ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я целый день не видела своего доктора. Мне очень нужно поговорить с ним. Не могли бы вы его пригласить?

– Сожалею. Мы вызываем доктора только в чрезвычайных случаях или когда возникает проблема лечебного характера. Он придет либо сегодня вечером, либо завтра утром, так же, как и другие доктора.

– Послушайте, не хотелось бы беспокоить вас, но мне нужно заглянуть в «Настольный медицинский справочник», который выдается медсестрам. Я хочу навести справки в отношении компании «Фармацевтика Гурона».

– Сожалею. Мы пациентам не выдаем книги сотрудников.

– Ну что же, тогда, может быть, вы сами наведете справки о «Гуроне»?

– Может быть, но позже, после группового занятия, если останется время.

В конце концов, ей повезло с очередью к единственному автомату, которым пользовались пациенты. Сара смогла дозвониться до знакомого в аптеке больницы. Он сказал, что такой компании, как «Фармацевтика Гурона», нет. Ни местной, ни региональной, ни национальной, ни иностранной. Никакой. Такой ответ заставил Сару опять обратиться к персоналу.

– Я была уверена, что в час свиданий ко мне придет мой адвокат. Но он не пришел. Могу я его увидеть на минутку, если он запоздает? Это для меня очень важно.

– Сожалею. Это невозможно.

– Если он вдруг позвонит в ординаторскую, не соедините ли вы меня с ним?

– Из города можно звонить только на этот телефон-автомат.

– Но этот аппарат занят весь вечер. А в десять часов его отключают. Никто меня не предупредил об этом. Нельзя мне попытаться связаться с ним по телефону от медсестер?

– Сара, завтра с утра все будет то же самое. Вы можете не верить в это, но так оно и будет. А теперь, почему бы вам не принять лекарство, которое прописал вам доктор Голдшмидт? Потом вы немного почитаете и пойдете спать.

Узнав, что платный телефон отключается в десять часов вечера, Сара потеряла надежду что-либо услышать от Мэта до утра. Но ее беспокойство нарастало с каждым часом. Почему он хотя бы просто не позвонил ей? Она успокаивала себя рассуждениями о том, что он случайно прозевал небольшое двухчасовое окно для посетителей, а потом не мог дозвониться, потому что платный телефон был постоянно занят. Может быть, он опоздал в отделение и какой-нибудь работник психлечебницы его не впустил.

Время в «Андервуд-6» тянулось ужасно медленно. В данный момент было два часа ночи. Сара сидела в старом кожаном кресле возле окна гостиной, благодарная, что никто не придумал правила, которое бы запрещало такое времяпрепровождение. Во всяком случае, здесь можно вести себя как ненормальному и никто на это не обратит внимания.

В горле все еще першило после введения в него эндотрахеальной трубки, и, помимо того что она устала и ослабела, к ней привязался довольно неприятный кашель. Но она решила не ложиться спать до самого утра, если понадобится. Она хотела оказаться на месте, когда фургон «Фармацевтика Гурона» снова подъедет к зданию «Чилтон», если он подъедет вообще. Меньше чем через семь часов это здание взорвут. И тайны либо окажутся погребенными под щебнем, либо их увезут отсюда до того, как взрыв помешает этому. Люди из «Гурона» закончили подготовку к разрушению обреченного здания. Но, может быть, чем черт не шутит, подготовка эта не закончилась? Один луч прожектора, один хороший взгляд на водителя грузовика могут поставить все на свои места.

– Как вы себя чувствуете?

Она отвлеклась и вздрогнула при звуке голоса.

– О, здравствуйте, – приветливо отозвалась она.

Мужчина, Вес, был помощником психиатра. Он и дипломированная сестра были в «Андервуд-6» два сапога пара. В свои примерно сорок лет он был старше психиатрических работников дневной и вечерней смены, но Сара понимала, что его обязанности были больше связаны с вопросами безопасности, чем с терапией. У него была мускулистая фигура тяжеловеса и татуировка на дельтовидной мышце, которую он демонстративно показывал. У Сары сложилось впечатление, что он очень нравился сам себе. Она также серьезно сомневалась, что его образование выходило за рамки средней школы. Придя на работу в одиннадцать часов, он уже третий раз подходил к ней с разговорами.

– Вы наблюдаете за чем-нибудь интересным?

– Да нет. Вон то здание завтра взорвут.

– Знаю. Собираюсь задержаться и посмотреть на это. Тут у нас наилучшее место для наблюдения. Вы когда-нибудь работали в том здании?

Он уже не первый раз давал ясно понять, что многое узнал о ней от работников вечерней смены и из ее больничной анкеты. Это возмущало ее.

– Что? Да нет. С тех пор как я здесь, это здание было всегда закрыто. Мне просто любопытно. Вот и все.

Сара продолжала смотреть на больничный двор, думая о Мэте. Логика подсказывала ей, что у него все в порядке. Но тяжелое неприятное предчувствие не отпускало ни на минуту. Что-то не так.

– Так что, у вас с кем-нибудь свидание? – спросил Вес, бесстыдно рассматривая ее.

«Только не это!» – промелькнуло в голове у Сары.

– Да, да. Я обручена, – выпалила она.

Помощник психиатра ухаживает за ней. Только этого не хватало. Ей пришла в голову мысль о том, как было бы полезно, если бы каждый будущий доктор обязан был побыть на месте пациента. Такой курс обучения можно было бы назвать «Беспомощность 101».

– Послушайте, то, что не касается меня, не касается и вас. – Вес, повыше подняв рукав своей водолазки, полностью обнажил татуировку. – Тут существует масса правил. Могу помочь вам обойти некоторые из них.

Саре показалось, что он хочет протянуть руку и дотронуться до нее. Такая перспектива вызвала у нее тошноту. Но она понимала, что если резко оттолкнет его, то с ней может случиться все что угодно. Шикарный номер для дураков, как пациенты называли обложенную матрасами комнату, принимал, главным образом, тех, кто не подчинялся персоналу.

– Послушайте, как вас, Вес. Я очень вам признательна, что вы пришли поболтать со мной. Но мне нельзя торопиться... если вы понимаете, что я имею в виду.

Мужик повеселел.

– Ах, вот что, конечно. Понимаю, что вы хотите сказать. Сейчас вам нужно что-нибудь? Что-нибудь выпить, прохладненькое? Что-нибудь сладенькое? Может быть, что-нибудь белое с порошочком? В вашей комнате нет второй пациентки, а следующая палата за вашей – пустая.

Тошнота у Сары усилилась. Если она переживет этот кошмар, то поклянется возвратиться в «Андервуд-6» в качестве врача. И ради всех женщин, которых когда-либо загонят сюда, она по-настоящему проветрит это помещение.

Если...

Она кое-как отбилась от его заигрываний, намекнув, что он может заглянуть попозже, если она не уснет, а сама продолжала внимательно осматривать территорию больничного двора. Каждая проходившая минута укрепляла в ней решимость найти возможность удрать из «Андервуд-6» и проникнуть в здание «Чилтон» до взрыва.

Она призналась сама себе, что такая мысль была ненормальной.

В половине четвертого утра она начинала проигрывать сражение с усталостью. Сара знала, что изредка клевала носом вместе с биноклем. Но она ни в коем случае не хотела отказаться от своего намерения и боролась с сонливостью. Роза, Мэт и Ели большую часть дня посвятили тому, что распутывали различные нити тайны СРВ ИЗ. Она же провела день, присутствуя на групповом собрании, а ночью отбивалась от помощника психотерапевта, который был гораздо более ненормальный, чем большинство пациентов. Беспомощность ее положения становилась для нее нетерпимой. Она должна была найти возможность...

Сара встряхнула головой, чтобы прочистить мозги, и вытерла лицо влажной салфеткой, единственной полезной вещью, с которой она не расставалась всю ночь. На дальней стороне здания «Чилтон» началось какое-то движение. Она выключила верхний свет дневного освещения, взяла бинокль и твердо положила локти на подоконник. Свет вокруг здания «Чилтон» тут же пропал. Но луна, хотя она уже и клонилась к закату, была почти полной, а многочисленные осветительные приборы рассеивали темноту. Сара ждала, пока ее глаза свыкнутся с темнотой, но она уже четко знала, что она видит.

90
{"b":"491","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Вторая половина Королевы
Дом потерянных душ
Эринеры Гипноса
София слышит зеркала
Маяк Чудес
Исповедь бывшей любовницы. От неправильной любви – к настоящей
Время-судья
По следам «Мангуста»
Мне снова 15…