A
A
1
2
3
...
60
61
62
...
98

– Возможно, я смогу немного помочь вам, – тихо произнесла Роза.

– Как именно? – спросил Мэт, прекращая хождение.

– Я знаю кое-что еще и решила поделиться этим только с вами, и ни с кем больше, во всяком случае в данный момент. Пусть это будет нашей тайной. Пока.

Мэт взглянул на Сару.

– Даем вам слово, – заверил он.

– Ладно. У Лизы Грейсон был какой-то вид вируса ДНК в крови в момент кризиса. Мой лаборант пока что точно не знает, какой именно тип, но он знает, что это не обычный вирус. И просит дополнительно сыворотку крови Лизы.

– Даже если у нее теперь нет симптомов болезни ВСК? – спросила Сара.

– Он согласен на любые образцы крови. Если не удастся ничего вырастить, то он поищет антитела с тем, чтобы попытаться опознать этот вид вируса. Он большой мастер своего дела. Один из лучших. Но боюсь, мы не сможем связаться с Лизой, не ставя в известность ее адвоката.

– В таком случае, может быть, спросить его об этом, перед тем как мы приступим к расспросам Эттингера? – предложил Мэт.

– Это очень важно, – подчеркнула Роза. – Не, думаю, что порошок из трав для похудения или витамины Сары являются единственной причиной того, что произошло. Они могут тоже что-то значить, но, скорее, это какая-то инфекция. У меня страшное, ужасное предчувствие, что если мы в ближайшее время не выясним, в чем дело, то могут погибнуть и другие женщины.

* * *

В пятидесяти милях к западу Аннали Эттингер лежала на своей кровати под балдахином в объятиях своего жениха Тейлора.

– Тей, – сказала она. – Это опять случилось. Здесь, прямо вот здесь. Могу побожиться, что у меня начинаются какие-то схватки.

Глава 29

11 октября

Никаких вводных любезностей, никакого пожатия рук. Как только представители спорящих сторон пришли и расселись за массивным столом заседаний в библиотеке юридической фирмы Джереми Мэллона, как только стенографистка подготовила свою машинку и расслабила пальчики, сразу же началось само сражение. «Насколько мерзкой может стать вся эта сцена, – думала Сара, – когда не присутствует судья».

– Назовите, пожалуйста, свое имя и фамилию, – попросил Мэт, назвав время, дату, место проведения, присутствующих и цель заседания.

– Питер Дэвид Эттингер.

– Род занятий?

– Антрополог и целитель.

– Образование?

– Степень бакалавра колледжа Рид и магистра Мичиганского университета, обе степени по антропологии, обе с отличиями.

– В рекламных материалах по телевидению, когда вы пропагандируете свой продукт для похудения, вас часто называют «доктор». Есть ли у вас такая степень?

– У меня почетное звание доктора науки о лечебных травах Холбрукского колледжа по костоправству, а также ряд других почетных докторских званий.

– Есть ли у вас степень доктора наук?

– Нет.

– Доктора медицины?

– Конечно, нет.

– Чем вы в настоящее время занимаетесь?

– Исполнительный директор общины холистического здоровья «Ксанаду» и президент корпорации «Ксанаду».

– Чем именно занимается эта корпорация «Ксанаду»?

– Мы готовим и распространяем порошок из трав по системе аюрведического похудения.

Мэт объяснил Саре, что ключом к успешному проведению дачи показаний под присягой является то же, что и при перекрестном допросе в зале суда, – задавать только те вопросы, на которые вы уже знаете ответы. Но ему пришлось добавить с сожалением, что на наиболее существенные вопросы, которые он сегодня собирается задать Эттингеру, ответов они не знали.

Сара смотрела на свои руки, которые она напряженно сжала и положила перед собой на столе. Она надеялась, что Питер не поймет, как она взволнована. Когда она возвратилась в Бостон, то фактически вынашивала надежду восстановить какие-либо профессиональные или дружеские отношения с этим человеком. А теперь ей было даже смотреть на него неприятно. Она не причинила ему зла, если не считать, что продолжила свой жизненный путь без него. Никакого общественного порицания, никаких мерзких писем, никаких разоблачительных статей, никаких требований средств на содержание. А он взялся помогать раскручивать против нее судебное дело, которое может погубить ее профессиональную карьеру и даже отправить в тюрьму.

– Вы сказали, что являетесь целителем, мистер Эттингер... ах, простите, вы предпочитаете, чтобы к вам обращались «мистер» или «доктор»?

– Все равно. «Мистер» вполне сойдет.

– Не дергайте этого человека, коллега, – предупредил ровным голосом Джереми Мэллон. – Ни по смыслу, ни по форме. Вы слишком много себе позволяете, и эти свидетельские показания могут закончиться быстрее, чем вы ожидаете.

– Мистер Мэллон, прошу мне не угрожать, – отпарировал Мэт. Саре показалось, что он нарочито растягивает слова, подчеркивая свое миссисипское произношение. – Вы оседлали клячу этого дела несколько месяцев назад в магазине больного старика. Теперь вы сами и орава ваших экспертов должны быть готовыми кататься на этом одре.

В углу зала стенографистка бесстрастно нашептывала в микрофон магнитофона обмен колкостями и одновременно печатала на машинке. Арнольд Хайден, который сидел с правой стороны от Мэта одобрительно кивнул, давая понять, что отповедь Мэта была уместной и необходимой. Партнер Мэллона, сидевший напротив Хайдена, в ответ на это что-то прошептал Мэллону на ухо. Сара украдкой взглянула на Питера, но увидела только бесстрастную маску. Все это было бы для нее невероятно занимательным, если бы речь не шла о ее профессиональном реноме и ее заработках.

Утро началось с пререкательства на целый час раньше самой дачи свидетельских показаний. Мэллон наотрез отказался разрешить своей клиентке Лизе Грейсон сдать на анализ кровь и запретил даже связываться с ней, будь это Мэт, Сара, Роза Суарес или кто-либо другой, без предварительного разрешения со своей стороны. Мэт сохранил хладнокровие и еле удержался от того, чтобы сразу пустить в ход оружие, неизвестное оппонентам: обнаруженная общность между тремя пострадавшими – использование ими средства для похудения по аюрведической системе. Но для Сары было очевидным, что еще до окончания этой встречи удивительная золотая жила Питера подвергнется атаке.

Арнольд Хайден находился с ними с самого утра. Сару приятно удивило, что первоначальное впечатление об этом человеке как о поверхностном казуисте не подтвердилось. Он обладал практической проницательностью и отличной теоретической подготовкой, что весьма пригодилось Мэту, и выдержанной манерой поведения – это помогало ей не выходить из себя. Теперь, в момент схватки, его присутствие и внешний вид, казалось, придавали расследованию Мэта вес и убедительность.

Заранее было решено, что Хайден придет на выручку, если каким-то образом проявится необъективность Мэта. Не желая отказываться ни от Сары, ни от ее дела, Мэт попросил его помощи, имея именно это в виду. И хотя он открыто не рассказал Хайдену степени своего увлечения Сарой, она подозревала, что больничный адвокат догадывается об их отношениях.

– Хорошо, мистер Эттингер, – продолжал Мэт. – Вернемся к обсуждаемому вопросу. Скажите, как вы определяете смысл понятия «целитель»?

Почти в течение полутора часов Мэт спрашивал, перефразировал, опять задавал вопросы, предназначенные больше для того, чтобы заполнить время и задать тон, чем добиться каких-то юридических очков. Стратегия, о которой договорились он, Сара и Хайден, заключалась в том, чтобы заставить Питера признать, что метод Сары прописывания и раздачи лекарственных трав фактически не отличался от его собственного. Если этого удастся добиться, то Питер, по существу, превратится в эксперта, дающего показания в их пользу. Тогда они перейдут к разматыванию связи между Эттингером, аюрведической системой похудения «Ксанаду» и Прамодом Сингом.

– Когда мы доведем до этой стадии, – сказал Мэт, – я просто взмахну вот этим. – Он потряс в воздухе египетским амулетом. – А что, какие могут быть возражения против двух тысяч лет черной магии?

61
{"b":"491","o":1}