A
A
1
2
3
...
93
94
95
...
98

– Мэт, прости меня. Я очень сожалею, – единственное, что она смогла произнести.

– Я люблю тебя, – выговорил он. – Я молился, чтобы он не причинил тебе новой боли.

– Нас найдут здесь, Ели, – сердито выпалила Сара. – Они раскопают это место и найдут нас. Вы не такой ловкий пройдоха, как думаете. Слишком много остается неувязок.

– Никаких неувязок нет, – возразил он. – Во всяком случае нет ничего такого, чего бы я не смог устранить. Особенно когда имеется Питер Эттингер, на которого падет вина практически за все. Олух царя небесного – вот как я зову его. Он уже за решеткой и абсолютно не ведает, что происходит. А теперь потрудитесь заложить свои руки за спину, у меня осталось немного проволоки, чтобы привязать и вас.

Сара не сдвинулась с места, обнимая руками плечи Мэта. Бленкеншип потянулся к ней опять, когда Мэт сделал выпад ногой. Одним движением он выбил из рук Бленкеншипа фонарик и ударил его в пах.

– Беги, Сара! – крикнул он, пока Бленкеншип, согнувшись от боли, пятился назад. – Беги!

Мэт вскрикнул, когда Бленкеншип саданул его. Но Сара уже выбежала за дверь. В подвальном коридоре было темно, хоть выколи глаз. Она стукнулась о стенку, тут же выпрямилась, потом нащупывая рукой стену, стала быстро продвигаться в сторону закрытых на замок ворот. Окна и двери первого этажа были забиты. Но если бы ей удалось добраться до одного из этих отверстий и выбить доски, то появилась бы надежда на спасение. За спиной она услышала смех Бленкеншипа.

– Какой отличный фонарь, – прокричал он. – Как только представится случай, я напишу хвалебное письмо изготовителю. Сара, сдавайтесь!

Сара продолжала двигаться вдоль стены, когда луч от мощного фонаря начал метаться по коридору в поисках ее. Когда луч нащупал ее, она увидела лестницу в нескольких шагах впереди себя, с левой стороны. Она припустилась к ней изо всех сил, ударилась об стену в начале лестницы, отскочила в сторону, а потом побежала вверх на уровень цокольного этажа. Позади нее прыгал луч света и раздавалось тяжелое топанье Бленкеншипа. Теперь мусор и обломки превращались в преграду. Один раз она споткнулась о куски штукатурки и оторванные планки, потом еще раз, пробираясь к первому этажу.

– Сдавайся, Сара, – еще раз крикнул Бленкеншип.

Если ей только удастся оторваться от него, подумала Сара – найти какое-нибудь место, чтобы спрятаться, пока он не уйдет из здания, – тогда у нее будет шанс. Каждый этаж открывал перед нею новые возможности и затруднял для Бленкеншипа преследование. Она опять упала, но тут же вскочила и максимально бесшумно поднялась на второй этаж. Именно здесь она остановится, решила она. Именно здесь она спрячется.

Она провела рукой по стене, перелезая в давящей темноте через мусор в поисках какой-нибудь комнаты. Сверху, оттуда, где должно быть забитое досками окно, пробивался слабый свет. Позади нее слышались шаги Бленкеншипа, его натужное дыхание раздавалось все ближе. Неожиданно под ее левой ногой образовалась пустота вместо пола. Одновременно левая рука соскользнула со стены в пустоту. Она начала падать вниз, инстинктивно оттолкнулась правой ногой и куда-то провалилась. Она тяжело шлепнулась на пол, поранив подбородок и колено о куски бетона. Потом подвинулась к тому, что, как она вскоре поняла, было колодцем лифта. Она чуть не угодила в этот колодец, но успела правой рукой, а потом и левой уцепиться за какой-то металлический прут. Пальцы крепко сжали его, руки вытянулись, но захват оказался крепким. Она повисла над черной пропастью.

Сара отчаянно пыталась сообразить, в каком оказалась положении. Она ухватилась за металлическую планку, которая когда-то была частью двери лифта. Бетон раскрошился возле этой планки, образовав проем в несколько дюймов между планкой и оставшейся частью пола. Оставаясь во тьме, она слышала, как Бленкеншип покинул первый этаж и, следуя звуку ее падения, направился на второй. Металл врезался ей в пальцы. У нее было всего несколько секунд, чтобы принять решение. Ей надо было либо попытаться вылезти из колодца... либо свалиться туда. До подвала – три этажа, прикинула она. Был ли у нее хоть какой-то шанс выжить, если она свалится в непроницаемую тьму на цементный пол? Ответ был очевиден.

Упершись подошвой в стену колодца и подтянувшись с силой, которую она не подозревала в себе, Сара забросила одну ногу за железную планку от двери. Дыра за планкой была довольно широкая – не меньше восьми или девяти дюймов. Просунув пятку в это пространство, она получила достаточно хорошую опору, чтобы подтянуться самой.

– Внимание, внимание. Это здание будет разрушено с помощью взрыва через шестьдесят минут...

Под прикрытием голоса из громкоговорителя Сара осторожно отползла от колодца на другую сторону коридора. Она притаилась у противоположной стены, в небольшом углублении напротив колодца, когда луч света от фонаря Бленкеншипа прорезал тьму.

– Послушайте, Сара, – позвал он, медленно продвигаясь вперед... Мы поговорим... Может быть, договоримся... Я не уйду отсюда раньше, чем за одну-две минуты... Вам некому помочь, кроме меня. Так же, как и Даниелсу. Знаете, он ранен... Ранен очень серьезно. Вы можете помочь ему...

Сара поняла по мере его приближения, что у нее оставался только один шанс. Всего один. Она прижалась к стене. Если он заметит ее до того, как достигнет открытого колодца лифта, для нее все будет кончено. Но если нет...

Десять шагов от него... пять... луч все еще не нащупал ее. Три... «Сделай еще шаг, – мысленно понукала она его. Еще один, и...»

В этот момент свет упал на нее, она вскочила на ноги и метнулась всем своим туловищем и изо всей силы в грудь Бленкеншипу. Впечатление было такое" как будто она ударилась о гранитную глыбу. Еще до того, как она осознала свою полную неудачу, Бленкеншип уже схватил ее руками, как железными клещами, и стал сдавливать.

– Ни за что, – произнес он, громко рассмеявшись и еще сильнее сжимая ее. – Ни за...

Сара почувствовала, как его корпус покачнулся, захват рук ослабел. Он сделал один шаг назад. Она поняла это. И тут что-то произошло. Он потерял равновесие, стал падать назад в левую сторону... падать в колодец. Все еще крепко сжимая Сару, так что она не могла вырваться, Бленкеншип завопил.

– Нога!.. Господи, моя нога!..

Он взвыл снова и еще раз зарычал, заваливаясь назад, как показалось Саре, в каком-то замедленном движении. Она лихорадочно пыталась разобраться, что происходит, что ей надо сделать, когда голень Бленкеншипа с хрустом переломилась и одновременно раздался оглушающий рев. Он попал ногой в щель между металлической планкой и бетонным полом. Той небольшой силы, с которой она бросилась на него, оказалось достаточно, чтобы помешать ему восстановить равновесие. Теперь он быстро падал навзничь, его нога переломилась и согнулась пониже колена.

Все еще не потеряв сознание и хрипя в агонии, он повис вверх тормашками над черной пропастью, ухватившись за кисть правой руки Сары, тянул ее в пропасть вслед за собой. Потом, жалобно застонав, отпустил ее руку.

* * *

Сара совсем не подготовилась к падению, когда Бленкеншип вдруг разжал свою руку. В эту секунду рой мыслей закружился в ее разгоряченной голове. Надо катиться... расслабиться... приземлиться на ноги... на задницу... на бок... оттолкнуться, когда коснешься земли... вытянуться... Ей так отчаянно хотелось что-то сделать, чтобы не погибнуть, что она оказалась совершенно неподготовленной к самому удару, который последовал после непродолжительного полета с высоты не более шести футов. Она тяжело упала на пологую кучу мусора, которая высилась из подвала почти на два этажа вверх.

Цепляясь за куски бетона и другие обломки, она задержала свое падение вниз. С полминуты она лежала, переводя дыхание. Ушибы были сильными, но, видимо, не настолько существенными, чтобы помешать ей двигаться. Над ней во тьме продолжал стонать Бленкеншип. Она поняла, что он не потерял сознание, потому что висел вверх тормашками. Не происходило рефлекторного расширения кровеносных сосудов, не сокращался приток крови к голове. Не наступал милосердный провал в беспамятство.

94
{"b":"491","o":1}