ЛитМир - Электронная Библиотека

— Значит, так, — начал я, глядя на тело, — мистер Симмонс мертв.

— Потрясающе! — восхитился Джейми Мак-Хаг, которому смешинка попала в рот и, видать, застряла там наподобие рыбьей кости.

— Его стукнули по кумполу, — добавил я. — Каким-то предметом. Тяжелым.

— Колоссально! Изумительно! — аж слюной брызнул Джейми.

— И не женщина, — сказал я. — Потому как женщине для такого удара силенок не хватит. Джейми Мак-Хаг мигом унял невежливый смех.

— Похоже на правду. — Он обвел недоуменным взором остальных, старательно морщивших брови. — Вроде бы так оно и есть. Мы об этом как-то не подумали.

— Стало быть, всех женщин смело можно не считать, — сказал я.

— Ты не говорил нам такого, шериф, — съехидничал мистер Кроквелл.

Из сигареты шерифа вырвался настоящий фейерверк, как на параде в честь Четвертого июля.

— Просто не успел еще! Дьявол, да ведь ежу понятно, что женщине такое не по плечу! Питер, ну-ка брысь отседова, дальше фантазировать будешь во-он из того угла.

Я послушно доскакал на одной ножке до указанного места.

— А еще… — начал было я оттуда.

— Захлопни пасть! — перебил шериф с хмурым видом. — Ты свое уже сказал, дай теперь и другим! — Он поправил шляпу, подтянул штаны и, чуть помешкав, начал: — Ну, как уже было сказано, налицо труп с разможженной черепушкой, почерк явно не женский, и еще…

— Ха, ха, ха! — очень раздельно выпалил мистер Кроквелл.

Шериф смерил его испепеляющим взглядом. Мистер Кроквелл осекся и испуганно прикрыл рот ладошкой.

— И тело лежит здесь уже не меньше суток, — вставил я, поведя носом.

— Ну, это ежу понятно! — гаркнул шериф.

— Но ты нам такого не говорил, — заметил Джейн Мак-Хаг.

— Как я мог сказать, когда мне не дают даже раскрыть!

Я обвел взглядом пустынное помещение. Мистер Симмонс был личностью весьма странной, жил совсем один и даже мебелью не обзаводился, лишь там-сям лежали потертые ковровые дорожки, да наверху стояла одинокая раскладушка. Наверное, денежки тратить на ерунду не хотел. Копил, должно.

— Никаких следов борьбы, ничего не перевернуто и не сломано, — сказал я. — Похоже, покойный полностью доверял своему убийце.

Шериф в запале снова начал было метать икру, но Джейми Мак-Хаг вмешался и потребовал предоставить мне слово — чертовски, мол, интересно. И остальные дружно поддержали. Я улыбнулся. Даже зажмурился от нового для себя странного и сладкого чувства, а когда вновь открыл глаза, все смотрели на меня, как никогда раньше — как на равного среди равных. Выйдя из угла уже на обеих ногах, я неторопливо присоединился ко всей честной компании.

Я склонился над телом мистера Симмонса. Он лежал, как перезревший помидор на грядке. Шериф, обезьянничая, тоже опустился перед трупом на колени. Я всмотрелся внимательнее. Шериф тоже чуть шнобелем не воткнулся в покойника. Я отвернул край ковра. И шериф сделал то же самое. Я расправил мистеру Симмонсу левый рукав. Догадываетесь, сэр, кто следующим прикоснулся к той же части одежды? Я издал горлом такой звук, какой можно выдуть из расчески через папиросную бумажку. Шериф только плотнее сжал зубы. Остальные, стоя над нами, тихо кисли в духоте летнего полудня.

— Так ты считаешь, что Симмонс пал от руки знакомца? — первым не выдержал мистер Кроквелл.

— Само собой, — подтвердил я. — Такое мог сделать лишь тот, кому он доверял на все сто и мог спокойно подставить спину.

— Парень абсолютно прав, — заявил мистер Виллис, обычно неразговорчивый.

И все остальные согласились с ним.

— А теперь, — сказал я, — хорошо бы выяснить, кто не любил покойного.

От злости шериф едва не пустил петуха:

— Да легче ответить, кто его любил — никто! Он враждовал со всеми подряд, крутого норова был мужик!

Я обвел взглядом всю компанию, гадая, кто же из них годится на роль убийцы. Мое внимание приковали к себе странные телодвижения Джейми Мак-Хага — будто ему по-маленькому не терпелось. Джейми всегда отличался пугливостью, что твой воробышек. Если, потеряв коробок спичек, вы пристально глядели ему в глаза, он тут же шкодливо отводил взгляд в сторону, бормоча: «Я не брал!» Стоило кому никель уронить, как он снова с ходу начинал оправдываться — я, мол, твою монету и в глаза не видел.

Смешно. Взрослый мужик, а ровно дите малое — вечно всего пугается, во всем — виноват ли, нет — оправдывается. Что ж, мое дело маленькое — стоит пару раз смерить его подозрительным взглядом, и он голову от страха потеряет. Не то что Железный Виллис — тот будет стоять как скала, хоть кол на голове теши.

— Слыхал я давеча, как Джейми обещал свести счеты с мистером Симмонсом, — сообщил я.

У Мак-Хага глаза полезли на лоб.

— Ни черта подобного! А если и сболтнул что в сердцах по пьяной лавочке, то просто так, не имея виду ничего конкретного!

— Так или иначе, ты это сказал.

— Э, по-погоди, по-по-погоди, — стал заикаться Джейми. — Т-т-ты по-покамест еще не шериф нашего г-г-городка. И нечего нам тут лапшу на уши ве-вешать!

Шериф плотоядно ухмыльнулся:

— Что с тобой, Джейми? Минуту назад ты кудахтал над Питером, как заботливая наседка! С тех пор что-то успело перемениться?

— Не хватало только, чтобы всякие недоумки обвиняли меня в убийстве! — окрысился Джеймс Мак-Хаг. — Эй, ты, дубина стоеросовая, знай свое место — марш на одной ноге в угол, живо!

— Я своими ушами слышал, как ты обещал расправиться с мистером Симмонсом, — не моргнув глазом, упрямо повторил я.

— Похоже, ты нервничаешь, Джейми? — заметил шериф.

— И я теперь припоминаю, — подтвердил мистер! Виллис. — Ты говорил это, Джейми. А у тебя отличная память, сынок, — поощрительно кивнул он мне.

— Спорим, здесь повсюду полно отпечатков пальцев мистера Мак-Хага, — добавил я, вдохновленный поддержкой.

— Ну разумеется! — позеленев, завизжал Джейми. — Конечно, полно! А как же иначе, ведь я заходил к проклятому сквалыге вчера до полудня, пытался стребовать старый должок в тридцать баксов, ты, тупой гиппопотам!

— Вот видите, — сказал я. — Он приходил сюда. Его отпечатков здесь все равно что муравьев в лесу. — И, поразмыслив, добавил: — Спорим, если заглянуть Джеймсу в карман, мы найдем там бумажник мистера Симмонса, битком набитый наличкой.

— Никто не посмеет шарить по моим карманам!

— Еще как посмею, — сказал я.

— Нет! — выдохнул Джейми.

— Шериф? — вопросительно обернулся я.

Глянув как-то странно, шериф тут же перевел взгляд на Мак-Хага.

— Джейми, — сказал он.

— Шери-иф! — проблеял Мак-Хаг.

— Кто надумал поручить мне расследование, шериф? — сказал я. — Припомните! Джейми и надумал.

На нижней губе шерифа задергался давно потухший окурок.

— Что верно, то верно!

— А почему он надумал это, шериф, как вы считаете? — спросил я и сам же ответил: — Потому что был уверен, что я только взбаламучу в ручье воду и собью вас с горячего следа.

— Нет, вы подумайте только! — ахнули остальные чуть не хором, и их так и отшатнуло от Мак-Хага.

Шериф хищно прищурился:

— Вынужден признать, Питер, кое-что ты, похоже, и вправду нащупал. Действительно, именно Джейми затеял привлечь тебя к расследованию. Он первым и предложил это чертово пари. Так разозлил меня этим, что я и бобов-то на своей тарелке не сумел бы отыскать, не то что убийцу!

— Ну! — не совсем вежливо подтвердил я.

— Вы что, рехнулись все разом? — жалобно простонал Джеймс Мак-Хаг. — Никого я не убивал! И Питера втянул в это дело без всякой задней мысли! Шериф, о Господи Боже, да не делал я ничего такого, хоть на Библии готов присягнуть!

Пот по лбу Мак-Хага струился теперь, как вода в фонтане с той обнаженной каменной красавицы, что в скверике перед мэрией.

— Тогда позволь Питеру себя обыскать, — сказал шериф.

Мак-Хаг еще отбивался и выкрикивал протесты, когда я сгреб его в охапку одной рукой, а другую запустил в задний карман брюк и выудил оттуда пухлый бумажник убитого.

38
{"b":"4931","o":1}