ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Мистер Эттингер, вы и доктор Синг – партнеры? – спросил Мэт, не обращая внимания на слова Мэллона.

– Да, партнеры.

– Как можно связаться с этим человеком, с этим вашим аюрведическим партнером по лечебным травам?

– Довольно! – рявкнул Мэллон.

– Да ничего, – ответил Эттингер. – Дело в том, что Прамод большую часть своего времени проводит теперь в Индии, И чаще всего находится в пути. Я связываюсь с ним через американское учреждение «Экспресс» в Нью-Дели. Если вам нужен его адрес, буду рад передать вам его через моего секретаря.

– А теперь хватит, – заявил Мэллон. – Задавайте другие вопросы, или прекращаем заседание.

– В общем-то у меня все. Но мне надо кое-что сказать вам обоим. Как говорится, не для протокола.

– Эвелин, мы закончили. Спасибо. – Мэллон начал шептаться со своим партнером, пока стенографистка не вышла из комнаты. – О'кей, слушаем вас, – сказал он после этого.

– Всем хорошо известно, что кроме Лизы Грейсон заболели ВСК еще две женщины.

– И что?

– Ранее я довел до вашего сведения, что несколько лет назад Лизу Грейсон лечил доктор Синг, используя, как я предполагаю, аюрведические травы для похудения. Так вот, у нас имеются доказательства, что в двух других случаях ВСК, пациентки также сильно похудели.

– Что вы сказали? – воскликнул Эттингер.

Заранее предчувствуя, что скажет Мэт, Сара все свое внимание сосредоточила на мужчине, который сидел за столом напротив нее. Его удивление выглядело искренним. Однако она напомнила себе о том, что не раз раньше неправильно прочитывала мысли Питера Эттингера.

– Успокойтесь, Питер, – заявил Мэллон. – Этот человек все утро проигрывал нам. Это блеф, чтобы сбить нас с толку.

– Это не блеф, – заметила Сара.

– Нам нужны подтверждения, доказательства, – вызывающе заметил Мэллон.

– А нам нужны образцы крови Лизы Грейсон, – сердито парировала Сара.

– Все, показания закончены, – заявил Мэллон.

Он бросил бумаги в свой атташе-кейс, чуть ли не за руку вытащил Питера Эттингера из-за стола и увлек его к двери.

– Это ведь не игрушки, – бросил им вдогонку Мэт. – Речь идет о жизнях людей. Вас это не беспокоит?

– Идите вы к такой-то матери, – огрызнулся Мэллон.

– Питер, – решила обратиться к нему Сара. – Это очень важно. Аннали тоже принимала ваш порошок.

– Но она не принимала ваших липовых лекарств из трав. Держитесь от нее подальше, и у нее все будет в ажуре.

Его язвительный сарказм чуть не спровоцировал ее броситься на него.

Но она сдержалась и мелодично позвала:

– Питер?

– Да.

– Не диктуйте, что мне надо делать.

Глава 30

17 октября

Осень на Лонг-Айленде все еще не потеряла своей истинной прелести. Одетая в голубой спортивный костюм, Лиза Грейсон бежала по все еще зеленому туннелю, шурша опавшими листьями по дороге длиной в целую милю, которая поднималась на холм, потом, засыпанная гравием, выравнивалась и вела к Стони-Хилл. Она вспотела, но не очень сильно. Особенно если учесть, что, когда она подбежит к дому, это уже будет половинный путь марафона, впервые в жизни. «Фантастика! – подумала она. – Тринадцать миль пробежала женщина, для которой совсем недавно поход до ближайшего магазина был пределом физических возможностей».

– Очень даже много... Очень даже много.

Она напевала эти слова в колыбельном ритме, синхронно с размеренными толчками бега. Массовый забег проводился в Бостоне в середине апреля, она вполне еще может подготовиться к нему. Ее физиотерапевт знал организаторов этого забега. Если Лиза сможет покрыть двадцать шесть миль с хвостиком примерно за полтора часа, то Джуди позаботится о том, чтобы обойтись без формальностей при включении ее в число участников.

– Посмотрим, как она побежит... Посмотрим, как она бежит...

Капли пота попали ей в глаза. Слегка замедлив бег, Лиза сунула правую руку в карман спортивной куртки.

«Кулак, – напряженно подумала она. – Кулак».

Биоэлектронная рука системы Отто Бока оказалась просто невероятной, но не имела сенсорных датчиков. Лиза полагалась на другие сигналы, чтобы знать, правильно ли функционирует ее протез. Сначала она чувствовала теперь уже знакомое ощущение напряжения вокруг локтя. Там, в сгибающиеся мышцы были вжиты электроды. Потом она ощущала твердость сжавшегося кулака со стороны кармана, на бедре.

– Давай же, поддельная рука, – вымолвила она, тяжело выдыхая в такт бега. – Делай свое дело.

Она вынула руку из кармана и, не глядя, почувствовала, что, похожие на живые, протезные пальцы сжимали ее скомканный носовой платок.

– Еще надо потренироваться, рука, – выговорила она, вытирая лоб и не прекращая пробежки. – Еще надо подучиться.

За два месяца после установки протеза, она добилась замечательных успехов. Физиотерапевт и протезист заверили ее, что со временем она сможет стряхивать пепел с сигареты в нужное место, не рассыпая его. Она сможет также брать этой рукой предмет, и пусть кто-нибудь посмеет – хоть кто-нибудь – вырвать его у нее. Бионическая женщина! Конечно, существуют границы. Она остановила свой выбор на менее заметной «косметической» коже в противовес более эффективным и более легким в пользовании металлическим щипцам. Однако в целом ее искусственная рука далеко превзошла ее ожидания. Необходимость сконцентрировать свое внимание на том, как научиться ею пользоваться, очень помогла преодолеть подавленное состояние.

Она все еще ужасно горевала о своем неродившемся младенце и по многу раз в день возвращалась к мысли о том, какой бы стала ее жизнь вместе с ним. Но она сознавала также, что все пережитое ею – теперь дело прошлого. Оценивая произошедшую трагедию, стараясь превозмочь боль и страдания, она становилась более умудренной, живя в местах, которые не изменились с тех пор, как она убежала из дома.

И потом, конечно, ее отец. За те месяцы, что прошли после ее возвращения в Стони-Хилл, Уиллис Грейсон изменился еще больше, чем она сама. Он стал мягче, терпимее и почти всегда готов был выслушать ее. И он лез из кожи вон, чтобы побольше побыть с ней. Лиза никогда не верила, что он способен измениться, но это случилось.

Она миновала узкий мостик перед въездом на длинный, покрытый гравием подъездной путь к дому. Ворота, охраняемые видеокамерами, были закрыты, но небольшая калитка рядом с ними открыта. До дома осталось четыре десятых мили. Мышцы ног начали уставать, но она добежит до места. Она знала, что сумеет это сделать.

– Мисс Грейсон, – окликнул ее откуда-то сзади мужской голос.

Лиза остановилась и повернулась, продолжая бег на месте. Из-за дерева вышел молодой человек в серой форме и шляпе. В руке он держал конверт федеральной почтовой службы «Экспресс».

– Встретимся у дома, – выдохнула она, не приближаясь к нему и гадая, где же остановился его грузовичок. – Хочу закончить пробежку.

– Не могу, – торопливо отозвался он. – Мне заплатили за то, чтобы я вручил вот это вам лично. Я уже третий день подкарауливаю вас. Патрульные охранники вашего отца отделают меня, если снова поймают, и с минуты на минуту они опять покажутся здесь. Надо поторопиться.

Удивленная, Лиза взглянула на свои часы, взвесила за и против и потом полностью остановилась.

– Хорошо, в чем дело? – спросила она. Между нею и молодым человеком все еще оставалось не меньше двадцати ярдов.

– Не знаю. Мне заплатили, чтобы я нашел способ передать это вам. Вот и все. Пожалуйста. Я слышу звук приближающейся машины.

– Кладите конверт на землю, где стоите, – велела она. – И уходите.

Молодой человек заколебался, затем опустил конверт в траву возле дороги.

– Не отдавайте его им, – крикнул он. Затем повернулся и бегом пустился прочь.

В тишине раннего утра Лиза действительно услышала, как от дома приближается машина. Она схватила конверт и бросилась вниз с холма, пока не нашла укромное место, сплошь заросшее кустарником. Тяжело дыша, она наблюдала из своего тайника, как два нанятые ее отцом охранника медленно проехали мимо. Когда затихли звуки мотора, она уже достаточно оправилась и оторвала край конверта федеральной почтовой службы «Экспресс». Внутри был вложен простой белый конверт, на котором мелким аккуратным почерком было написано имя Лизы. А в самом внутреннем конверте лежал машинописный листок.

63
{"b":"491","o":1}