ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Для Розы последние кусочки мозаики уже легли на место. Картина стала совершенно ясной.

– Вопрос о патенте, – сказала она.

– Совершенно точно. Вирус принадлежит «Б-Био-Вир».

– И полагаю, что копия такого вируса находится в распоряжении федерального агентства по лекарственным препаратам.

– Вы очень догадливая, – произнес Фезлер.

Роза задумалась о том, сколько всего она рассказала Ели Бленкеншипу – особенно за последние два дня.

– Не очень догадливая, – отозвалась она. – Значит, Бленкеншип состряпал порошок для похудения из лекарственных трав, чтобы обойти длительную процедуру исследований по линии федерального агентства по лекарствам.

– Там бы это в л-любом случае не ут-твердили. Всю эту штуковину придумал Ели. Он потрясающе г-голова-стый. Но сатанинского типа. Он чрезвычайно, удивительно скрытный. Никто, кто был втянут в эту операцию, не знал, что делают другие. Ни Синг, ни Эттингер, ни Пэрис, ни даже я.

– Кто из них знал о вирусе?

– Только я... и Ели.

– Но он же содержится в порошке.

– Н-нет. Не в порошке, в витаминах. Одна из капсул витаминов – н-номер девять – отличается от других. Я сделал их сам в лаборатории, которую Ели организовал для меня. Сначала я верил, что виновата в несчастьях женщин д-доктор Болдуин. Потом начал сомневаться. Я испугался того ч-что мы делаем. Особенно потому, что так много людей покупали порошок.

– Поэтому Бленкеншип пытался вас убить?

– Не Бленкеншип. Ч-человек, которого он нанял. Высокий блондин с...

– Нет!

Это слово чуть не сорвалось с уст самой Розы, когда его выкрикнула Марта Фезлер. Ее глаза расширились от ужаса. В это время справа от Розы раздался небольшой хлопок. Марта вскрикнула и отлетела назад, как будто в нее врезался шар для разрушения зданий. Уоррен и Роза бросились на пол там, где она свалилась. Она с трудом ловила дыхание. Ее глаза закатились.

– О Господи! – воскликнул Уоррен, дотрагиваясь до дырки величиной с гривенник на ее спецовке с помочами, откуда уже начала сочиться кровь. – В нее стреляли.

– Правильное наблюдение, Уоррен.

Они резко повернулись на звук голоса, который Роза узнала еще до того, как увидела говорившего. Деррил спокойно облокотился о поддерживающую балку мастерской, улыбаясь ей так же, как он делал это тогда, на автостраде. В руке он держал револьвер с глушителем, который был направлен куда-то между ней и Уорреном.

– Это тот самый человек, – произнес Фезлер, стоя на коленях. – Мужик Бленкеншипа. Почему т-ты стр-трелял в мою сестру, с-сука, п-почему?

– Уоррен, это просто бизнес, – ответил тот, сделав к нему шаг. – Уверен, что Роза, например, понимает это. Она же не обижается, что я прострелил ее покрышку. Она понимает, что это – бизнес. Просто нам надо было поточнее узнать, куда это она собралась. Я совсем не виню вас за то, что я разбил себе коленку, когда мы встретились в последний раз, и за то, что я останусь калекой до конца дней своих. Опасность профессии – я это так понимаю. Бизнес. Впрочем, теперь слово за вами.

– Вы, с-сукин сын! – пропищал Фезлер.

– Встать!.. Приказываю!

Ни жив ни мертв, ученый выполнил приказание. Он был похож на человека, примирившегося с мыслью о смерти.

Пистолет Деррила приблизился. Роза могла видеть, что Фезлер не собирается двигаться. Она прыгнула на него, толкнув изо всех сил. Он пошатнулся, согнулся в три погибели и свалился с задней части платформы между рельсами и зданием. Пуля раздробила в щепы пол, где только что стоял Фезлер.

– Беги, Уоррен, беги! – взвизгнула Роза.

Деррил повернулся к ней и спокойно, криво ухмыляясь, выстрелил ей в грудь. Как в причудливом балетном танце, Роза сделала почти ровный круг, взмахнув руками, как тряпичная кукла, которая смотрит, как куда-то полетели ее очки. Она тяжело грохнулась на пол, не дальше двух шагов от того места, где упала Марта. Боль стрелой пронзила ее спину от точки прямо над правой грудью. Она крикнула, но не была уверена, что ее голос услышали. Даже неглубокое дыхание вонзалось кинжалами в грудь, а также в плечо и челюсть.

Деррил не обращая теперь на нее ни малейшего внимания, подошел к тому месту, где Уоррен упал с платформы. Он неприлично помахивал пистолетом с глушителем, всматриваясь в направлении воды. Лежа на боку и ловя ртом воздух, Роза молилась, чтобы Фезлер преодолел свою трусость и сохранил достаточно присутствия духа, чтобы попытаться скрыться.

– П-пожалуйста, н-не ст-треляй, – услышала она вдруг его молящий голос.

– Встать! – приказал Деррил. – Не торопись, поднимайся.

Роза беззвучно проклинала обоих мужчин. Преодолевая ужасную боль, которую она никогда в жизни не ощущала, она поползла к ним.

– Теперь, Уоррен, топай сюда. Давай... Шевелись, парниша.

Роза поползла, сначала на животе, потом на карачках. Одно легкое у нее отказало. Она была уверена в этом. Она чувствовала кровь и ощущала вздутие в труди. Ее голова кружилась, зрение затуманилось, Затем, когда она раздумывала, сможет ли она продвинуться еще хотя бы на один шаг, ее рука нащупала кофейник Марты Фезлер. Услышав негромкий скрип, Деррил обернулся. Из всех оставшихся сил Роза выплеснула жидкость ему в лицо. Он, зашатавшись, попятился назад, завопил, отчаянно протирая глаза свободной рукой и беспорядочно стреляя другой.

Пуля прострелила руку Розы, но она почти не заметила этого. Она попыталась встать, подтянувшись за один из канатов, но упала опять возле стены.

– Уоррен, помогите, – хрипло крикнула она.

Деррил, корчившийся теперь от боли на полу возле рельсов, инстинктивно выстрелил на звук ее голоса. Пуля вонзилась в стену мастерской в нескольких дюймах от ее лица.

– Пожалуйста, помогите мне!

Новая пуля шлепнулась о стену возле ее лица. Кровь, которая клокотала у нее в горле, душила ее. Ее кашель был еле заметен, сознание начинало туманиться. Комната безжалостно поплыла, когда она поскользнулась на полу. Неожиданно в сгустившемся в ее голове тумане она услышала треск и ужасный вопль Деррила. Затем, так же неожиданно, все стихло.

Роза лежала возле стены, и сознание в ней еле теплилось. Ее рука находилась почти у глаз, и все-таки она не сразу поняла, что ухватилась за предохранительный трос, который Марта так слабо закрепила. Она всматривалась в сгущавшиеся сумерки. В двадцати шагах от нее лежал лицом вниз, без движения, наемный убийца Бленкеншипа. Его придавил огромный судовой двигатель.

– Уоррен, – жалобно простонала Роза еле слышным голосом. – Идите сюда.

Ответа не было. Роза боролась с надвигавшимся мраком, постепенно ее глаза закрывались.

– Роза? – прошептал ее имя Фезлер, дотронувшись до ее плеча. – Вы слышите меня?

Роза кивнула, но не могла ничего произнести. Она чувствовала, как из ее рта сочится кровь.

– Держитесь, я в-вызову «Скорую».

– Стойте, – хрипло вырвалось у нее.

– Ч-что?

– Блокнот... карандаш... вон там.

Удивленный, Фезлер подобрал блокнот, потом поднял ее голову и положил на свое колено. Мучительно и медленно она назвала ему номер телефона.

– Звоните... сразу, – удалось выговорить ей. – Объясните... ему... Сара... в... М...Ц...Б...Этот... человек... поможет.

– Я в-вызову «Скорую», – выкрикнул Уоррен. – Роза? Дьявольщина, Роза, нет!

Мышцы на ее лице расслабились. Губы закруглились в еле заметную улыбку.

– Идите, – скомандовала она.

Глава 41

29 октября

Каждый час отсидки Сары в изолированной палате отделения «Андервуд-6» оказывался более болезненным и неприятным, чем предыдущий. Сотрудники, казалось, решили продемонстрировать ей, что она не может рассчитывать на какое-то специальное обращение только потому, что она сама врач. А некоторым явно нравилось покомандовать и потормошить Д.М. Ей отказывали в любой, даже самой мелкой просьбе или вносили изменения в соответствии с правилами отделения. Главными мучителями выступали психотерапевты – в основном недавние выпускники колледжей, которые специализировались по психологии или социологии и которые, казалось, пошли на эту работу временно, пока пытались окончательно решить, как лучше распорядиться своей жизнью.

89
{"b":"491","o":1}