ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– «Третье. Заткнуть глотку газетам». Я позвоню Сэму Феллоузу из йоркширской «Морнинг газетт» и Питу Смайту из нашей вечерней газеты. Я не могу ручаться за национальную прессу, но уж точно прослежу, чтобы наши собственные газеты не напечатали об этом деле ни одной строчки. «Четвертое. Адвокат». Возможно, нам придется послать туда Джона Кроуфорда. В качестве семейного адвоката он в случае необходимости сможет представлять в суде Энтони. «Пятое. Связаться с Уинстоном, или Джимом, или с ними обоими, чтобы ввести их в курс дела». – Она оторвала глаза от бумаги. – Может, последний звонок ты возьмешь на себя, Эмили? «Шестое. Позвонить Эдвине, успокоить ее и поговорить с Энтони. Рассказать ему о наших действиях. Седьмое. Найти Салли Харт». Этим ты тоже можешь заняться.

– Хорошо. Начну разыскивать Салли. Она сказала тебе в четверг, где именно в Озерном краю собирается остановиться?

– Нет, и я не сообразила спросить, но дядя Рэндольф должен знать Не говори пока ни слова о случившемся, – предупредила Пола.

Когда Эмили выбежала из оранжереи, Пола набрала номер личного телефона редактора йоркширской «Морнинг газетт». Он поднял трубку после второго гудка, и Пола быстро прервала обмен обычными любезностями:

– Сэм, я звоню тебе в связи с делом, касающимся нашей семьи. С моим кузеном, графом Дунвейлом, произошла ужасная трагедия. Его жена утонула в озере в его ирландском поместье.

– О, действительно ужасно, – ответил Феллоуз. – Я немедленно засажу писать некролог одного из моих лучших журналистов.

– Нет-нет, Сэм. Я именно потому и звоню, чтобы сказать тебе, что не желаю никаких заметок на эту тему. Не сомневаюсь, что уже сегодня или завтра телетайпы передадут информацию о ее смерти. В любом случае я хочу замолчать случившееся. И никаких некрологов тоже.

– Но почему? – возмутился он. – Если пойдет информация с телетайпов, вся национальная пресса что-нибудь да напишет. Мы окажемся в идиотском положении, если ни словом…

– Сэм, – ровным голосом перебила его Пола. – Тебе пора бы уже знать, что Эмма Харт не желает читать ничего – абсолютно ничего – о своей семье в своих же газетах.

– Я знаю, – отрезал он. – Но сейчас совсем иная ситуация. Как мы станем выглядеть, если все газеты, кроме нас, напишут о случившемся? Что мы тогда за издание? Я однозначно против сокрытия информации.

– Тогда ты, наверное, работаешь не в той газете, Сэм. Потому что, уж поверь мне, Эмма Харт устанавливает здесь правила игры, и тебе лучше принять их.

– Я намерен позвонить Джиму и Уинстону в Канаду. Именно они определяют политику газет, и мне кажется, только им следует принимать решение о том, что мы печатаем, а что – нет.

– В их отсутствие и в отсутствие моей бабушки решение принимаю я, и только я. Я сказала тебе, что делать. Никаких статей. Никаких некрологов.

– Ну, вам виднее, – сказал он с плохо скрываемым раздражением.

– Да, мне виднее.

Пола, пылая гневом, повесила трубку. Потом пододвинула поближе записную книжку и уже собралась набирать номер Пита Смайта, когда Эмили сбежала к ней по ступенькам. Пола повернулась к ней навстречу на вращающемся стуле:

– Ты говорила с моей матерью?

– Да, или, точнее, с дядей Дэвидом. Он сейчас же отправит твою маму частным самолетом. Перед тем как выйти из дому, она позвонит.

– Слава богу. А дядя Рэндольф?

– Его нет дома. Но Вивьен сообщила мне, что Салли вскоре возвращается в Мидлхэм. В Озерном краю дожди, поэтому она собрала свои холсты и краски и выехала домой. Я поручила Вивьен передать ей, чтобы она позвонила сюда сразу же по приезде.

– Я с ужасом думаю о предстоящем разговоре с ней, – грустно пробормотала Пола. – Ну ладно, нельзя терять времени. За работу, Эмили.

– Что мне теперь делать?

– Не могла бы ты внести детей в дом? Коляску поставь здесь, а мне надо обзвонить остальных редакторов.

Телефон зазвонил сразу же, как только Пола повесила трубку. Звонила ее мать.

– Здравствуй, дорогая, – сказала Дэзи своим обычным спокойным и уверенным голосом. – Я уже собралась выходить. До аэропорта я доеду на такси, чтобы папа оставался в квартире на случай, если он тебе понадобится. Он говорил с Эдвиной несколько минут тому назад. Она очень рада, что я еду. Папа нашел ее менее взволнованной. Полицейские ушли. Энтони рядом с ней. Они ждут твоего звонка.

– Знаю. Я позвоню им сразу же. Спасибо, что ты согласилась полететь в Ирландию, мама. Ты – единственный человек, который способен помочь в данной ситуации. Эдвина верит тебе, и ты сумеешь переговорить со всеми там дипломатично, чего трудно ожидать от нее.

– Господи, Пола, не стоит благодарности. Мы же одна семья и обязаны помогать друг другу. Но какая неприятность! Не понимаю, о чем думает тамошняя полиция… мне все кажется абсолютно ясным.

И папе тоже. Ну ладно, разговорами делу не поможешь. Мне надо бежать. До свидания, дорогая.

Эмили уже спускала коляску по двум невысоким ступенькам, что вели из холла в оранжерею, когда Пола оторвала взгляд от блокнота.

– Салли может позвонить в любую минуту. Тебе придется ответить ей, Эмили, так давай решать, что ты скажешь.

Молодые женщины обменялись озабоченными взглядами.

Наконец после долгой паузы Пола произнесла:

– Мне думается, умнее всего сказать ей, что у меня возникла проблема и я хочу повидаться с ней, посоветоваться, и попросить ее приехать немедленно.

Эмили кивнула и побежала к коляске, где Тесса надрывалась от крика.

Пола вскочила и пошла следом за кузиной.

– Наверное, они оба мокрые. Давай отнесем их наверх, перепеленаем, и ты приготовишь им поесть, хорошо?

– И дернул же Нору черт взять выходной именно сегодня, – простонала Эмили.

– Так всегда и бывает, – пробормотала Пола, укачивая на руках дочурку.

– Клонлуглин, Довер-хаус, – послышалось в трубке, когда пятнадцать минут спустя Пола дозвонилась до Ирландии.

Она представилась и попросила позвать графа Дунвейла. В ту же секунду Энтони был у телефона.

– Пола… привет! Спасибо за все, за то, как ты взяла дело в свои руки. Я очень тебе благодарен. Мама была в панике, просто с ума сходила, и возвращение полицейских явилось для нее страшным ударом.

– Понимаю. Не стоит меня благодарить. Я только рада помочь, чем могу. Как ты себя чувствуешь?

– Отлично. Превосходно, – заявил он. – Учитывая обстоятельства, я неплохо держусь. Все происходящее, конечно, чрезвычайно неприятно, но я знаю, что все образуется.

– Да, – подтвердила Пола, отметив про себя, что его голос звучал вовсе не так оптимистично. Энтони казался усталым и опустошенным. Надеясь, что в ее словах будет больше оптимизма, чем было в ее душе, Пола добавила:

– Эта история закончится уже через двадцать четыре часа, вот увидишь. А пока постарайся не волноваться. Я хочу знать, что там у вас произошло, но сначала должна сообщить: несколько минут назад Эмили говорила с Салли. Она едет к нам. Она думает, со мной приключилась какая-то беда. Мы решили, что лучше не рассказывать ей ничего по телефону.

– Очень рад, что вы связались с ней. Пола. Я очень беспокоился за Салли. Я не знал, как найти ее в Озерном краю. Когда мы говорили с ней в пятницу, Салли обещала позвонить мне в понедельник или во вторник. Может, ты попросишь ее перезвонить мне, когда вы расскажете ей об этом кошмаре?

– Конечно. А какие у тебя последние новости? Мама сообщила мне, что полицейские ушли… Очевидно, они не обвинили тебя…

– Еще бы! – возмущенно прервал ее Энтони. – Я ничего не сделал плохого, Пола, и не имею никакого отношения к смерти Мин. – Голос его сорвался, и какое-то время он молчал, пытаясь взять себя в руки. Затем он заговорил более спокойно:

– Извини, нервы сдали. Я испытал такое потрясение. У нас с Мин были серьезные конфликты, и она вела себя невыносимо, но я никогда не желал ей такого исхода. – Он снова замолчал, вздохнул и добавил устало:

– Местный врач произвел осмотр. Он считает, что она умерла между половиной одиннадцатого и полночью.

4
{"b":"4945","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Волшебные стрелы Робин Гуда
Бородатая банда
Педагогика для некроманта
Резня на Сухаревском рынке
Семь нот молчания
День полнолуния (сборник)
Она