ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

"КСАНАДУ.

ВЪЕЗД ВПЕРЕДИ ЧЕРЕЗ МИЛЮ.

Исключительно для постоянных жителей общины, придерживающейся целительных принципов Аюрведы жить духовно... жить долго... жить здесь.

Дома стоимостью от 450.000 долларов".

Огромный рекламный щит... красивый шрифт на фоне утра в Гималаях... номера телефонов для ознакомительных поездок и бесед. Мэт остановился возле щита, пока водитель, который, как предполагал Мэт, был никто иной, как Питер Эттингер, удалялся по пустынной, недавно заасфальтированной дороге по направлению к въезду. На другой стороне дороги проходила бесконечная цепочка семифутовых заборных блоков, соединенных цепями, которые в этом месте образовывали, видимо, угол общины «Ксанаду».

«Ксанаду». Мэт знал, что это название происходит от мистической, магической земли, воспетой в какой-то поэме... которую его когда-то заставляли изучать, даже запоминать наизусть:

"Кубла-хан издавал в Ксанаду
Величественные указы..."

Мысленно он вспоминал круглый почерк кого-то из учителей на школьной доске. Мильтон? Вордсворт? Может быть, Кольридж? Он просто не мог вспомнить фамилию автора. Ничего не запомнил он и из самой поэмы. Но, впрочем, представить себе Питера Эттингера в образе Кубла-хана было совсем нетрудно.

Мэт мысленно прикидывал различные варианты, когда услышал звук приближающейся машины – она ехала в том же направлении, куда только что укатил Эттингер. Он пригнулся, вроде бы осматривая переднее правое-колесо, и мимо пронесся грузовой фургон с белыми металлическими боками, свернув на дорогу, перпендикулярную той, по которой только что проехал Эттингер. Заучив чуть ли не наизусть высказывания Эттингера во время дачи им показаний, Мэт тут же сообразил, что означает название фирмы, написанное на грузовике. «Фармацевтика Гурона» производила витаминные капсулы, которые включались в комбинацию аюрведического порошка для похудения. Если предположить, что фургон доставил груз, а рекламный щит показывал на главный вход, то был какой-то боковой въезд в «Ксанаду». Мэт забрался в свою машину и поехал вслед за грузовиком.

На протяжении примерно четырехсот ярдов дорога петляла в густом лесу. Листья деревьев и кустарников давно пожелтели, но стояла необычайно мягкая осень, и они не осыпались. Неожиданно лес закончился просторным открытым пространством, которое явно было вырубкой на месте холмистой лесистой местности. Прямо против того места, где пригнулся Мэт, раскинулось впечатляюще большое озеро, с недавно оформленными берегами и, возможно, искусственное. Вдоль противоположного берега протянулся ряд дорогостоящих домов: те, что поближе, уже построены окончательно, а подальше – еще строились. «Кубла-хан издавал в Ксанаду...»

Фургон «Фармацевтика Гурона» припарковался за комплексом низких побеленных зданий, построенных в тенистой рощице, недалеко от места, где находился Мэт. С правой стороны, может быть на расстоянии двухсот ярдов, расположился большой двухэтажный фермерский дом, тоже белого цвета, с одноэтажным флигелем, выдававшимся в сторону Мэта. На парковочной площадке возле фермерского дома стоял «ягуар».

От здания, где, по мнению Мэта, размещалась фабрика лечебных трав для похудения, доносился шум машин. Но ни там, ни у фермерского дома никого не было видно. От леса до флигеля дома было не больше двухсот футов, а до «ягуара» сотни полторы. Казалось, что можно пробраться к машине незамеченным. Если она не заперта на ключ, то можно будет попытаться найти взрывное радиоустройство. А если это не удастся, то он как следует все осмотрит и проскользнет обратно тем же путем. Даже если ему не удастся обнаружить ничего такого, что связывало бы Эттингера со смертью Колина Смита, всегда оставалась возможность того, что служащий яхт-клуба мог видеть, и запомнить машину «ягуар», а может быть, даже и самого Эттингера.

Низко пригнувшись и далеко не удаляясь от полосы леса, он подполз к задней стороне фермерского дома и прижался к стене. Затем он продвинулся до угла здания и прикидывал расстояние до «ягуара», когда услышал шаги со стороны основного входа. Он поскорее спрятался в тени. Не прошло и тридцати секунд, как к фермерскому дому подкатили две патрульные машины с выключенными сиренами и остановились по обе стороны от машины Эттингера. Двое полицейских остались на месте, в то время, как другие двое бегом припустились к входу в фермерский дом. Один из бегущих на ходу расстегнул кобуру табельного револьвера. Мэт углубился немного в лес и устроился, спрятавшись в неглубокой балке. Прошло несколько минут. Мэт отчаянно пытался представить себе, что происходило внутри фермерского дома. Он напрягал слух, чтобы разобрать, о чем говорили два оставшихся полицейских. Они находились от него совсем недалеко, но, поскольку один из них сидел в патрульной машине, а другой стоял лицом в другую сторону, Мэт ничего не смог разобрать из их приглушенного разговора.

Наконец дверь дома отворилась и показались два других полицейских, между ними шел явно взволнованный Питер Эттингер. На руках Питера, которые он держал за спиной, были наручники.

– Я там был. Признаю, – донесся до Мэта протестующий голос Эттингера. – Но, черт побери, я ничего не сделал плохого! Мне позвонил Колин Смит и попросил встретиться с ним в яхт-клубе. Во всяком случае, по телефону он представился как Смит...

– Не забывайте, мистер Эттингер, – предупредил его один из полицейских. – Я уже говорил вам это в доме. Все, что вы скажете, может быть использовано против вас в суде. Итак, вы ездили в этой машине?

– Да, конечно, в ней.

– И это ключи от нее, которые вы мне только что дали?

– Да, конечно. Давайте, открывайте ее, проклятье. Там нет ничего лишнего.

Совершенно сбитый с толку, Мэт поплотнее укрылся в закрытом листвой овражке. Как удалось полиции оказаться здесь так быстро? Эттингер принадлежал к национальным знаменитостям, а «ягуар» никак нельзя было отнести к неприметным машинам. Возможно, служащий на парковке или кто-либо из членов клуба узнал его.

– Вот оно, – произнес полицейский после осмотра машины примерно в течение одной минуты. – Под передним сиденьем. – Он вытащил, держа за провода, то, что явно походило на коробку радиоконтроля. Дайте кто-нибудь ящик для улик. Мистер Эттингер, неужели вы действительно считаете нас дураками?

Эттингер, вдруг ссутулившись и обмякнув, пораженно смотрел то на полицейского, то на контрольную коробку. Даже на таком расстоянии Мэт мог видеть необычную его растерянность.

– Я хочу позвонить своему адвокату, – выговорил он.

– Из участка, мистер Эттингер.

Эттингеру помогли сесть на заднее сиденье патрульной машины, отгороженное от водителя стеклом. Хлопок двери отозвался громким эхом в тихом полудне. Мэт подождал, пока машины не только скрылись, но и затихли вдали, перед тем как направиться к фабрике. Он исходил из того, что где-то должна находиться охрана. Но поскольку не было. Эттингера, который мог бы узнать его, он мог вести себя более смело. Выдать себя, например, за какого-нибудь инспектора. «Да, – подумал он, пробираясь вдоль стены самого маленького из фабричных зданий. – Лучше не попадаться. Но если попадусь, то пригодится версия об инспекторе здравоохранения».

Там, где припарковался грузовик «Фармацевтика Гурона», располагалась небольшая приемная. Мэт огляделся вокруг в поисках водителя, потом пошел вдоль стены, заглядывая в окно. Помещение было пустым, если не считать двух морозильников, дверцы которых открывались кверху. На каждом из морозильников было написано «Фармацевтика Гурона» таким же шрифтом, как и на фургоне. Похоже, что оба были открыты.

Еще раз оглянувшись, Мэт проскользнул внутрь помещения. Застекленная наполовину дверь из основного помещения в приемную была закрыта. Но через стекло виднелись женщины, человек двадцать, каждая стояла на своем рабочем месте и заполняла коробочки, надо полагать, компонентами лекарственных трав аюрведической системы похудения. Он отошел от двери и подошел к морозильнику, который стоял в стороне и не был виден женщинам в цеху. На крышке была приклеена надпись: «До отправки держите витамины в замороженном состоянии». Осторожно он отжал ручку и приподнял тяжелую крышку. На полочках лежали упаковки с витаминными капсулами, целиком заполнив весь морозильник. Мэт некоторое время внимательно рассматривал упаковки. Они были идентичны тем, что Сара получила от Аннали Эттингер, В каждой было по девяносто капсул – запас на три месяца. Он уже собирался закрыть крышку морозильника, когда без всякой причины приподнял одну полочку с упаковками.

86
{"b":"491","o":1}