ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Молёное дитятко (сборник)
Метро 2033: Пасынки Третьего Рима
Книга воды
О чем молчат мертвые
Чистая правда
Теория везения. Практическое пособие по повышению вашей удачливости
Семь нот молчания
Проблема с вечностью
Стать смыслом его жизни
A
A

– Ты еще говоришь о своих усилиях! – вскричала Сара, ухватившись за одну-единственную сказанную Полой фразу. – Не смеши меня! Я работала гораздо больше тебя, я отбирала почти весь товар. Учитывая все обстоятельства, только справедливо, чтобы…

– Замолчи сейчас же! – прервала ее Пола, уже не стараясь скрыть своего возмущения и раздражения. – Я не собираюсь спокойно выслушивать подобную чепуху. Ты явилась сюда, набрасываешься на меня, потом приписываешь себе весь успех салона на Барбадосе… что, кстати, весьма спорно. Но давай обсудим твою работу. Готова отдать тебе должное, что ты выбрала лучшие образцы из серии «Леди Гамильтон». И тем не менее твой вклад в открытие первого модного салона очень и очень незначителен. – Пола встала с кресла и вернулась за свой рабочий стол. Усевшись, она спокойно закончила:

– Что же касается твоей попытки купить у компании «Харт» модные салоны, могу сказать одно: никогда не слышала ничего глупее, особенно если учесть, что уж ты-то отлично знаешь, как бабушка организовала свою империю.

Сара встала, не говоря ни слова, быстрым шагом подошла к столу и остановилась напротив Полы.

Тихим, необычно спокойным для нее голосом Сара произнесла:

– Бабушка может посмотреть на вопрос о модных салонах совсем с другой стороны. Мысль продать их мне вполне может прийтись ей по вкусу. Тебе такое не приходило в голову? – Не дав Поле времени ответить, она продолжила тем же неестественно спокойным голосом:

– Бабушка еще не умерла, и, зная ее, я готова голову положить, что она не передала тебе свои семьдесят процентов акций. Ну уж нет, она их не выпустит из рук, я уверена, для этого она слишком скупа. Так что для меня она остается здесь хозяйкой. Я хочу, чтобы ты поняла одно: я не собираюсь смириться, получив твой отказ. Я твердо намерена послать бабушке телекс. Уже сегодня, Пола. Мы еще посмотрим, кто истинный владелец магазинов «Харт».

Пола с сожалением посмотрела на нее.

– Посылай телекс. Хоть десять. У тебя все равно ничего не выйдет.

– Ты не единственная внучка у Эммы Харт, – ядовито бросила Сара. – Хотя по твоему поведению такого не скажешь.

– Сара, оставь этот тон. Ты ведешь себя как ребенок – ведь ты отлично знаешь, что «Харт» – акционерная… – Последние слова Полы повисли в воздухе. Сара повернулась и ушла. Дверь за нею бесшумно закрылась.

Пола еще какое-то время смотрела ей вслед, покачивая головой и до конца не придя в себя от изумления ее нелепым предложением и безответственным поведением. Потом она вздохнула. Всего две недели назад она говорила Эмили, что с мая, после отъезда бабушки, в корпорации царило спокойствие.

Значит, она поторопилась с выводами. Ей пришло в голову, что самым неприятным моментом состоявшейся встречи была нескрываемая неприязнь Сары. Вспоминая неожиданную враждебность кузины, Пола гадала, не означала ли она начало открытой войны.

Глава 5

– Джон Кроуфорд вызвался объяснить нам процедуру суда коронера, – объявила Дэзи, переводя взгляд с Эдвины на Энтони. – Он считает, что тогда нам не надо будет так бояться расследования.

– Конечно, тетя Дэзи, – отозвался Энтони. Он встал. – Пойду за Бриджит. Думаю, ей тоже следует послушать, что скажет ваш адвокат. – Когда он вышел из библиотеки, Дэзи встала и присоединилась к сидевшей на диване Эдвине. Она сжала в ладонях руки своей сводной сестры и заглянула в измученные тревогой глаза.

– Постарайся не волноваться, Эдвина. Через несколько часов все останется позади. Нам нельзя распускаться, мы должны быть в форме.

– Да, Дэзи, и спасибо за заботу. Со мной все будет в порядке, – пробормотала Эдвина утомленным голосом. Дни волнения и тревог взяли свое. В это утро она выглядела даже старше своих лет.

В ее блестящих глазах мелькнула искорка благодарности, и она тихо добавила:

– Не знаю, что бы я делала без тебя и Джима. Кстати, где он, Дэзи?

– В данный момент разговаривает по телефону с Полой, и, полагаю, ему еще надо позвонить кое-кому из редакторов своих газет. Но он присоединится к нам, как только освободится. Да его особенно и не нужно инструктировать. В молодости, в бытность свою репортером, он вел судебную хронику и с тех пор знает механизм суда коронера.

Эдвина сидела в напряженной позе. Ее руки теребили платье на коленях, а в груди не хватало воздуха от волнения. Четыре дня и четыре ночи она прожила в безумном страхе за сына. Ей не терпелось оказаться в суде графства и поскорее покончить с расследованием, чтобы наконец рассеялись собравшиеся над его головой тучи. Только тогда она сможет вздохнуть спокойно. Она с радостью отдала бы жизнь за Энтони. На всей земле только он был ей дорог, и, когда закончится расследование обстоятельств смерти Мин, она станет поддерживать его во всем, даже если ей придется принять Салли Харт, которую она не слишком-то любила. До своего смертного часа не простит она себе ту роль пассивного наблюдателя, занятую в обострившемся за последние несколько недель конфликте между Мин и Энтони. А ведь сын просил ее вмешаться и поговорить с невесткой… Он считал, что она может повлиять на его жену, убедить ее занять разумную позицию и разойтись с ним миром, как и договаривались. И возможно, ей действительно удалось бы – теперь никто не узнает, ведь она отказалась. И вот бедняжка Мин мертва. «Побеседуй я с ней, и она осталась бы в живых», – в сотый раз подумала Эдвина. Мучившая ее мигрень еще больше усилилась. Чувство вины не отпускало ее. Дэзи принесла кофе и села в кресло напротив.

– Ты уже решила, что хочешь делать дальше? – спросила она. – После похорон ты проведешь несколько дней в Лондоне?

– Возможно, мне следует уехать отсюда, – начала Эдвина и вдруг замолчала, глядя на двери, в которых появился Энтони вместе со своей экономкой Бриджит О'Доннелл.

– Здравствуйте, миледи. Здравствуйте, миссис Эмори, – произнесла Бриджит, склонив голову, и села в указанное Энтони кресло.

Дэзи, вежливая, как всегда, улыбнулась в ответ:

– Как вам известно, мистер Кроуфорд – наш адвокат, и он приехал из Лондона, дабы по мере сил помочь нам. Он сейчас кое-что объяснит нам, Бриджит. Впрочем, я уверена, что лорд Дунвейл все вам уже сказал. Однако хочу добавить, что у нас нет абсолютно никаких причин для беспокойства.

– А я вовсе и не беспокоюсь, миссис Эмори, – быстро отозвалась Бриджит. Сейчас она говорила отрывисто, что почти скрывало ее обычную манеру растягивать слова. Она не мигая встретила взгляд Дэзи. – Говорить правду очень просто, а больше от меня ничего и не требуется.

Самодовольная улыбка молнией промелькнула по ее бледным тонким губам, и она откинулась на спинку кресла, закинув ногу за ногу. Ее рыжие волосы блестели в солнечных лучах, являя собой разительный контраст с холодными, как льдинки, голубыми глазами.

Дэзи еще больше утвердилась во мнении, что Бриджит О'Доннелл – особа хладнокровная, расчетливая и самоуверенная. Ей не слишком нравилась эта женщина, которой она дала бы лет тридцать пять или около того, хотя выглядела та и моложе.

Дэзи повернулась к Энтони, но не успела она произнести и слова, как распахнулась дверь и в комнату вошел Джон Кроуфорд, старший партнер в фирме «Кроуфорд, Крейтон, Фиппс и Кроуфорд», чей отец долгие годы являлся адвокатом Эммы Харт. Невысокого роста и среднего телосложения, он тем не менее держался прямо как струна и отличался военной выправкой, которая в сочетании с его твердым характером делала его весьма заметной личностью.

– Доброе утро. Простите, что заставил вас ждать, – быстро бросил он и подошел к окну длинной, заставленной книгами комнаты, где его поджидали все остальные. Он выглядел совершенно невозмутимым и спокойным и, как всегда при встрече с клиентами, старался излучать чувство абсолютной уверенности, каковы бы ни были его мысли и скрытые опасения.

– Я понимаю, что сегодня утром вас всех ждет большое испытание, – начал Кроуфорд, – и поэтому я подумал, что, возможно, не повредит, если я вкратце поведаю вам, как проходят заседания суда коронера. Надеюсь, вы меньше станете волноваться, если побольше узнаете о процедуре. – Он обвел глазами четверку своих слушателей. – По мере моего рассказа можете задавать вопросы. Поскольку до сего дня никто из вас не присутствовал на расследовании, позвольте мне в первую очередь предупредить, что в данном суде коронер принимает во внимание показания с чужих слов, чего не бывает в других судах британского законодательства, согласно которому показания с чужих слов не имеют силы доказательства.

12
{"b":"4945","o":1}