ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
НЛП. Большая книга эффективных техник
Попаданка пятого уровня, или Моя Волшебная Академия
Сверхчувствительные люди. От трудностей к преимуществам
Князь Пустоты. Книга третья. Тысячекратная Мысль
Большое собрание произведений. XXI век
Йога. 7 духовных законов. Как исцелить свое тело, разум и дух
Избранная луной
Пора лечиться правильно. Медицинская энциклопедия
Город. Сборник рассказов и повестей
A
A

Он вздохнул:

– Извини. К сожалению, в отличие от тебя, я не рос в окружении огромной семьи. Я был одиноким маленьким мальчиком, и всю мою компанию составлял старый дедушка. Возможно, мне не всегда удавалось довести до тебя мои мысли, но мне всегда казалось, что я выслушивал тебя с должным вниманием. Что же касается секса – я просто не знаю другого способа сглаживать наши трудности. Мне казалось, будто ты получала такое же удовольствие, что и я, но если я навязываю его тебе, то…

– Джим, замолчи сейчас же! – крикнула Пола. – Ты не правильно меня понял. Конечно, я хочу, чтобы мы с тобой жили нормальной половой жизнью, ты – мой муж, и я по-прежнему испытываю к тебе влечение, но меня не устраивает, когда ты используешь секс как способ манипулировать мной. Такое поведение нечестно и ставит нас в неравное положение.

Он с шумом втянул воздух, всем своим видом выражая крайнее изумление.

– Ну вот, ты опять за свое! Начинаешь выдумывать всякие нелепости. Когда я тобой манипулировал?

Пола вздохнула. Она решила начать по-другому, в надежде все-таки заставить его быть честным с ней.

– Возможно, тебе кажется, что я тебя критикую, но это не так. Я только перечисляю то, что меня некоторым образом беспокоит. Ведь я сама знаю, какой противной я порой бываю. А посему… откровенность за откровенность. Теперь твоя очередь – скажи, что ты думаешь обо мне. Поделись своими мыслями, и поговорим как два взрослых человека.

Джим рассмеялся в ответ:

– О, Пола, ты сегодня такая напряженная и раздраженная! Честно говоря, по-моему, ты ведешь себя довольно глупо и поднимаешь много шума из ничего. Что же касается моих мыслей о тебе – дорогая, я нахожу тебя замечательной и люблю тебя. Если у меня и есть какие-то жалобы и претензии… что ж… они совсем незначительны и несущественны.

– Для меня они важны. Скажи мне, Джим. Ну, пожалуйста.

Явно против воли он медленно произнес:

– Я определенно уверен, что ты совсем не жалеешь себя. Ты работаешь убийственно много без особой на то нужды. То обстоятельство, что твоя бабка всю жизнь пахала как вол, вовсе не значит, что от тебя требуется то же самое. И еще мне кажется, будто ты постоянно затеваешь слишком много совершенно необязательных начинаний.

Пола пропустила мимо ушей замечание относительно Эммы.

– Ты имеешь в виду новые отделы торгового дома «Харт» и выставку мод?

– Да. В конце концов, торговый дом и так имеет оглушительный успех, причем с давних пор. Тебе вовсе нет необходимости…

– Джим, – нетерпеливо перебила его Пола. – Секрет успеха в торговле как раз и заключается в постоянном развитии и росте. Мы всегда должны обновляться, подстраиваться под требования покупателей, предугадывать новые течения, точно знать, когда и как расширяться в будущем. Никакой бизнес не может ни минуты стоять на месте, а особенно когда идет речь о сети универсальных магазинов.

– Возможно, дорогая. Тебе лучше знать. – В глубине души Джим считал, что она совершенно не права, изнуряя себя работой, но у него не было ни заинтересованности, ни энергии, ни желания затевать долгий разговор о ее бизнесе. Какой смысл, если она все равно всегда все делает по-своему. Однако ему все больше и больше хотелось положить конец копанию в их отношениях. Эта тема ему уже безумно надоела, и он сгорал от желания убраться отсюда. Украдкой Джим взглянул на часы.

Пола перехватила его взгляд и быстро проговорила:

– Мы начали очень важный разговор, Джим. Начало положено хорошее. Думаю, мы должны довести его до конца, добраться…

– А я думаю, уже довольно. Пола, пожалуйста, научись сдерживать свою привычку доводить крошечные недоразумения до размеров мировых трагедий. Если ты хочешь знать мое мнение, то я нахожу нашу беседу просто глупой. Не пойму, почему ты вообще ее затеяла, тем более сегодня, когда ты уезжаешь почти на месяц. Мы счастливы вместе, а ты создаешь трудности на пустом месте и зачем-то пытаешься убедить меня в обратном.

– О, Джим, я только хочу спасти…

– Помолчи, дорогая. Помолчи, – ласково сказал он с теплой улыбкой и взял жену за руку. – Глядя на наших друзей и знакомых, я всякий раз убеждаюсь, что мы – идеальная пара. Нам очень повезло, Пола, и я каждый день поздравляю себя с редкой удачей.

Разочарование камнем легло на сердце Полы. Она видела выражение упрямства на лице мужа и поняла, что нет смысла продолжать. Она разговаривала с кирпичной стеной.

– Ты вдруг задумалась сейчас, – заметил Джим. – И знаешь что? Ты вообще слишком много и напряженно думаешь. – Он весело и дружелюбно засмеялся в знак того, что не хотел ее обидеть. – Анализировать любую мелочь – к чему ты склонна – не очень-то умно. Я пришел к такому выводу много лет назад. Когда начинают под микроскопом выискивать недостатки, то неизбежно их находят. В наших с тобой взаимоотношениях, Пола, все хорошо. Только постарайся смотреть на вещи проще, дорогая. – Он наклонился к ней, чмокнул в щеку и решительно поднялся на ноги. – Ну, теперь, когда наша беседа закончена, я, с твоего позволения, пошел. – Джим ласково похлопал ее по плечу. – Поосторожнее на дороге и позвони мне вечером перед тем., как ляжешь спать. – Он подмигнул. – В такие моменты я больше всего по тебе и скучаю.

Пола седела, уставившись на него, не в силах вымолвишь ни слова. Наконец ей удалось хотя бы кивнуть головой. Когда он повернулся, чтобы уйти, ее глаза проследили за ним. В ее сердце царила пустота. Дверь кабинета закрылась за Джимом. До ее ушей донесся звук его шагов. Вот он пересекает прихожую, вот хлопнула парадная дверь. Еще несколько секунд – и заурчал мотор машины. После того как он уехал, Пола еще долго сидела без движения, переполненная отчаянием и горечью поражения.

Наконец она отогнала неприятные мысли, заставила себя подняться с кресла и вышла из комнаты. Медленно, усталыми шагами Пола поднялась в детскую к малышам. Они всегда приносили радость в ее сердце. В них теперь заключалась вся ее жизнь.

Глава 8

Пола перевела взгляд с Дейла Стивенса на Росса Нельсона.

– Моей бабушке никогда в голову не придет продать свою долю акций в «Сайтекс Ойл». Никогда. Росс Нельсон жизнерадостно улыбнулся:

– Я предпочитаю никогда не говорить «никогда». Это слово имеет привычку возвращаться в самый неподходящий момент, и потом жалеешь, что сказал его.

– Я поняла ваши доводы, – ответила Пола, – и тем не менее я знаю бабушкино отношение к «Сайтекс», и ваше предложение ее не заинтересует.

– Возможно, вам все же следует проинформировать Эмму, когда через месяц она вернется из Австралии, – прощупать почву, выслушать ее соображения, – вставил Дейл Стивене. – А вдруг она по-другому посмотрит на вещи? Времена меняются, и не стоит упускать из виду тот факт, что на продаже она выручит многие миллионы.

– Не думаю, что деньги здесь будут иметь какое-то значение, – сказала как отрезала Пола.

– Гарри Мэрриотт и его союзники в правлении – твердые орешки, Пола, – отметил Дейл, со значением посмотрев на нее. – Многие годы они хотели избавиться от Эммы, им не нравилось ее влияние, и в будущем положение может только ухудшиться. Без нее вы окажетесь…

– Моя бабушка еще жива, – оборвала его Пола, холодно посмотрев на него. – И я отказываюсь обсуждать, что может случиться в далеком и туманном будущем. Я знаю только один способ вести дела – исходя из сегодняшних реалий. Я, безусловно, не собираюсь создавать себе лишних проблем, и позвольте напомнить вам, что Мэрриотт – очень старый человек. Он не вечен, и, следовательно, не вечно и его влияние.

– Но есть еще и его племянник, – спокойно заметил Дейл. – А Ватсон Мэрриотт – мерзкий сукин сын, от него можно ждать одних только неприятностей.

– Дейл хочет сказать, что те члены правления, которые с трудом терпели тяжелую руку Эммы, пойдут на вас войной по той простой причине, что вы…

Пола жестом остановила его:

– Можете не продолжать, Росс. Я все понимаю. Я женщина, к тому же еще и молодая. Я понимаю, что все эти годы они прислушивались к голосу моей бабушки только потому, что не имели другого выбора. Все-таки она – действительно обладательница самого крупного пакета акций, а мой дед, как ни крути, основал компанию. Естественно, кое-кто всегда ненавидел ее за ту огромную власть, которую она имела, и, конечно, еще и за то, что она женщина. – Пола помолчала, затем продолжила:

22
{"b":"4945","o":1}