю, как долго этот малый будет находиться здесь. Но уже сейчас происходит что-то такое, что имеет к вам отношение. И я хочу вам помочь. Поверьте мне.

– Не понимаю.

– Я сейчас в Чайнатауне. Мы тут обедали со старым другом из Австралии, в ресторанчике «Шечуан-Террас», на улице Хадсон. Мой друг должен был возвратиться в гостиницу. Когда он ушел, я решил задержаться и выпить еще один коктейль. И вот тут-то я услышал, как кто-то в соседней кабинке произнес ваше имя. Он говорил что-то о вашем посещении суда сегодня и о том, как легко было все подменить в магазине лекарственных трав. Он сказал, что с удовольствием посмотрел бы, как вас с Квонгом пришпилили бы на солнышке.

Сара почувствовала, как заколотилось ее сердце, как напряглось все ее тело.

50
{"b":"491","o":1}