ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Может быть, и смогу, – раздумывала Сара, чувствуя большую уверенность и решимость, чем за все последние недели. – Вполне, может быть, смогу».

* * *

– Роза, что вы имеете в виду, когда говорите, что вас сняли с расследования?

Сидя у изножья кровати на кленовой качалке в комнате Розы Суарес, Сара не верила своим ушам, глядя на пожилую женщину.

– Я говорила вам раньше, что во многих случаях я расхожусь со своим начальником во взглядах.

– Из-за того расследования, которое вы проводили в Сан-Франциско?

– Именно.

– Но собранные вами данные были изменены.

– Он в это не верит. Как бы там ни было, он указал на отсутствие прогресса в расследовании и на то, что нет других случаев ВСК, и направил меня работать в библиотеку на четыре месяца, до выхода на пенсию. Пока что никакая замена по этому расследованию не назначена.

– Это ужасно, – Сара почувствовала, как ее охватывает паническое состояние. Она надеялась, даже верила, что дотошная худенькая женщина сумеет-таки разгадать тайну, которая угрожала ее карьере. – После того что вы мне рассказали, у меня действительно появились большие надежды на какой-то прорыв. А теперь вы уезжаете, я просто...

Роза Суарес остановила ее, приподняв руку. Потом присела на край кровати, ее глаза оказались на одном уровне с глазами Сары.

– Сара, открытие произошло, – поведала она. – И я ни за что не уеду.

– Но...

– У меня накопилось шесть недель неиспользованного отпуска по болезни. Поэтому с сегодняшнего дня я в отпуске по болезни, лечу смущенную пластинку позвоночника. Наш друг, ортопед, которому я оказала когда-то любезность, снабдил меня соответствующей документацией о моей болезни.

Сара перевела дух.

– Спасибо, – произнесла она сиплым от волнения голосом. – Спасибо, что вы не отступаетесь. Но я не понимаю. Как же может начальник вашего управления остановить расследование, если удалось что-то обнаружить?

– Потому, – сказала с улыбкой Роза, – что он еще не знает об этом. И не узнает до тех пор, пока все не будет железно доказано и вдвойне подстраховано дубликатами данных. Я чувствую, что, хотя военные США тут не замешаны, как это было в Сан-Франциско, речь идет об очень могущественных и изобретательных людях.

– Расскажите мне об этом.

– Вы столкнулись с двоякой проблемой. Во-первых, не удалось найти случаев ВСК, которые не связаны с вами. И во-вторых, три случая ВСК в вашей больнице объединены, казалось бы, лишь одним фактором риска – употреблением пациентками ваших дополнительных лечебных трав.

– Да, я понимаю.

– Так вот, после целого ряда неудач я раскопала еще один важный фактор, который роднит все наши три случая ВСК.

– А именно? – возбужденно спросила Сара.

– А именно вес.

Розе понадобилось больше пятнадцати минут на то, чтобы описать усилия, которые завершились нахождением дневника Констанции Идальго и открытием поразительного похудения этой девушки, что было достигнуто с помощью какого-то порошка от иностранного доктора МЦБ, который был указан в дневнике только как «д-р С».

– Вооружившись этой информацией, – объяснила она, – я снова прошлась по стадиям своего расследования, включая прошлое Алетеи Вортингтон и, наконец, Лизы Саммер. Это заняло гораздо больше времени, чем мне того хотелось, потому что семья Алетеи фактически прекратила свое существование. А Лиза с отцом уезжали из страны в последний месяц. Но обнаруженное мною носит более чем интригующий характер. Алетея одно время была ужасно толстой. Ее соседи сказали мне, что она весила двести сорок фунтов. Вот тут пара копий фотографий, снятых с ее школьного ежегодника. Вот здесь Алетея. Как видите, она была ужасно толстая.

– Известно ли вам, что она принимала тот же порошок для похудения, что и Конни Идальго? – спросила Сара.

– Нет. Но я смогла установить, что она похудела примерно четыре с лишним года назад – примерно в то же время, что и Конни. И страницы, охватывающие это время, также были изъяты из ее истории болезни в МЦБ.

– И вы об этом никому не сказали?

Роза покачала головой.

– После того что произошло в Сан-Франциско, мне нелегко даже с вами делиться такой информацией, – объяснила она. – Но мне известно, как вы настрадались. И хотя я не считаю себя большим знатоком людей, вам я действительно доверяю.

– Спасибо, – воскликнула Сара. – О Господи, слава тебе.

Бленкеншип оказался прав. Правда должна была неминуемо выйти наружу.

– Но это не все, – заметила Роза, как будто прочитав ее мысли. – Есть еще кое-что.

– О Лизе?

– Точно. Лично с ней я не разговаривала, но несколько раз побывала на ее бостонской квартире. Тамошние жильцы отнеслись ко мне очень подозрительно, особенно учитывая судебное дело против вас. Но потом их отношение изменилось. Вот некоторые ее фотографии, которые они мне дали. Несколько верхних относится к тому времени, когда она въехала в этот дом. Нижние две относятся к недавнему времени.

– На этих снимках она весит фунтов на пятьдесят меньше!

– Фактически на семьдесят, – поправила Роза. – Из жильцов того времени остался только один, но он не сомневается, что она достигла этого с помощью какого-то порошка. Одно и то же время, возможно, один и тот же порошок. Сара, мы тут имеем дело не со случайным совпадением. Уверяю вас.

– Проверили ли вы историю болезни Лизы на предмет вырванных страниц?

– Я не нашла физических доказательств, что страницы были изъяты, но это ничего не значит. Весь этот год не отражен в больничной карте.

– Роза, это действительно большое открытие. Не догадываетесь ли вы, кто может быть этот доктор С?

– Некоторые соображения на этот счет имеются. Из дневника Констанции Идальго можно сделать предположение, что это мужчина, возможно иностранец. Я добавила к этому уравнению отрезок времени, в течение которого распространялся этот чудодейственный порошок и инициал "С". Затем я проверила списки сотрудников. – Она покопалась в своем портфеле и достала из него свернутый в трубку блокнот. – Предположим, что все взятые мною параметры верны, то тогда у нас три подходящих кандидата. Я не знала, как правильно истолковать ее впечатление, что мужчина был иностранец. Запись не давала ясности. Человек с первой фамилией из трех все еще состоит в штате МЦБ. Двое других уже много лет здесь не работают.

Она передала блокнот Саре.

«Жильберто Сантьяго, Д.М. Сан Сун, Д.М., Д.Н. Прамод Синг, Д.М. (аюр)», – читала про себя Сара.

– Эти фамилии ничего мне не говорят. Даже Сантьяго.

– А что значит вот это? – спросила Роза. – Вот эта степень после последней фамилии?

– Возможно, доктор медицины по аюрведике. Это древняя система лечения в Индии... Ее голос прервался.

– Сара, что такое? Вы выглядите так, как будто только что увидели призрак.

Медленно глаза Сары встретились с ее глазами.

– Роза, то, что я сейчас увидела, – это сама истина. Мне надо позвонить.

– Можете звонить вот с этого аппарата. Если это междугородный разговор, используйте вот эту кредитную карточку. Я уже давно буду на пенсии, пока поймут, что из Бостона звонила женщина, живущая в Атланте, но находящаяся в данный момент в отпуске по болезни в Бостоне.

Чтобы легче всего связаться с Аннали Эттингер, Сара должна была попросить телефонистку в «Ксанаду» срочно перезвонить ей. Она назвала фамилию Розы, а не свою и несколько раз повторила, что это очень важно.

– А теперь, – сказала Роза, когда Сара положила трубку. – Теперь ваша очередь объясняться.

Сара рассказала то немногое, что она знала о Прамоде Синге и о аюрведческой системе похудания с помощью трав. Она дала как можно более объективную характеристику Питеру Эттингеру, но Роза тут же приметила отголоски напряжения в ее голосе, когда она говорила об этом человеке.

– Мне представляется, что он явно страдает манией величия, – заметила Роза.

– Я всегда знала, что он гордец, но считала его больше мечтателем.

57
{"b":"491","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Как в СССР принимали высоких гостей
Свой, чужой, родной
Level Up 3. Испытание
Сила мифа
Проверено мной – всё к лучшему
Эра Мифов. Эра Мечей
Письма к утраченной
Лицо удачи
Оружейник. Приговор судьи