ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Огонь в твоём сердце
В сердце моря. Трагедия китобойного судна «Эссекс»
Просто гениально! Что великие компании делают не как все
Резня на Сухаревском рынке
Одно воспоминание Флоры Бэнкс
Мата Хари. Раздеться, чтобы выжить
Кровные узы
По ту сторону
Бумажная принцесса
A
A

– Мне уже начинает казаться, что бабушка никогда не вернется. Она что-нибудь говорила о своих дальнейших планах?

– Вообще-то да. Они с Блэки намереваются уехать из Сиднея в середине октября и махнуть в Нью-Йорк, а домой рассчитывают вернуться где-то в конце ноября. Она обещала успеть на Рождество в Пеннистоун-Ройял. – Пола внимательно посмотрела на кузину и нахмурилась. – У тебя глаза на мокром месте, Эмили. Какие-нибудь проблемы в «Дженрет»?

– Нет-нет, все идет отлично. Я просто скучаю по бабушке, и хотя она удалилась от дел, так спокойно чувствовать, что она стоит у тебя за спиной. А сейчас она так далеко, где-то на другом краю света.

– Я тебя прекрасно понимаю, – медленно произнесла Пола. Ей и самой ужасно не хватало Эммы. Она с ужасом гадала, что будет, как они все станут выкручиваться, когда бабушка покинет их навсегда. Пола тут же оставила эти печальные мысли и заставила себя ослепительно улыбнуться. – Ну, ладно, Эмили, пошли на террасу. В такой замечательный день лучше накрыть чай в саду, но сначала надо покормить детей. Нора попросила перенести ее выходной на сегодня, а Мэг по воскресеньям не работает, так что я весь день кручусь одна. Хотя, если честно, мне так даже нравится.

Полчаса спустя, когда дети неторопливо опустошили свои бутылочки, торжественно рыгнули и были вновь водружены на место, Пола направилась в дом. Вскоре она вышла оттуда с чайным подносом в руках.

– Что-нибудь слышно об Уинстоне? – спросила она, разливая чай.

– Да, он звонил мне вчера вечером. Он уехал в Ванкувер. Переговоры с директором бумажной фабрики уже начались, и Уинстон рассчитывает на успешное заключение сделки. Он также намерен немного задержаться в Нью-Йорке, чтобы провести пару дней с Шейном. Насколько я знаю, тот сейчас в Барбадосе на церемонии открытия отеля и в Нью-Йорк выберется не раньше середины следующей недели.

– Рада слышать, что сделка на мази, – воскликнула Пола. – Когда я разговаривала с Джимом несколько дней назад, он сомневался в ее конечном результате и сказал, что Уинстон совсем повесил нос. Очевидно, он ошибался или с тех пор дела пошли на лад. Кстати, о Барбадосе… Сара вылетела туда десять дней назад, чтобы вместе с Мерри проследить, как распакуют и развесят туалеты из серии «Леди Гамильтон». Полагаю, они там отлично проводят время…

– Сара отправилась на Барбадос? Но кому это нужно? – воскликнула Эмили и с такой силой опустила чашку на стол, что Пола даже вздрогнула.

– Боже, что ты так разозлилась? Похоже, Сара считает своим долгом присутствовать там. Если уж на то пошло, она настаивала на своем отъезде. А поскольку именно она возглавляет наш отдел моды, а в салонах мод продаются в основном пляжные и курортные туалеты серии «Леди Гамильтон», у нее имелось достаточно оснований стремиться на открытие, к тому же как я могла ей помешать? Она подчиняется не мне, а только твоему брату. Ты же знаешь Сару, она не признает ни за кем права командовать собой.

– Ну ладно.

Эмили пожала плечами с таким видом, словно поездка Сары ничего для нее не значила. Однако ее острый ум заработал на полную мощь, и в уравнении скоро не осталось ни одного неизвестного. Она не сомневалась: единственное, что интересовало Сару на Барбадосе и в салонах мод «Харт», – это Шейн О'Нил. Наверное, Сара выведала у Миранды, что он собрался на Карибы на открытие отеля. Возможно, именно сейчас Сара строит из себя идиотку, напропалую бегая за Шейном.

Эмили прислушалась, склонив набок свою светлую головку.

– По-моему, телефон.

Пола помчалась в холл и схватила трубку.

Прежде чем она успела вымолвить хоть слово, в трубке раздалось:

– Джим? Это ты?

– Здравствуй, тетя Эдвина, – удивленно ответила она. – Это Пола. Джима нет дома. Он в Канаде, по делам.

– В Канаде? О боже!

Внезапно почувствовав тревогу в голосе собеседницы, Пола спросила:

– Что-то случилось?

Эдвина залепетала так взволнованно, что Пола не смогла разобрать ни слова. Ясно было одно – что-то произошло у ее сына Энтони. Наконец она прервала родственницу:

– Тетя Эдвина, я ничего не могу понять. Пожалуйста, говори немного отчетливее. И помедленнее.

Пола услышала, как Эдвина глубоко вдохнула. Наступила томительная пауза.

– Мин, бедняжка Мин, – наконец выговорила она. – Жена Энтони… Она… она… умерла. Ее нашли… в воде. – Эдвина захлебнулась слезами, но все же сумела добавить:

– В озере Клонлуглин. И… И… – Больше Эдвина не смогла произнести ни слова и разрыдалась.

Пола похолодела. Множество вопросов теснилось у нее в голове. Как она утонула? Несчастный случай? Самоубийство? И вообще почему Мин оказалась в Клонлуглине, если они с Энтони давно уже живут порознь? Вдруг осознав, что всхлипывания тетушки немного утихли, Пола сочувственно спросила:

– Какой ужас, бедные вы мои. Конечно, это страшный удар для вас.

– Дело не только в Мин. Еще и Энтони. Пола, здесь полиция. Они снова допрашивают бедняжку Энтони. О мой несчастный мальчик! Я не знаю, что делать. Я так хотела посоветоваться с Джимом. И мамы, как назло, нет в Англии. Она смогла бы разобраться в этом кошмаре! О боже, что мне делать?

Пола окаменела. Ее мозг лихорадочно работал, пытаясь осознать сказанное Эдвиной.

– Что ты говорила о полиции? Неужели они подозревают, будто Энтони имеет какое-то отношение к смерти Мин?

На другом конце провода воцарилось тягостное молчание. Потом Эдвина прошептала срывающимся от ужаса голосом:

– Да.

Пола тяжело опустилась в кресло. По ее рукам побежали мурашки, а сердце тревожно застучало в груди. Ей стало жутко, но внезапно она взорвалась гневом:

– Какая глупость! У вас там в полиции служат одни идиоты! Энтони обвиняют в уб… – Пола прикусила язык, не желая произносить вслух ужасное слово. – Абсурд! – еще раз воскликнула она.

– Они думают, что он ее… – Эдвина запнулась, так же, как Пола, не в силах выговорить то, во что было невозможно поверить.

Стараясь держать себя в руках, Пола сказала как можно решительнее:

– Тетя Эдвина, пожалуйста, начни сначала и расскажи мне все. Пусть бабушки и Джима здесь нет, но я-то есть, и я сделаю все, что в моих силах. Но ты должна быть абсолютно честной со мной, чтобы я могла принимать верные решения.

– Да-да. Хорошо. – Голос Эдвины звучал уже немного спокойнее, и, хотя несколько раз она теряла нить повествования, все же ей удалось вкратце рассказать Поле о том, как рано утром обнаружили тело Мин, как приехала полиция, вызванная Энтони, как полицейские уехали и вернулись два часа спустя. Облазив все поместье, они заперлись с Энтони в библиотеке и оставались там до сих пор.

Когда Эдвина закончила, Пола заметила:

– Мне все кажется абсолютно ясным. С Мин явно произошел несчастный случай. – Она заколебалась. – Я думаю, это просто их обычная работа… я имею в виду то, что полицейские вернулись в Клонлуглин.

– Нет! Нет! – вскричала Эдвина. – Мин в последнее время была невыносима. Она передумала несколько недель назад – ну, насчет развода. Она отказалась разойтись с Энтони. И еще многие вещи происходили. Ужасные вещи. Вот почему тут полиция.

– Лучше расскажи мне все, – проговорила Пола как можно спокойнее, хотя с каждой минутой ей становилось все страшнее и страшнее.

– Да, наверное, я должна. Все беды вообще-то начались месяц назад. Здесь появилась Мин – она жила в Уотерфорде – и начала создавать проблемы. Устраивала просто кошмарные сцены. Иногда приходила пьяная – до бесчувствия. У них с Энтони происходили жуткие скандалы, причем порой на глазах у прислуги, а однажды даже в деревне, когда она из-за угла налетела на Энтони. Все это неизбежно породило сплетни, а приезд сюда Салли Харт в начале лета подлил масла в огонь. Ты же знаешь деревенских жителей. Без сплетен они жить не могут. Здесь много говорили – и говорили плохо – о якобы какой-то другой женщине.

Пола едва удержалась, чтобы не застонать.

– Подожди немножко. Что ты называешь сценами?

– О, это в основном обмен грубостями. Со стороны Мин – крики и вопли, но и Энтони вышел из себя на прошлой неделе, когда она явилась к нам в субботу. Во время обеда. К нему съехались гости. Я тоже была там. Они схватились – ну, на словах, и она ударила Энтони клюшкой для гольфа. Он оттолкнул ее в сторону – думаю, непроизвольно. Но, однако, она упала на пол, прямо в холле. Мин не ушиблась, но сделала вид, что ей очень больно. Она жутко раскричалась, утверждала, будто Энтони хотел ее…

2
{"b":"4945","o":1}