ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Это название задело какую-то струну... Но почему?

– О'кей, все собираются в группу, – опять прозвучал голос нараспев. – Участие обязательно. Никаких отговорок. Начали.

«Фармацевтика Гурона», – размышляла Сара, садясь на место, которое было не на самом виду. – Где я могла сталкиваться с этим названием раньше? Где?"

– Итак, слушаем все, – произнесла руководительница, обращаясь примерно к двадцати пациентам. К нам сегодня присоединились два новичка. Поэтому, думаю, будет правильно, если мы по очереди представимся Друг другу. Меня зовут Сесили, воспитательница группы в «Андервуд-6».

– Марвин, – произнес сидевший рядом с ней негр с отсутствующим взглядом.

– Линн.

– А я – Нэнси. Не смейте называть меня Нэн.

– Пит...

– Питер!

Сара не услышала ни одного из последующих имен, а когда подошла ее очередь, то не сразу поняла, что от нее хотят. Она вдруг вспомнила, почему ей показались знакомыми слова «Фармацевтика Гурона».

"Наши соответствуют стандартам. Мультивитамины, одобренные федеральным агентством и изготовляемые для нас на предприятиях «Фармацевтика Гурона».

Эти слова произнес Питер Эттингер, когда давал показания под присягой. Сара была в этом абсолютно уверена. Она как будто снова слышала его голос, а мысленным взором видела самодовольное выражение, когда он произносил их. Вначале фонд МакГрафа, а теперь «Фармацевтика Гурона». Две прямые связки между Питером Эттингером, аюрведической системой похудения с помощью лекарственных трав и Медицинским центром Бостона. «Совпадение? – Сара крепко сжала кулаки на своих коленях. – Ничего подобного!» – подумала она.

– Очень хорошо, Сара, – произнесла воспитательница. – Если вы сегодня не хотите рассказывать о себе, то мы, конечно, отнесемся к этому с пониманием. Но я должна также сказать вам, что мы не одобряем такого поведения во время собраний группы...

Глава 39

Время приближалось к полудню. Движение в южном направлении по центральной улице, ведущей к окраине, было легким. Но Мэт хорошо знал мстительный характер бостонских водителей и оставался на средней полосе, твердо решив никого не задевать. Секретарша Колина Смита сообщила, что ее начальника в оставшуюся часть дня не будет. Заядлый рыбак, он после обеда каждую пятницу с середины апреля до начала ноября проводил на борту своего судна. Однако, добавила секретарша, совещание затянулось, и он уехал с работы не больше чем двадцать минут назад. Если у Мэта к нему важное дело, то он может позвонить в яхт-клуб Южного Бостона.

Вместо этого Мэт решил сам появиться на пристани без предупреждения. Он знал дорогу, поскольку ездил туда несколько раз, когда играл в команде «Ред Сокс». А Колин Смит, похоже, не очень любил сюрпризы.

По пути в кабинет Смита Мэт заглянул к Ели Бленкеншипу. Главврач искал в Нью-Йорке информацию о том, как ему связаться с фондом МакГрафа. Там не удивились, что в списках такого фонда нет. Фонд, несомненно, возник несколько лет назад с единственной целью – подготовиться к отмыванию огромных прибылей, которые ожидались от аюрведической системы похудения с помощью лекарственных трав. Кто бы ни задумал это предприятие, обладал замечательным предвидением, так же, как и хорошим пониманием психологии американцев, желавших сбросить лишний вес, но сделать это, не затрудняя себя. Умело сбываемый товар, приводящий к похудению без диеты, мог стать настоящей золотой жилой, А аюрведическая система похудения с помощью лекарственных трав не только была хорошо разрекламирована, но и, похоже, давала результаты.

Как представлял себе Мэт, продукт из лечебных трав предложил и, возможно, создал в МЦБ таинственный аюрведический врач из Индии Прамод Синг. Порошок был испытан Сингом примерно четыре с половиной года назад, а также совсем недавно по крайней мере на трех женщинах – Алетее Вортингтон, Констанции Идальго и Лизе Саммер. Возможно, были и другие подопытные, но, к счастью, никто больше не забеременел и ни у кого не начались предродовые схватки.

Впоследствии Синг объединил свои усилия с Питером Эттингером, а позже с агентством по сбыту, которое понимало силу информационной рекламы по телевидению. Сам король Мидас не смог бы более умело превращать травы и протеин в золото. Часть выручки от продажи этого товара теперь потекла в сундуки больницы, возможно, в качестве оплаты за работу, которая была здесь проделана раньше. На другие деньги осуществлялся проект «Ксанаду» империи Эттйнгера.

А где остальные деньги?

Согласно сообщениям оперативных работников Джереми Мэллона, направленные в «Ксанаду» и Медицинский центр Бостона суммы представляли собой лишь долю того, что давала это бурно развивавшаяся операция. Вполне могло быть, что у Колина Смита не было полной картины происходившего. Но что-то он все-таки знал.

Яхт-клуб Южного Бостона, который в течение многих десятилетий являлся достопримечательностью для судовладельцев, представлял собой беспорядочно построенное трехэтажное здание из сборных панелей. Оно стояло на самом виду и со стороны автострады, и со стороны гавани, но попасть в него было труднее, чем на игру команды «Келтикс». Различные плавающие посудины примкнули к этому старому зданию, как спицы. Летом нельзя было отыскать ни одного свободного места на густой сети окружавших его причалов. И даже сейчас, когда сезон практически кончился, на воде все еще плескалось порядочно судов. Парковочная площадка возле клуба, засыпанная гравием, была обнесена забором, у въезда стояла сторожа охранника. Мэт сунул служащему десятку, чтобы иметь возможность без предупреждения «удивить» своего старого однокашника Колина Смита.

Следуя указаниям охранника, Мэт запарковался прямо за зданием клуба и спустился с каменистого склона на причал. Судно Колина Смита «Ред Инк» стояло в конце пятого причала. Служащий сказал, что это малинового цвета судно длиной в тридцать футов. Самое красивое во всем клубе. Смит расправлял какие-то веревки на корме и, по-видимому, был один. Когда он увидел приближавшегося Мэта, на его лице отразилось неудовольствие.

– Даниелс, – воскликнул он, вытирая руки о джинсы и с подозрением поглядывая на Мэта. – Какими судьбами?

– По делам, – просто ответил Мэт.

– Ко мне?

– Вы не против, если мы присядем на несколько минут?

– Но не больше. – Он показал Мэту в сторону кубрика. – Сегодня лучший день за последние несколько недель. Я уже и так запоздал и хочу отчалить как можно скорее.

– Вы можете плавать на таком судне один?

– С закрытыми глазами.

– Это впечатляет. Послушайте, Колин. Видели вы сегодняшние газеты.

– Вы имеете в виду, что нашли тело Эндрю Трюскота?

– То, что от него осталось.

– Какое это имеет ко мне отношение?

– Может быть, большое. Сара Болдуин и я без конца говорили людям о том, что Трюскота убили. Но нам никто не верил. Теперь они нам поверят. С того самого дня, когда Уиллис Грейсон подал иск против Сары, кто-то отчаянно старался сделать так, чтобы все выглядело, как будто именно она повинна в этой болезни ВСК. Трюскота убили, когда он попытался доказать, что ей все это подстроили. И вот, вчера вечером, кто-то попытался убить ее и представить это как самоубийство. Честно говоря, Колин, думаю, что вы замешаны в этом.

– Вы спятили.

– Думаю, что либо вы сами это сделали, либо знаете кто.

Смит встал и начал развязывать одну из веревок на корме.

– Идите, побегайте за бабочками.

– Колин, а что вы можете сказать о фонде МакГрафа? Почему он выделяет средства вашей больнице одновременно с переводом денег Питеру Эттингеру? Кто затеял это? Кто на этом действительно греет руки?

Финансовый работник закончил развязывать веревку и начал ослаблять узел на другой. Мэт надеялся увидеть на его лице отражение злобы, но заметил только страх и смущение... совсем не те выражения, которые можно увидеть на лице добровольного участника убийства.

– Даниелс, я сейчас ухожу в море, – произнес он. – Если вы хотите выдвинуть обвинения, то вам надо обратиться в полицию или к адвокату. Но не ко мне.

84
{"b":"491","o":1}