ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она вглядывалась во мрак. Теперь глаза ее освоились с обстановкой. Она стала различать небольшую разницу в светотенях колодца выше и ниже себя в тех местах, где раньше, видимо, были двери лифта первого и цокольного этажей. Она уже было начала спускаться понемногу вниз, когда вдруг вспомнила про ключи. Бленкеншип положил их в карман больничного халата. Она была почти уверена в этом. Без ключей у нее не было иного выхода, как найти окно и попытаться оторвать оградительные доски.

Осталось пятьдесят минут. А может быть, и меньше. Сможет ли она залезть в карман к Бленкеншипу, когда он висит вниз головой? Она повернулась и стала карабкаться по куче вверх. Она будет искать ключи, пока в запасе останется полчаса, решила она. И если не найдет ключей, то постарается пролезть через окно первого этажа.

– Ели, – крикнула она. – Послушайте. Я как раз под вами. Мне нужны ключи. Не можете ли вы снять свой халат и бросить его вниз?

Наверху продолжались тихие, жалобные стоны. Сара поднялась еще на фут. Она находилась теперь напротив верхней точки фрамуги первого этажа. Но она достигла верха кучи. Выше подняться Сара не могла. Бленкеншип находился совсем рядом. Всего в нескольких футах над ее головой, не дальше. Она пыталась представить себе, как висят его вытянутые вниз руки и как свисает халат. Если она подпрыгнет, достанет ли до халата? Может ли она повиснуть на нем, чтобы стянуть халат. А что, если ключи уже выпали из кармана? Она встала на ноги на самой верхушке кучи, упершись спиной в стенку колодца. Тяжелое дыхание Бленкеншипа, казалось, шло с расстояния вытянутой руки. Но все равно она ничего не видела.

Одна попытка, всего одна, и хватит.

Сара уперлась ногой в стенку позади себя, оттолкнулась и подпрыгнула. Бленкеншип вскрикнул, когда его коснулись ее вытянутые руки, искавшие на ощупь халат. Она пролетела в темноте, тяжело свалилась на неподатливую кучу и покатилась вниз к двери цокольного этажа. У подножия кучи выкатилась из колодца лифта и свалилась в нескольких футах от нее на пол цокольного этажа. Из ее груди со свистом вырвался воздух. Она лежала, помятая, всхлипывая, стараясь восстановить дыхание, вернуть себе самообладание, восстановить волю к дальнейшей борьбе. Вдруг она сообразила, что сжимала в руке халат Бленкеншипа.

Связка ключей находилась в правом кармане.

С трудом Сара захромала к лестнице, затем спустилась в подвальное помещение, стала звать Мэта по имени и пошла на звук его голоса в комнату, которая чуть не превратилась в их общую могилу. Тьма была удручающей.

– Ужасы кончились, – прошептала она, притрагиваясь к его лицу кончиками пальцев. – Ключи Бленкеншипа у меня. Теперь нам надо выбраться отсюда, и я отправлюсь к Аннали.

Сара поцеловала его и протянулась за спину, где он был привязан к трубе.

– Это какая-то проволока, – пояснил он. – Она ножом режет мои запястья. Боюсь, что ты вряд ли что сделаешь в темноте без кусачек.

– Давай попробую.

– Сара, Бленкеншип – сатана. Он приказал убить Розу и Уоррена Фезлера. Он соединил проводами взрывчатку с ключом зажигания на моторе судна Колина Смита и подстроил так, что за это арестовали Эттингера. Он все это состряпал, абсолютно все... Синг тоже погиб. Его застрелил Бленкеншип, причем сделал так, что опять же подозрение падет на Эттингера. Он почти уже целиком управился с делами. Ты оставалась единственной занозой и... Ой! Поосторожней, ужасно больно.

– Прости, Мэт. Не получается. Проволока слишком толстая...

– Ну что же. У нас остается минут сорок. Свяжись с Пэрисом. Пусть он приостановит всю эту операцию со взрывом и пришлет сюда людей. Погиб ли Бленкеншип?

– Может быть. Не знаю. Послушай. Прямо за внешними воротами в туннеле установлен телефон. Я сейчас же вернусь.

– Поторопись, – попросил он. – Мне совершенно не хочется оставаться здесь. Думаю, что это несчастливое место.

Она поцеловала его в голову, потом как можно быстрее пошла по коридору и через двое ворот безопасности. До того момента, пока она не сняла трубку, ей и в голову ле приходило, что телефон за вторыми воротами может быть отсоединен. Но раздался гудок, который прозвучал в ее ушах как торжественный гимн.

– Мне надо соединиться с мистером Пэрисом, – сказала она телефонистке. – Говорит доктор Болдуин. Срочное дело.

– Он у себя в кабинете, – ответила девушка. – Я только что соединила его. Он все еще разговаривает.

– Прервите его разговор, – велела Сара.

Через несколько секунд раздался голос Гленна Пэриса. Как только она услышала его, Сара поняла, что кошмары теперь действительно закончились. Последняя проблема – время взрыва здания «Чилтон» – была теперь под контролем. Она кратко ему изложила, что произошло, и попросила его, чтобы он кого-нибудь направил в подвальное помещение с фонарями и кусачками.

– Нам понадобятся также носилки для Бленкеншипа, – добавила она. – А может быть, и для Мэта тоже. Я не уверена, что он сможет идти. Думаю, нам понадобится также хирург-ортопед. Не знаю, как нам удастся извлечь Ели из того места, где он теперь находится.

– Не беспокойтесь, – заверил ее Пэрис. – Я обо всем позабочусь сам. Оставайтесь там, где вы находитесь, у ворот безопасности. Я задержу время взрыва и тут же поспешу вам на помощь.

– Спасибо.

– И, Сара...

– Да?

– Вы молодчина. Проделали чертовски хорошую работу.

– Спасибо, сэр. Пожалуйста, поторопитесь. Есть еще одна проблема. Она связана с Аннали Эттингер. И чтобы справиться с этим делом, мне может понадобиться и ваша, и доктора Снайдера помощь.

– За нами дело не станет.

Сара вздохнула и села на пол. Ее джинсы и рубашка были порваны. Десятки царапин и порезов на лице, ногах и руках кровоточили. Хотя более мучительными для нее, чем собственные раны, оказались сообщенные Мэтом сведения о Розе Суарес. Роза так хотела, чтобы все закончилось хорошо.

Уже через несколько минут Сара услышала в соединительном туннеле торопливые шаги. Вскоре Гленн Пэрис показался в запретной зоне здания «Чилтон». Она улыбался и приветливо махал захваченными с собой фонариками.

– Вверху все остановлено, – выпалил он, задыхаясь. – Как хорошо, что вы меня застали. Я уже собирался уходить на церемонию взрыва.

– Ну, я готова была в случае необходимости бежать к смотровой платформе.

Пэрис вошел вместе с ней в адскую темноту подвального помещения.

– Вы, наверное, не слышали о гибели Калина Смита, – сказал он, освещая дорогу фонариком. – Я только что сидел в своем кабинете и думал о нем.

– Мэт рассказал мне. Он сказал, что его убил Бленкеншип, но подстроил так, как будто это сделал Питер Эттингер.

– Вот сукин сын.

– Мэт находится вот здесь, с левой стороны, – показала Сара. – Мэт, дорогой, мы уже здесь.

– Слышу.

Пэрис остановился у двери в комнату и осветил ее внутренность с порога.

– Рабочие с кусачками сейчас подойдут, Мэт, – сказал он. – Они появятся с минуты на минуту. А пока, если вы немного можете продержаться, то я попросил бы Сару отвести меня к Бленкеншипу.

Сара колебалась.

– Идите, идите, – заявил Мэт. – Я уже много часов просидел здесь в одиночестве. Посижу немного еще.

Она взяла фонарик и повела Пэриса к отверстию в колодце лифта на цокольном этаже.

– Он свисает с порога второго...

Сара замолчала посередине фразы, направив луч света вверх и ахнула. На нее капнуло несколько густых капель крови. Она подалась в колодец и осветила пространство прямо над головой, у второго этажа. Часть ноги Бленкеншипа осталась в щели. Но самого его не было.

– Его там не...

Хрипя от боли и ярости, из темноты вывалился Бленкеншип, кувырком скатываясь с кучи мусора. Он столкнулся с Сарой, сбив ее с ног на бетонный пол. Сара взвизгнула, когда Бленкеншип схватил ее за коленку. К ним быстро подскочил Пэрис и наступил ногой на кисть его руки. Он не поднимал ногу, пока Бленкеншип не разжал руку. Потом Пэрис осветил фонариком лицо Бленкеншипа. Главврач походил на призрак – измазанный запекшейся кровью, бледный как смерть.

95
{"b":"491","o":1}