ЛитМир - Электронная Библиотека

Вопрос о присутствии белой расы в Северном Китае, Южной Сибири и на Дальнем Востоке периодически поднимался крупнейшими российскими учеными, например, Г.Е. Грумм-Гржимайло и Л.Н. Гумилевым, но какого-либо широкого резонанса он не получил, а сами эти ученые и их память претерпевали и до сих пор претерпевают незаслуженные гонения.

Откуда же взялось обыкновение считать, что русский народ целую четверть тысячелетия пребывал под халха-монгольским игом? Если признать, что дадани принадлежали к предкам маньчжур, среди которых, даже в XVIII веке, нередко встречались «субъекты со светло-голубыми глазами, прямым или даже орлиным носом, темно-каштановыми волосами и густой бородой»[119], то следует вспомнить некоторые обстоятельства.

Теория «монголо-татарского ига» в научном (или псевдонаучном, кому как нравится) отношении стала оформляться к середине XVIII века не кем иным, как создателем норманской теории Г.Ф. Миллером, который путешествовал в Сибирь и по результатам поездки издал в 1750 году книгу «Описание Сибирского царства». Его изыскания проверил, переработал и продолжил И.Э. Фишер в книге «Сибирская история», изданной в 1774 году, в которой основные постулаты «монголо-татарской» терии изложены уже практически в полном объеме. Кстати говоря, я не подозреваю ни Г.Ф. Миллера, ни И.Э. Фишера в какой-то особой недобросовестности, однако и ограниченные средства того времени и определенные политические и идеологические тенденции, как я думаю, сыграли свою определенную роль.

Дело в том, что с 1644 по 1912 г. Китаем управляла маньчжурская династия Цин, признать же, что предки цинов в XIII веке якобы завоевали Россию, вряд ли было возможно по вполне определенным политическим соображениям. Засим все безобразия, произошедшие в давние времена, списали на небольшой кочевой народ халхинцев, который деятельно разводил баранов в халхинских же степях и мирно пребывал под маньчжурским сапогом. Впрочем, чтобы никто не сомневался, что эти халхинцы в прошлом были теми самыми страшными монголами, их так и окрестили, и даже в их честь назвали одну известную расу, дабы никто в их облике не сомневался.

Петр Бадмаев в докладной записке царю Александру III от 13 февраля 1893 г. рисовал положение монголов-халхинцев в XIX веке следующим образом: «Монголы твердят, что при восьмом ургинском хутукте они сделаются подданными белого царя. Настоящий хутукта считается восьмым… Угнетаемые чиновным миром манчжурской династии, монголы естественно крепко держатся преданий, обещающих им лучшее будущее, и с нетерпением ждут наступления его».

Кстати, возможно, читатель не в курсе, но идеологическая платформа для следующего «ига» в России готова уже давно. Как писал в свое время один из основоположников евразийства Н.С. Трубецкой: «Военная служба и крепостное право существовали в допетровской Руси, но страной милитаристической и крепостнической par excellence Россия стала только в эпоху европеизации. И если вспомнить, что ко всему этому временами присоединялось ожесточенное гонение на все исконно русское, официальное признание национальной русской культуры варварством и духовное засилье европейских идей, то вряд ли будет преувеличением обозначить этот период русской истории как эпоху «европейского» или «романо-германского ига». Это иго продлилось тоже более двухсот лет»[120].

Вот так!

Очевидно, следует уже привыкнуть, что Россия это страна «перманентного» ига и если наши войска и посещают Париж или Берлин, то это все происходит от вредоносного засилья романо-германцев, если же наш флот бьет турецкий, то это непременно из-за наличия в русском языке тюркизмов, если московская милиция третирует лиц «кавказской национальности», то это последствия грузинского правления И.В. Сталина, если же наши военные советники расползаются по всему земному шару «аки прузи», то явно, что это явление обусловлено еврейским влиянием.

Я прошу читателя понять одну незамысловатую вещь. Дело вполне может обратиться таким образом, что после потери Западом своей привлекательности всех российских европеизаторов вполне могут причислить к разряду оккупантов и их пособников, в соответствии с новой концепцией российской истории, так же как это сделали с пресловутыми татарами. Материала для данного зачисления вполне достаточно.

Впрочем, вернемся к нашим моголам…

Так вот, согласно «Сборнику летописей», собственно моголы (мугулы) разделялись на две основные группы: 1) нирун (к ним принадлежал род Чингиса), или же niuča, ниуча, ни’уча[121] (они же очевидно ну-чи, нюйчжи) и 2) дарлекин. Сейчас прошу читателя особо отметить, что один из основных источников по могольской истории, а именно «Сокровенное сказание» (который вовсе не был обнаружен в юрте какого-нибудь халха-монгольского нойона, а выкуплен П. Кафаровым в Пекинской библиотеке), носит оригинальное наименование Moŋğolun Niuča Tobčaan или же Mongol-un Niruca tobciyan.

Дело в том, что русское название могольского изборника, а именно «Сокровенное сказание», или же «Тайная история монголов», переводится так с китайского названия Юань-чао би-ши, т. е. «Тайная история династии Юань». Первоначально Юань-чао би-ши называлась просто Юань би-ши[122]. Транскрипированное китайскими иероглифами оригинальное название хроники читается как Ман-хо-лунь ню-ча то-ча-ань[123]. Для транскрипции могольского языка были использованы иероглифы, подходящие именно по фонетике, так как текст Юань-чао би-ши использовался для обучения китайцев могольскому языку. Потому нельзя утверждать, что транскрипционные иероглифы, кроме звучания могольских слов, еще и передавали их смысл, поскольку транскрибированный текст сопровождался подстрочным китайским переводом.

По словам Б.И. Панкратова: «Транскрибируя памятник иероглифами, китайцы неуклонно выдерживали единый порядок – сначала крупными знаками писали монгольские слова в транскрипции, затем с правой стороны мелкими иероглифами помещали пословный их перевод. Заглавие же выпадает из этой стройной системы (выделено мной. – К.П.)»[124]. Ниуча (ню-ча) обычно переводится как тайный, скрытый. Однако данный перевод является только лишь калькой с китайского названия, пословный же китайский перевод названия Ман-хо-лунь ню-ча то-ча-ань, как указывает Б.И. Панкратов, отсутствует.

К слову сказать, если уж речь зашла об одном из важнейших источников по могольской истории, то стоит заметить, что нельзя быть однозначно уверенным, в том, что язык, на котором написано «Сокровенное сказание» является предковой формой современного халха-монгольского языка, а не сходным с ним диалектом, на котором общался совсем другой народ[125]. Любопытно также и то, что в «Сокровенном сказании» наличествует весьма много тюркизмов и некоторые из них вызывают большой интерес, например, слово алашас (лошади) (§ 273:..алашас сэусэс-и ано даоулиджу… «набрав… коней и прислуги»)[126]. Слово лошадь в русском языке считается заимствованием от тюрк. алаша, мерин; кляча; лошадь[127]. Однако на деле это далеко от истины.

Короче говоря, есть все основания утверждать, что Ман-хо-лунь ню-ча то-ча-ань это сказание о монголах-ниучах, или же о нирунах, как они называются в «Сборнике летописей» Рашид ад-Дина. Известно, что кроме монголов-нирунов были еще и монголы-дарлекины, а вообще-то термин монголы (моголы, монгу) это не этнический, а политический термин (политоним).

вернуться

119

И далее: «Ныне же среди тунгусских народностей этот тип более не встречается. Он удержался, однако, далее к востоку, в Северной Корее, где и до настоящего времени светлые глаза, рыжие волосы, густые бороды и кавказские черты лица – явление далеко не редкое». Г.Е. Грумм-Гржимайло. Белокурая раса в Средней Азии / Сборник в честь семидесятилетия Г.Н. Потанина. СПб., 1909.

вернуться

120

Н.С. Трубецкой. О туранском элементе в русской культуре // Евразийский временник. Берлин, 1925 (WWW).

вернуться

121

Чулууны Далай. Монголия в XIII–XIV веках. М., 1983, с. 11.

вернуться

122

См.: Б. Панкратов. Предисловие к тексту / Юань-чао би-ши (Секретная история монголов) М., 1962.

вернуться

123

См.: Б. Панкратов. Предисловие к тексту / Юань-чао би-ши (Секретная история монголов) М., 1962.

вернуться

124

См.: Б. Панкратов. Предисловие к тексту / Юань-чао би-ши (Секретная история монголов) М., 1962.

вернуться

125

«Сокровенное сказание», по мнению Н.Н. Поппе, написано на каком-то восточно-среднемонгольском диалекте.

вернуться

126

В.И. Рассадин. Тюркские элементы в языке «Сокровенного сказания монголов» / «Тайная история монголов»: источниковедение, филология, история. Новосибирск, 1995.

вернуться

127

Севортян Э.В. Этимологический словарь тюркских языков. Тюркские и межтюркские основы на гласные. М., 1974, с. 137.

16
{"b":"493","o":1}