ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Отравление кроталидом, – произнес Питер. – Сара, да вы просто спятили.

– Эттингер, мы же договорились, – предупреждающе произнес Ели, колко глядя на высоченного мужчину из-под своих густых бровей. – Или стойте спокойно по другую сторону кровати, или убирайтесь отсюда к такой-то матери.

Питер потоптался в нерешительности, потом довольно смиренно поступил так, как ему велели. Ели быстро просмотрел содержание инструкции, потом втянул содержимое десяти ампул в большой шприц. Сара объяснила Аннали, в чем дело. В палате воцарилась мертвая тишина, когда Ели воткнул иголку шприца в резиновую трубку капельницы и медленно влил мутноватую жидкость в ее кровь.

Реакция на антивенин последовала незамедлительно.

Меньше чем через пять минут Аннали сказала, что острая боль в конечностях стала ослабевать. Через двадцать шесть минут после инъекции кровотечение из носа и из прокола от иглы полностью прекратилось. К началу вечера температура снизилась, и лабораторные показания всех других параметров приблизились к норме.

Через шесть часов после введения антивенина Гленн Пэрис созвал срочное заседание исполнительного комитета совета попечителей больницы и представителей персонала. Заслушав выступления Рэндала Снайдера, Ели Бленкеншипа, Хелен Стодард и медсестер из подготовительного и родильного отделений, участники совещания единогласно проголосовали за то, чтобы немедленно отправить Сару в длительный оплачиваемый отпуск за счет больницы и отстранить ее от стажерства до тех пор, пока не будут с полной определенностью выявлены все детали произошедшего с Аннали.

* * *

Перед тем, как личность погибшего была окончательно установлена, его тело пролежало три для в морге судебно-медицинского эксперта штата. Слово «тело» не давало правильного описания того, что сохранилось на скелете. Неделей раньше команда траулера, которая вела рыбный промысел за семьдесят пять миль от берега штата Массачусетс, выловила это тело вместе с несколькими сотнями фунтов пикши.

На скелете не осталось ни клочка одежды, ни кусочка плоти, за исключением нескольких хрящей на ребрах и на отдельных суставах. И все же судмедэксперт сумел установить, что смерть наступила где-то в пределах последних шести месяцев. Ему также не составило труда установить, что речь шла об уголовном преступлении. Об этом говорили смещения двух шейных позвонков. Характер костных остатков явно говорил о применении грубой силы. К конечностям скелета были привязаны веревками грузовые балласты для ныряльщиков, то же и в том месте, где раньше находилась талия, это окончательно снимало последние сомнения.

Теперь медико-судебный эксперт рассматривал рентгеновские снимки зубов, полученные от полиции Бостона, сравнивая их со снимками зубов скелета. Он надиктовал то, что удалось выяснить, на портативный магнитофон и потом позвонил детективу в полицейское управление Бостона, который прислал рентгеновские снимки.

– Думаю, что вы можете связаться с семьей пропавшего и сообщить им, что судьба этого человека установлена, – проговорил в трубку судебно-медицинский следователь. – К несчастью, похоже, что доктор Трюскот больше не будет делать операций.

Глава 35

Вскоре после обеда в дверь к Розе постучалась миссис Анни Фруманян.

– Из Атланты звонит этот очаровательный мистер Малхолланд, – прочирикала она.

Малхолланд, который улетел домой сразу же после посещения «Био-Вир», все-таки одну ночь переночевал в ее гостинице и позавтракал утром вместе с ней. Он отличался легендарной бессонницей и высказал массу бесценных замечаний, слушая за полночь рассказы миссис Фруманян о своей жизни. Потом говорил Розе, что никакая сонная таблетка не клонила его ко сну так, как убаюкивающая болтовня этой говорливой дамы.

– Кен, что-нибудь удалось получить? – спросила Роза, когда убедилась, что хозяйка положила свою трубку телефона.

– Мы раскопали адрес трехгодичной давности и пока что ничего больше, – ответил вирусолог. – Если вы найдете по этому адресу мистера Фезлера, то, может быть, скажете ему, если имеющийся у нас номер социального страхования правильный, что мы случайно насторожили налоговую службу, а он уже четыре года не подает сведений о своих доходах.

Фезлер, создатель вируса СРВ113, почти наверняка был тем самым пугливым, заикающимся шибздиком, который пытался подойти к Саре. И, несмотря на то что ветераны компании «Био-Вир» помнили, что он проработал с ними пять лет, никто из них ничего не знал о его личной жизни, а в отделе кадров не сохранилось никаких документов о том, что он вообще когда-либо работал в их лаборатории. Из того немногого, что им удалось узнать в «Био-Вир», у Розы и у Кена сложилось впечатление, что это был исключительно одинокий, очень умный, когда-то поразительно толстый мужчина лет сорока или пятидесяти. Он страшно похудел, работая в «Био-Вир». А также угробил большое число обезьян: И к большому ужасу смотрителя животных Клетуса Коллинза, карточки на тех приматов, как и досье на самого Фезлера, куда-то исчезли.

Именно Малхолланду пришла в голову мысль использовать компьютерную систему поиска «фастфайнд». Эта система была установлена в 1981 году по распоряжению комиссии, секретно созданной президентом страны. Перед ней была поставлена простая и практическая задача – отбирать людей для работы в государственном аппарате. Установка системы обошлась в двенадцать миллионов долларов, но уже в течение первого года ее использования удалось окупить эти расходы только на выявлении лиц, которые уклонялись от уплаты налогов. Она действовала на быстрой интеграции всех данных, имевшихся в службе налоговой инспекции, ФБР, в военном ведомстве, в полиции, администрации социальной безопасности, управлении выдачи паспортов, службах иммиграции и натурализации; учреждениях кредита, отделениях по безработице, автоинспекциях по выдаче водительских прав и дюжины национальных почтовых списков. Департамент Розы неоднократно использовал эту систему, чтобы отыскать людей, которые подвергались воздействию заразной среды или опасных токсинов.

– Адрес, по которому числится Фезлер, в районе Бруклина, – добавил Малхолланд.

– Знаю, где расположен Бруклин.

– Бич, 331, квартира 2-Ф.

Роза записала адрес, потом отыскала эту улицу на городской карте.

– Нашла эту улицу, – сказала она в трубку. – Придется еще раз прокатиться на такси. Не знаю, что пугает меня больше в этих поездках: плата или физиономия водителей. Может быть, стоит подумать о том, чтобы взять машину напрокат.

– Или у кого-нибудь на время. Не забывайте, что вы в отпуске по болезни. Не удастся компенсировать затраты за счет дяди Сэма. Роза, послушайте, есть тут еще одна интересная деталь. Пока я находился в Бостоне, один из моих сотрудников занимался исследованиями сыворотки крови Лизы. Получается, что ее уровень интерферона несколько выше нормы.

– Интерферона?

Розе понадобилось некоторое время, чтобы понять, о чем идет речь. Интерферон – антивирусный протеин естественного происхождения – хорошо известен, объект повсеместных исследований, но пока малопонятное вещество. При большой дозировке оказывал явное противораковое воздействие. При небольших количествах, производимых самим человеческим организмом, несомненно, играл роль в том, что блокировал появление таких заболеваний, как лишай и ветрянка.

– Кен, – наконец, попросила она, – поделитесь со мной своими соображениями на этот счет.

– Ну, на данном этапе мне представляется это так, что Лиза подцепила неклиническую инфекцию СРВ113 без симптомов. Развитие этого вируса блокируется ее собственным интерфероном, антителами, а скорее всего, и тем и другим. Своего рода биологическая мексиканская ничья. Думаю, что у всех у нас в организме содержатся различные вирусные инфекции в неактивной форме. Некоторые из них могут даже вызывать раковые заболевания. В данном случае речь идет о дремлющей инфекции СРВ 113, которая не усиливается, но и не пропадает. Потом возникает какая-то особая ситуация, и зыбкое равновесие нарушается...

76
{"b":"491","o":1}