A
A
1
2
3
...
78
79
80
...
98

Все было тихо. Мысли разлетелись, на нее опустилась еще более тягостная тьма. В течение нескольких секунд она слышала бульканье в груди, когда легкие отчаянно втягивали в себя воздух. Потом и этот звук замер. Давящая темнота неумолимо поглощала ее. Потом охвативший ее ужас неожиданно и милосердно прошел.

Глава 36

Время приближалась к шести часам, когда Роза достигла жилого здания в районе Бруклина, где два года назад жил Уоррен Фезлер. Она поговорила со всеми жильцами этого дома, которые открыли дверь на ее звонок, и потом опять заехала в «Био-Вир», чтобы убедиться, не остался ли там кто-нибудь, кто мог бы пополнить ее сведения об этом человеке. Усилия ее в общем и целом оказались бесплодными.

Скудная информация, полученная от соседей, сводилась к тому, что Фезлер отличался спокойствием и скромностью, но в один прекрасный день просто не вернулся домой. Его мебель сложили в кладовую, а позже продали с аукциона. Секретарь агентства по сдаче жилья побожилась, что документы квартиросъемщиков хранятся по меньшей мере пять лет после того, как жилец выезжает, Но, видимо, Уоррен Фезлер и в этом оказался исключением. Роза окинула взглядом жилое здание. Наступило время вечерних семейных обедов. Может быть, ей удастся застать кого-то еще, кто в прошлый раз не был дома. Может быть, кто-то из тех, с кем она уже разговаривала, припомнит что-то дополнительно. Характерная для Суарес дотошность требовала, чтобы на еще раз прошлась по соседям. И она знала, что сделает это, пока не закончится день. Но, не желая снова начинать обзванивать всех подряд, она бродила в сгущавшихся сумерках, пытаясь придумать какой-то новый разумный шаг.

«Детали, – размышляла она, рассеянно идя по улице. – Надо думать об этом человеке... Думать об Уоррене Фезлере». Она уже прошла мимо небольшого магазинчика, когда остановилась. Из магазинчика доносился аромат свежеиспеченного хлеба, только что срезанных цветов и фруктов. Продукты. Судя по описаниям, до своего удивительного преображения Фезлер весил 230 фунтов или даже больше того. Вполне вероятно, что главным в его жизни была еда. А если это так, то магазинчик для гурманов в квартале от его дома вполне мог превратиться в место частых посещений.

Роза начала с кассира и поочередно поговорила со всеми работниками магазина. Четвертый человек, с которым она разговорилась, пожилой мужчина в мясном отделе, оказался для нее находкой.

– Конечно, я знал Уоррена, – сказал мясник. – Он был одним из самых приятных людей, которые сюда приходили. Просто прелесть. Никогда много не болтал – вы знаете, у него было что-то с речью. Он мог отдать вам последнюю рубашку.

– А в последнее время он сюда заглядывал?

– Да уже давно не был. Наверное, месяца два, три. Не показывался с минувшего лета.

Несколько месяцев. Фезлер съехал с квартиры два года назад, а продолжал ходить в этот небольшой магазинчик.

– Не знаете, почему он прекратил ходить к вам за покупками или где бы я могла найти его? – спросила Роза.

– Нет. Но готов держать пари, что это знает миссис Ричардсон. Славная старая женщина. Плохо видит, да и ходить ей трудно. Наверное, она живет одна. Уоррен, бывало, носил ей продукты, чтобы она не тратилась на доставку. А с тех пор как он перестал тут появляться, мы доставляем ей продукты на дом. Бедная старушка. Для таких, как она, и три дополнительных доллара большие расходы.

– Вы попали в точку! – воскликнула Роза.

Пятнадцать минут спустя она уже заваривала чай и убиралась на кухне у Элси Ричардсон. Старая дева, которой было не меньше девяноста, а вполне вероятно, и больше, жила в захламленной двухкомнатной квартире цокольного этажа с тремя кошками, которые, казалось, были не моложе хозяйки. Она мучительно медленно передвигалась на отекших ногах с опухшими коленками и еле различала предметы в своей квартире. Несмотря на это, она как-то обходилась без посторонней помощи и обладала прекрасным и удивительным умом.

– Я – мисс, а не миссис, – поправила она Розу. – Я все ждала мужчину, который был бы умнее меня, но такой так и не подвернулся... во всяком случае, до появления мистера Фезлера.

– Очень приятно слышать, – продолжала она, – что с мистером Фезлером все в порядке. Он уже несколько недель не заглядывал ко мне.

– Мне неизвестно, в порядке он или нет, мисс Ричардсон. Я просто пытаюсь разыскать его.

– Дайте мне немного молока с лимоном, дорогая. Лимон лежит на нижней полке холодильника, с левой стороны. Где находится это, я знаю, а вот куда подевался мистер Фезлер, мне неизвестно. Об этом он никогда не говорил. Такой добрый человек. Вы знаете, как мы с ним познакомились? Я упала, вот как. Прямо перед магазином. Он поднял меня и отряхнул. И это оказался мой последний выход в магазин. Шесть долларов в неделю. Вот сколько он экономил мне. Не говоря уже о деньгах, которые он мне давал. Я отказывалась. Где там, он просто их оставлял на столе.

– По рассказам, он действительно похож на хорошего человека, – подхватила Роза, невольно все же вспомнив об ужасных случаях смерти женщин от ВСК. – Мисс Ричардсон, не знаете, куда он мог отправиться... если бы у него возникли неприятности? Какие-то друзья или родственники?

– Никого, о ком бы я... подождите. У него есть сестра, которую зовут Мэри. Нет, не Мэри, Марта. «Моя сестра Марта» – так он постоянно называл ее. Просто не верится, что я могла совсем забыть об этом. Ах, простите, милочка.

– Вы держите себя молодцом, мисс Ричардсон, – подбодрила ее Роза, кладя печенье на чайное блюдечко женщины. – Вы не помните, фамилия Марты была тоже Фезлер?

– Нет, боюсь, что... – Лицо ее вдруг прояснилось. – Календарь, – сказала она.

– Календарь?

– Мистер Фезлер говорил, что это реклама предприятия его сестры. Он принес его мне, потому что на нем крупные цифры и буквы. И повесил его у меня. Но я на него почти не смотрю. Он вон там, дорогая.

Она показала на дверь в спальню. Календарь висел на стене. На верхней половине была изображена пышногрудая блондинка – манекенщица. Ее нагота была слегка прикрыта шортами в обтяжку, в руке она держала канистру для бензина. На календаре была напечатана надпись:

"РЕМОНТНАЯ МАСТЕРСКАЯ АВТОМОБИЛЕЙ И ЛОДОК ФЕЗЛЕРА.

МАРТА ФЕЗЛЕР, ХОЗЯЙКА.

ХОРОШИЕ СПЕЦИАЛИСТЫ ПО ДВИГАТЕЛЯМ"

Адрес мастерской был напечатан в самом низу: Глочестер. Роза знала, что этот городок находится примерно в тридцати милях к северу от Бостона. Она записала адрес и номер телефона. Потом убралась немного в спальне, обняла Элси Ричардсон, оставила ей двадцать долларов и направилась обратно в свой пансионат. Если брат и не скрывался у Марты Фезлер, то сестра знала, где он находится. Интуиция подсказывала ей это с полной определенностью.

Роза прошла к ближайшей большой улице и взмахом остановила такси. Она ликовала. Скоро, очень скоро она завершит свою карьеру эпидемиолога. Но не раньше, чем рассеются злые духи проекта БАРТ.

* * *

– Руфь, привет, говорит Мэт. Простите, что я вам звоню домой.

– Ну что вы. Как прошла ваша встреча с адвокатом?

– Они отзывают свой иск против Болдуин.

– О, это великолепно. Просто замечательно. Поздравляю.

– Спасибо. Руфь, послушайте. Я нахожусь в Медицинском центре Бостона и не могу найти Сару. Она не звонила вам?

– Звонила, как раз перед моим уходом, примерно час назад. Записку я оставила на вашем столе. Она сказала, что сегодня она свободна. Что до шести часов будет находиться в больнице. А после этого поедет домой. Судя по голосу, она была расстроена.

– Как я узнал, у нее были для этого причины. Спасибо, Руфь. Увидимся завтра. И спасибо за то, что вы прибрались в моем кабинете.

– Надо ли сделать что-нибудь еще?

– Нет. Вы включили автоответчик?

– Я всегда это делаю, мистер Даниелс.

– Знаю, знаю. Спокойной ночи, Руфь. Завтра увидимся.

Мэт повесил трубку телефона-автомата, осмотрел шумное фойе. Было уже половина седьмого. Сара сказала, что уйдет из больницы в шесть. Но ее новый велосипед все еще стоял на улице, прикрепленный цепью. Она не ответила на вызовы своего бипера, не откликнулась также и на радио-вызов больничного оператора. В квартире отзывался только автоответчик, а на ответчике дома у него самого никаких вестей от нее записано не было.

79
{"b":"491","o":1}