ЛитМир - Электронная Библиотека

Сегодняшние монголы-халхинцы имеют самоназвание халха (альтернативные этнонимы – халх, халхчууд, халх монголчууд, халхасцы). Происхождение этнонима халха датируется обычно концом XV – началом XVI вв., т. е. временем правления Даян-хана (р. 1460 г., правил с 1479-го по 1543 г.)[128]. Тогда объединенные Даян-ханом племена кочевников вели военные операции против Китая, стремясь вынудить его к торговому обмену ремесленных и земледельческих товаров на продукцию животноводства. Территории, служившие базой для подготовки новых походов и отдыха, назывались «халха минь» – «щит мой»[129]. Таким образом, данный термин был перенесен на название страны, а затем уже и на название народа, а историю современного народа монголов-халхинцев следует вести со времен Даян-хана. Историкам прекрасно известно, что время появления этноса следует вести со времени появления этнонима, в первую очередь самоназвания, именно тогда некоторая группа людей начинает ощущать свою общность. Что касается термина монголы, ныне применяемого в отношении халхинцев, то этот термин является, в данном случае, экзоэтнонимом, так же как и термины татары, хакасы, уйгуры, китайцы и некоторые другие, употребляемые в отношении современных народов.

Так вот. В продолжение разговора о ниучах. Якуты называют русских нуча, так же русских называли и айны. Буряты называли русских мангутами[130]. Китайцы называли русских лоча, например, Ян Бинь в «Любяньцзилио» писал: «Алосы также пишут Олосы, это лоча (русские). Живут за изгородью[131]. Их (русских) называют лаоцян; они люди с голубыми впалыми глазами, выдающимся носом, желтой (рыжей) курчавой бородой, с длинным телом; много силы, но любят поспать и, когда спят, не сразу просыпаются. Искусны в пешем бою, умеют обращаться с ружьями, не боятся луков и стрел. Если стрела попадет в тело, спокойно вытащат ее, посмотрят друг на друга и засмеются»[132].

Дауры в XVII веке прозывали русских луча (лоча), что на их языке означало еще и «леший», «черт»[133]. СВ. Максимов полагал, что данное прозвище дано было русским по следующей причине: «Стрелы не вредили людям в доспехах, а казаки пулей клали на смерть дикарей, которым оставалось одно: называть пришельцев «лоча» (лешими)»[134]. Однако вряд ли подобное объяснение можно принять за верное. Не стоит думать, что те же дауры являлись настолько дикими и неразвитыми людьми, как это полагает русский автор, что не были знакомы с останавливающим действием защитных доспехов. Скорее всего, речь идет о другом. Русские были бородаты, возможно, именно по этой причине местные монголоидные народности усматривали в них натуральнейших лешаков.

Также возможно (подчеркиваю, возможно), лоча это искаженное ну-чи (нюйчжи). По словам М.В. Воробьева: «Кидани писали о люйчжэнь, под их влиянием китайцы приняли написание нюйчжэнь, так как замена звука «л» на «н» в то время была обычной»[135]. Эти его слова подкрепляются показаниями «Цзинь чжи»: «Народ цзинь собственно называется чжуличжэнь… это слово искажено в нюйчжэнь, у некоторых даже в лучжэнь»[136].

Однако это еще не конец истории.

Дело в том, что в языке коми (и далее на восток) корень «роч-», выводимый из общепермского *roc, который, в свою очередь, был заимствован из прибалтийско-финских языков[137], а также ненецкое слово «луца» (*luatsa), эвенкийское «луча», «нуча» и др. имеют единственное значение «русский», поскольку население этих областей сталкивалось только с русским колонизационным потоком[138].

Я уверен, что данные совпадения не могут быть случайными, под ними есть определенная подоплека, но в наше время, к сожалению, чрезвычайно сложно установить в деталях некоторые обстоятельства истории Центральной Азии. Так или иначе, древние моголы не являются этносом-предком современного народа халхинцев.

Здесь следует отметить то обстоятельство, что и современные татары (крымские, казанские и др.), проживающие ныне на территории России, также не имеют никакого отношения ни к центральноазиатским даданям, ни к татарам, упоминаемым «Сокровенным сказанием» или же Рашид ад-Дином.

Как писал в свое время Н.М. Карамзин: «Ни один из нынешних народов татарских не именует себя татарами, но каждый называется особенным именем земли своей»[139]. Утверждение Н.М. Карамзина подтверждается многочисленными историческими свидетельствами. К примеру, в отношении булгар (казанских татар) известно следующее.

Патриарх Иов (патриаршествовал в 1589–1605 гг.) в «Повести о честном житии царя и великого князя Федора Ивановича всея Руси» сообщал: «Царь же и великий князь Иван Васильевич всеа Руси в лето 7061-го [1552 г.]… поиде во мнозе силе и град их великий Казань взят, пределы их казанския вся поплени и многое множество нечистивых болгар погуби, оставших же от плена всех под свою царскую десницу покори»[140].

П.И. Рычков в XVIII веке писал: «Известный башкирский возмутитель Батырша, возмущая башкирцев к бунту, в письме своем всех здешних магометан болгарским народом называл»[141].

Видный тюрколог В.В. Григорьев в начале XIX века свидетельствовал: «Нынешние татары казанские и сибирские, разнося халаты по улицам русских городов, величают себя «булгарлык», «булгарством»[142]. Несколько позже Н.И. Золотницкий писал: «Не могу… пропустить позднейшего известия Куника… что «казанских татар и по сию пору в Средней Азии называют болгарами»[143].

Гайнутдин Ахмаров, сотрудник Общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете в начале ХХ века сообщал: «Казанские… татары, называя себя… мусульманами или по происхождению булгарами, не уважают для себя названия «татарин». Бранясь между собою, называют друг друга «татар». У них часто можно слышать выражения: «min tatar tygel, mosolman» (я не татарин, а мусульманин), «tatar dinsiz digan suz» (слово татарин значит: человек без веры, язычник). Есть у них и поговорки, обращенные к татарам же, напр. «Tatar barda hatar bar» (где татарин, там беда). «Tatar tura bulsa, chabatasyn turga ilar» («сделавшись начальником, татарин повесит свои лапти в зале (главной комнате»)[144].

М.Г. Худяков в издании 1922 года отмечал: «Масса современных казанских мусульман и в настоящее время не считает себя татарами, а зовет себя булгарами»[145].

Н.И. Воробьев в середине ХХ века указывал, что «казанские татары всегда относились к булгарам, как потомки к предкам, и булгарская старина считалась священной… На тесную связь современных казанских татар с булгарами указывают и те родословные, которые имеются во многих татарских семьях и которые чаще всего упираются в то или иное лицо – выходца из Булгара»[146].

Известный историк А.Г. Кузьмин, уже в настоящее время, утверждал: «Татары поволжские – потомки не татаро-монголов XIII века, а волжских булгар»[147]. Наконец, по словам академика АН РТ М.З. Закиева: «Этноним татар не идет непосредственно от этих центральноазиатских татар. Он распространился сначала в Западной и Восточной Европе как политический и географический термин для обозначения всех восточных народов, лишь позднее его стали применять для обозначения всех мусульманских тюрков, а только в XIX в. этноним татар был принят как самоназвание булгаро-тюрков-мусульман волго-камского региона»[148].

вернуться

128

См.: Бичурин Н.Я. (Иакинф). Историческое обозрение ойратов, или калмыков, с XV столетия до настоящего времени. Элиста: Калмыцкое книжное издательство, 1991; так же см.: Златкин И.Я. История Джунгарского ханства (1635–1758). М., 1964.

вернуться

129

В современных монгольских языках слово «халха» также имеет значение – прикрытие, щит, заслон (Калмыцко-монгольско-русский словарь, 1986).

вернуться

130

Материалы для истории Верхоленского края в XVIII веке // Труды Бурятского комплексного научно-исследовательского института. Исследования и материалы по истории Бурятии. Вып. 2. 1963; http://www.vostlit.info

вернуться

131

Имеется в виду «Ивовая изгородь», служившая границей Южной Маньчжурии. – Прим. к тексту.

вернуться

132

Кюнер И.В. Китайские известия о народах Южной Сибири, Центральной Азии и Дальнего Востока. М.: Издательство восточной литературы, 1961, с. 70.

вернуться

133

Энциклопедия Якутии. Т. 1. М., 2000, с. 132.

вернуться

134

Максимов СВ. Сибирь и каторга. СПб., 1900, с. 262.

вернуться

135

Воробьев М.В. Чжурчжэни и государство Цзинь М., 1975 с. 29.

вернуться

136

Воробьев М.В. Чжурчжэни и государство Цзинь М., 1975 с. 29.

вернуться

137

Лыткин В.И., Гуляев Е.С. Краткий этимологический словарь коми языка. М., 1970, с. 243.

вернуться

138

См. примечания к гл. 9. Константин Багрянородный «Об управлении империей». М., Наука, 1991.

вернуться

139

Карамзин Н.М. История государства Российского. СПб.,1818, т. 3, с. 172.

вернуться

140

Повесть о честном житии царя и великого князя Федора Ивановича всея Руси // Полное собрание русских летописей, т. 14. М.,1965, с. 3.

вернуться

141

П.И. Рычков. Опыт Казанской истории древних и средних веков. СПб., 1767, с. 18–19.

вернуться

142

В.В. Григорьев. Волжские татары // Библиотека для чтения, 1836, т. XIX, отд. III, с. 24.

вернуться

143

Н.И. Золотницкий. Лингвистическая заметка о названиях булгар, биляр и моркваши // Труды ИОАИЭ. Т. 3. Казань, 1884. С. 33.

вернуться

144

Тептяри и их происхождение // ИОАИЭ, т. XXIII, вып. 5. Казань, 1908.

вернуться

145

М.Г. Худяков. Мусульманская культура в Среднем Поволжье. Казань, 1922, с. 15.

вернуться

146

Н.И. Воробьев. Казанские татары. Казань, 1953, с. 19.

вернуться

147

А.Г. Кузьмин. Пропеллер пассионарности, или теория приватизации истории // Молодая гвардия, 1991, № 9.

вернуться

148

М. Закиев. Татары: Проблемы истории и языка. Казань, 1995 (WWW).

17
{"b":"493","o":1}