ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Там, где цветет полынь
Ее худший кошмар
Ты должна была знать
Дюна: Дом Коррино
Душа в наследство
Девочка с Патриарших
Любая мечта сбывается
Путь к характеру
Как химичит наш организм: принципы правильного питания
A
A

У двигателя стояла и что-то делала женщина. Роста она была не очень высокого, но во всех остальных смыслах, физически, очень импозантна. На ум Розе пришло одно слово – крупная. Не толстая. Не очень грузная – хотя было и это. Но главное – крупная. Ее широкие плечи и крутая спина оттопыривали запачканную маслом спецовку на помочах. Рукава черной водолазки были закатаны до предела. Волосы под кепочкой нефтекомпании «Мобил» стянуты назад в форме конского хвоста.

– Приветствую вас, – произнесла она, взглянув на Розу лишь для того, чтобы оценить ее, и тут же вновь повернувшись к двигателю.

– Я ищу Марту Фезлер, – сказала Роза.

– Вы ее нашли. – Она отвернула несколько болтов и бросила их в банку от кофе, наполненную едко пахнущей жидкостью. – Знаменитый обезжириватель Фезлеров, – пояснила она. – Бензин, борная кислота и немного слюны. – Она опять взглянула на Розу, заговорщически улыбнулась и подмигнула. Мотор вытяжки вон там, у лестницы. Можете его выключить, если хотите, чтобы я расслышала, что вы говорите.

Роза поступила, как посоветовала ей женщина. Когда она возвратилась к Марте Фезлер, та взялась за тяжелый промасленный трос и стала подтягивать массивный двигатель выше над головой.

– Сколько он весит? – спросила Роза.

– Без заднего сцепления? Ну, двести пятьдесят, может быть, триста.

– Удивительно.

– Удивляться тут нечему. Я лебедкой и другими причиндалами, которые у меня тут имеются, смогу одновременно поднять два таких мотора, если захочу или если мне это будет нужно... Думаю, что смогу. Она зацепила промасленный трос за зажим на стене, сделала одну петлю для подстраховки. Розе не верилось, что она все это видит своими глазами.

– Эта одна петля удержит ее там? – спросила Роза в то время, когда женщина сливала смазочное масло.

– Удержит, если никто не будет соваться сюда. А поскольку я работаю здесь одна, то делать это некому.

Ее круглое лицо было гладкое и без морщин. И хотя манеры резковатые, а голос напоминал скрип наждачной бумаги, в ней было что-то привлекательное. Роза представилась ей.

– Мисс Фезлер, мне нужна ваша помощь, – сказала она.

– Я для всех Марта. И если у вас не поломка в двигателе машины или лодки, то не понимаю, чем могу...

– Марта, мне надо разыскать вашего брата Уоррена. И очень, очень срочно.

Марта опустила руки и вытерла их о полотенце, которое, казалось, больше не могло впитывать масло. На мгновение Розе даже показалось, что она станет отрицать, что у нее есть брат, и потребует, чтобы она ушла. Потом, очень быстро, выражение лица женщины изменилось.

– Может быть, мы пойдем и присядем, – предложила она. – Хотите кофе?

Сидя за маленьким столиком с металлическим верхом, можно было наблюдать за спокойной гладью вод гавани со стороны рельсов. Роза рассказывала поместившейся против нее Марте Фезлер о своей работе по расследованию случаев ВСК с момента приезда в Медицинский центр Бостона, об обнаружении дневника Констанции Идальго и, наконец, о Кене Малхолланде и его усилиях выявить источник вируса СРВ 113.

– Думаю, что каким-то образом женщины; которых я обследовала, заразились вирусом, который вывел ваш брат, – закончила она свой рассказ. – Вполне может быть, что какая-то составная часть порошка, который они принимали, была зараженной: Не знаю. Надеюсь, что это знает Уоррен... Как только вирус оказался в организме этих женщин, их природные защитные средства вступили с ним в борьбу, но так и не смогли окончательно его уничтожить. Равновесие, возникшее на какое-то время, нарушалось в периоды стрессов.

– Сколько женщин умерло от этого?

– Насколько мне известно, две. И их младенцы. Третья женщина, на чьей сыворотке крови мы сделали посев вируса, потеряла ребенка и чуть не умерла. Боюсь, что она не последняя, Марта. Вот почему мне надо найти вашего брата.

Марта Фезлер стала смотреть на воду и на удлиняющиеся полуденные тени. Наконец она подала Розе блокнот и ручку.

– Напишите свои координаты, фамилию, откуда приехали, названия вируса и болезни, – предложила она. Она подождала, пока Роза все это написала, потом оторвала лист и положила его в карман своей спецовки. – Подождите здесь, – попросила она.

Она неуклюже загромыхала вверх по лестнице и скрылась за чердачной дверью. Роза рассеянно что-то чертила в блокноте и наблюдала, как две чайки дрались из-за мидии. И только взглянув вниз, она поняла, что выводила в блокноте и заштриховывала аккуратно выведенные буквы: БАРТ.

Прошло пять минут. Один раз Розе послышалось, что Марта Фезлер вскрикнула. Чайки закончили свой спор и заскользили по воздуху вдоль гавани. Наконец дверь вверху отворилась и в сопровождении сестры показался Уоррен Фезлер. Он похудел еще больше после того случая, когда промчался мимо Розы во дворе МЦБ. По сравнению с ним Марта выглядела настоящей тумбой. Он подошел к Розе, застенчиво улыбаясь.

– П-простите, что я д-доставил вам ст-т-только б-беспокойства, – произнес он, спотыкаясь на каждом слове. – Меня ст-т-рашно запугали.

Он сел напротив Розы. Марта принесла один складывающийся стул и села на него; лицом в сторону рельсов.

– Уоррен не возражает, если я буду присутствовать, – пояснила она.

– Прекрасно, – отозвалась Роза. – Поверьте мне, Уоррен, вы поступили правильно, что вышли ко мне.

– Даже если м-меня убьют?

– Постараемся, чтобы этого не произошло. Когда руководство моего департамента узнает о том, что происходит, вам обеспечат любую необходимую защиту. Если я не ошибаюсь, Уоррен, другие уже погибли от этого вируса. Не исключено, что, перестав прятаться, вы спасете жизнь многих.

– Ч-честно говоря, я не знал, что кому-н-нибудь п-причинил боль. Он сказал, что п-проблема возникла у д-доктора Б-Болдуин. Н-не от вируса.

– Кто он, Уоррен?

Уоррен Фезлер потер глаза, которые выглядели поблекшими и очень уставшими. Повернулся к Марте, та поощрительно кивнула ему.

– Бленкеншип, – неожиданно произнес он. – Ели Бленкеншип.

Роза недоверчиво уставилась на него. Бленкеншип! Человек, которому, помимо Сары и Даниелса, Роза доверяла всю собранную ею информацию. Она почувствовала подступающую к горлу тошноту.

– Объясните, – попросила она.

– Я с-сильно з-заикаюсь. П-простите.

– Извиняться не за что, Уоррен. Даже и не думайте об этом. Просто расскажите мне о СРВ 113 и об Ели Бленкеншипе...

– Если г-говорить медленно, тогда ничего.

– У вас получается неплохо.

Фезлер вздохнул, чтобы успокоиться. И действительно, когда он снова заговорил, то казался более собранным и говорил более ровно.

– СРВ расшифровывается как вирус свертывания крови. Я совершенно случайно наткнулся на его способность вызывать похудение. Думаю, что это зависит от каких-то генов, которые хромосомами тесно связаны с теми, над которыми я работал. Соединенный ген оказывает воздействие на пищеварение и клеточное накопление "жира, блокируя конкретные ферменты. Изолируя гены свертывания, я, видимо, устранил те, которые обеспечивают контроль и сбалансированность противожировых генов. Мои обезьяны начали худеть. Многие подохли. Когда я разобрался, что с ними происходит, я начал делать прививки, и еще кое-что. Они перестали дохнуть, но очень худели. Наконец, я ввел этот вирус себе самому. Он сработал великолепно. Всего за несколько месяцев я похудел на сотню фунтов без всяких проблем и без всяких побочных последствий.

– Но Клетус Коллинз сказал, что обезьяны подыхали.

– М-мне стыдно говорить об этом, но я сам уб-бивал их, чтобы сохранить тайну. Такая идея пришла Бленкеншипу. Мы с ним были однокашниками в аспирантуре. У него степень Д.М. А у меня и Д.М., и Д.Н. Клянусь, я никогда не думал, что кому-нибудь станет от этого плохо. Вы д-должны мне поверить.

– Она верит тебе, Уоррен, – грустно произнесла Марта. – Рассказывай дальше.

– Я доложил Ели о вирусе и о том, что я обнаружил. Он заметил, что мы можем здорово разбогатеть на этом. Впрочем, существовало две проблемы.

88
{"b":"491","o":1}