ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Затмение
Сила Instagram. Простой путь к миллиону подписчиков
Любовница Синей бороды
Аграфена и тайна Королевского госпиталя
Половинка
Сестра
Без опыта замужества
Прекрасная помощница для чудовища
Машина Судного дня. Откровения разработчика плана ядерной войны
A
A

В кафетерии МЦБ было довольно шумно, в основном галдели стажеры и медсестры. Сара встала вместе с группой в очередь и заметила, что все на нее смотрят. Но после полугода ада, в котором она жила, ей это было уже почти безразлично.

«Смотрите все, – думала она. – Через несколько минут перед вами откроется настоящее зрелище».

Она выбрала себе блюда, не собираясь их есть, а сама все время зыркала глазами в поисках Ели Бленкеншипа. Работники психолечебного отделения предложили своим пациентам садиться за два столика. Сара села таким образом, чтобы перед ней открывался как можно более широкий обзор. В этот момент она заметила медсестру с этажа доставки грузов Жоанн Делбанко, которая пила кофе за следующим столиком.

– Жоанн, – позвала она ее шепотом.

– О, здравствуйте, Сара.

Медсестра тут же отвернулась, но Сара успела заметить отвращение на ее лице. Сара знала, что за ней наблюдают сопровождающие. Малейший намек на то, что она раздражает сотрудников больницы, и ей придется возвратиться в «Андервуд-6». Но все равно она должна попытаться что-то сделать.

– Жоанн, скажите, как чувствует себя Аннали. У нее все в порядке?

Медсестра колебалась несколько секунд, потом повернулась и ответила практически через плечо.

– Если хотите знать, – холодно произнесла она, – у нее сейчас активные схватки. Она, наверное, родит либо утром, либо сразу после обеда.

Сара пришла в ужас.

– А как относительно тербуталина? – спросила она.

Сара видела, как двое сопровождающих, сидевших за ее столом, обменялись взглядами. Она почти что переходила грань дозволенного, а Бленкеншип все еще не показывался.

– Доктор Снайдер прекратил выдачу ей всяких лекарств, – ответила Жоанн. – Он считает, что стресс, который вы... стресс, который она пережила, достаточен. Младенец достаточно большой и уровень...

– Жоанн, – взволнованно перебила ее Сара, – разыщите доктора Снайдера. Он должен сделать кесарево сечение, а то будет поздно.

– Что я должна сделать?

– Сара, думаю, этого достаточно, – сказал один из сопровождавших.

– Жоанн, пожалуйста. Это...

– Сара, если вы сейчас же не замолчите, то мы вернемся в отделение раньше срока. За ваше поведение будет наказана вся группа.

Сара почти не слышала, что ей говорил сопровождающий. У дальних дверей кафетерия появилась огромная фигура Ели Бленкеншипа.

«Слава тебе Господи», – вздохнула Сара. Новости, которые рассказала ей Жоанн Делбанко, все изменили. Она больше не думала о том, чтобы проникнуть в здание «Чилтон». Теперь единственное, что имело значение, это объяснить ситуацию Бленкеншипу и заставить его отправиться в родильное отделение. Используя свое влияние, и, возможно, авторитет Розы Суарес, он может убедить Снайдера провести Аннали кесарево сечение, пока не пришла беда.

Если в дополнение к этому им удастся остановить разрушение здания «Чилтон», то тем лучше. Но Аннали и ее ребенок значили гораздо больше, чем что-либо другое – или другой, – кто может оказаться погребенным под обломками.

«Кто бы он ни был! – подумала Сара. – Пришло время действий».

– Я плохо себя чувствую, – пожаловалась она.

– Что с вами?

– Я... я не знаю. У меня кружится голова... в глазах у меня мелькают какие-то точки.

– Случалось ли это с вами раньше?.. Сара, я спрашиваю вас, случалось ли это с вами раньше?

Сара начала ритмично ударять по своим кистям, затем вздергивать и опускать голову. Ее веки вздрогнули, под них закатились глаза, на виду остались одни белки.

– Сара! – кто-то закричал.

В этот момент, издав страшный стон с бульканьем, Сара откинулась назад, перевернувшись так, чтобы только не стукнуться головой о линолеум.

– У нее приступ! – воскликнул сопровождавший их сотрудник. – Вы отойдите в сторону! Все отойдите! Не мешайте ей!

«Ты, задница, – подумала Сара. – Переверни меня на бок».

– Дайте дорогу! – услышала она трубный голос Ели Бленкеншипа. – Положите ее скорее на бок, чтобы она не задохнулась!

Он подложил свою мясистую руку ей под голову в виде подушечки, повернул ее на бок, а затем просунул пластиковую карточку между зубов. Сара прикусила ее, продолжая еще полминуты разыгрывать приступ, затем позволила себе «затормозиться». Следующий номер заключался в «потере сознания».

– Я ее лечащий врач, – спокойно и авторитетно заявил Ели Бленкеншип. – У нее и раньше были приступы эпилепсии. Беспокоиться не о чем. Совершенно не о чем. Все будет в порядке. Вот так, Сара. У вас все в порядке. Думаю, что на всякий случай ее надо поместить в кабинет обследований. Пусть кто-нибудь позаботится о транспорте и носилках.

Один из работников психиатрического отделения бросился выполнять это приказание.

– Что нам с ней делать? – спросил другой.

– Просто сообщите доктору Голдшмидту о том, что случилось. Скажите ему, что временно мы переведем доктора Болдуин в терапевтическое отделение. – Я – доктор Бленкеншип.

– Да, доктор. Я знаю.

Сара почувствовала, что толпа зевак стала расходиться. Бленкеншип нагнулся и прошептал ей на ухо, что она ведет отличную игру, и попросил не открывать глаза, пока он не даст команду.

Она простонала. Примерно через минуту подали тележку с носилками. Ее положили на носилки.

– О'кей, у нее все в порядке, – изрек Бленкеншип. Сара перекатывала голову из стороны в сторону, когда ее увозили из кафетерия, по коридору и к лифту. Хотя кафетерий располагался на уровне цокольного этажа, Сара поняла, что лифт пошел вниз. Она попыталась определить, где они находятся, когда ее вывезли из лифта и повезли по довольно длинному коридору.

– Ладно, теперь вы можете сесть и открыть глаза, друг мой, – произнес Бленкеншип. – Вы провели эту сцену так, что заслужили награду.

Сара приподнялась, поморгав, чтобы сфокусировать свое зрение, и оглянулась. В подземном туннеле под цокольным этажом она находилась вдвоем с главным врачом. Они были за пределами ворот безопасности, затянутых брезентом на дальней стороне. На воротах висел знак, предупреждающий о времени и дате взрыва и требовавший, чтобы любой человек, входящий в здание «Чилтон» до 29 октября, шел туда в сопровождении сотрудника безопасности больницы. У ворот на стене висел телефон. А рядом приклеен лист бумаги с напечатанными телефонами компании, которая занималась сносом здания и добавочного телефона службы безопасности больницы.

– А где санитар? – спросила она.

– Абе покинул нас у лифта, – сказал Бленкеншип, открывая ключом ворота. – Я очень, очень давно устроил его на работу и забочусь о его семье. Он тоже оказывает мне любезности, когда может.

– Доктор Бленкеншип, все подтвердилось. Я говорю о связи между порошком Питера Эттингера и случаями ВСК. Здесь замешан какой-то вирус. Роза Суарес вчера поехала, чтобы поговорить с человеком, который вывел этот вирус.

– Знаю. Я предоставил ей машину для поездки.

– Ну вот. Теперь у Аннали предродовые схватки. Ей перестали вводить тербуталин. Доктор Бленкеншип, Питер опробовал на ней этот порошок много лет назад. Если ей быстро не сделать сечение, то у нее тоже разовьется ВСК, как и у других. Я в этом уверена. Нам надо пойти в родильное отделение и поговорить с ее лечащим врачом.

– Эй, полегче, полегче, – наигранно повторил Бленкеншип. – Не забывайте, что у вас только что был большой приступ.

– Доктор Бленкеншип, я говорю серьезно.

– Хорошо, а что вы мне хотели рассказать о фармацевтическом фургоне? Привести доказательства.

– Это более важно. Можете вы отложить немного этот взрыв?

– Возможно, если я приведу достаточно вескую причину. Мэр, губернатор, дюжина других шишек будут стоять на смотровой платформе. Это самый торжественный день в карьере Пэриса. Но послушайте, Сара. Мы использовали здание «Чилтон» под склад. Вот почему у меня имеются ключи от этих ворот. Я заходил сюда примерно неделю назад, помогал забирать отсюда остающиеся вещи. Там кучи мусора и всяких обломков. Вот и все.

– Ну, в данный момент там находится также тело. Уверяю вас. Это – достаточное основание, чтобы отложить взрыв, верно? Но, пожалуйста! Аннали принимала этот порошок для похудения Чем дальше развиваются ее предродовые схватки, тем в большей опасности она оказывается. Мы должны помочь ей.

92
{"b":"491","o":1}