ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Вот и умница. Давай выпьем за наш пакт. Мы же едва пригубили шампанское.

Пола кивнула. Шейн налил ей и себе, и они чокнулись. Их руки невольно соприкоснулись.

Он глядел на нее ласковым и нежным взглядом. Немного погодя он произнес:

– Ты должна доверять мне. Доверься моей любви, Пола.

Она с удивлением посмотрела на него, вспомнив некогда оброненные ее бабушкой слова, как важно верить в любовь. Когда ее глаза встретились с прямым взглядом темных глаз Шейна, она почувствовала, как ее страхи начали понемногу рассеиваться. Ее настроение стало потихоньку улучшаться.

– Я верю в твою любовь, а ты должен верить в мою. – Уголки се губ тронула слабая улыбка. – Все образуется. Обязательно, Шейн, ведьмы есть друг у друга.

Но Пола ошиблась. Ее беды только начинались.

Глава 14

Эмма Харт внимательно смотрела на Полу, наморщив лоб.

– Что-то я тебя не понимаю, – сказала она. – Что ты имеешь в виду, утверждая, что нас ждет трудное Рождество?

– Джим попал в катастрофу. Довольно серьезную, и он…

– Неужели на этом своем чертовом самолете? – вскричала Эмма и, еще сильнее нахмурившись, распрямила плечи.

– Да. Он разбился. Две недели назад. Дня через два после моего возвращения из Нью-Йорка в начале декабря, – торопливо пояснила Пола и, желая побыстрее успокоить бабушку, добавила:

– Но ему все-таки повезло, поскольку самолет упал на поле йедонского аэропорта. Его успели вытащить, прежде чем самолет загорелся/ – О боже! – У Эммы волосы встали дыбом при мысли об огромной опасности, которой подвергался Джим. Он легко мог погибнуть, да и Пола вполне могла оказаться с ним и не спастись. Подавшись вперед, Эмма озабоченно спросила:

– Он сильно пострадал?

– Сломал правую ногу и левую ключицу, трещины нескольких ребер. К тому же он получил множественные ушибы. Однако ни одна из травм не угрожает его жизни или здоровью, хотя сами по себе они достаточно серьезны. Мне пришлось нанять санитара для ухода за ним. Видишь ли, Джим не может сам одеваться, и вообще ему трудно, а порой и невозможно делать самые элементарные вещи.

Эмма выдохнула. Шок от услышанного еще не прошел.

– Но почему ты мне ничего не рассказала, пока я находилась в Нью-Йорке? Или вчера, когда я приехала в Лондон?

– Мне не хотелось беспокоить тебя, пока ты еще не вернулась из отпуска. Я собиралась все рассказать тебе по пути из аэропорта, но… – Пола пожала плечами и виновато улыбнулась. – ..Решила, что эти новости вполне могут подождать до следующего дня.

– Ясно. – Эмма покачала головой. – Мне так жаль. Пола. Ужасно, просто ужасно. Но слава богу, что не случилось ничего более страшного. Разумеется, несколько месяцев он будет полностью выбит из колеи.

– Да, – пробормотала Пола. – Гипс снимут не раньше чем через шесть недель. А затем ему предстоит пройти курс интенсивной физиотерапии. Доктор объяснил, что, пока мышцы снова не наберут силу, Джим не сможет ни руку поднять, ни перенести тяжесть тела на сломанную ногу. Похоже, к нормальной жизни он вернется через добрых полгода.

– А как случилась эта катастрофа? – спросила Эмма.

– Мотор заглох. Джим изо всех сил старался приземлиться, но не смог удержать самолет. Тот рухнул и при ударе о землю буквально развалился пополам. Так что Джиму еще ужасно повезло.

– Да, действительно. – Губы Эммы сжались в тонкую ниточку. – Я всегда знала, что он когда-нибудь разобьется на своем чертовом самолете, и это меня очень беспокоило. – Она снова покачала головой, не скрывая раздражения. – Хотя я очень огорчена тем, что с ним произошло, и от всей души сочувствую ему, но все-таки определенная безответственность здесь есть. Я не хочу показаться толстокожей или злорадной, но, на мой взгляд, он рисковал без всякой необходимости.

Эмма вдруг поняла, что говорила слишком резко, и смягчила тон:

– Наверное, бедняжка Джим очень страдает, да, дорогуша?

– Безумно. Сломанная ключица не дает ему ни минуты отдыха. Он говорит, что сам не знает, что хуже – постоянная ноющая боль в плече или онемение в загипсованной руке. Очень неприятное состояние.

Пола нахмурилась при мысли о страданиях, перенесенных ее мужем за последние десять дней. При известии о случившемся она сперва испытала потрясение и испуг, а затем возмущение, которое, однако, быстро сменилось чувством сострадания. Будучи доброй от природы, Пола изо всех сил старалась облегчить мужу существование. А разговор о разводе она отложила на потом. Придется подождать, пока его состояние не улучшится.

– Теперь мне ясно, что ты имела в виду под «трудным» Рождеством. – Эмма вдруг замолчала. На ум ей пришла одна мысль, и она тут же на месте приняла решение.

– Ты быстро выбьешься из сил, если будешь мотаться между своим домом и моим. Думаю, вам лучше перебраться сюда… И Джиму, и малышам, и Норе, и санитару. У меня здесь полно места, и после восьмимесячного отсутствия я, честно говоря, буду рада видеть вас всех у себя.

– О, бабушка, какая замечательная идея! – с облегчением воскликнула Пола. – Это прекрасный выход из положения. Вообще-то я уже начинала паниковать, не зная, как мне удастся управляться, – призналась она с улыбкой, Эмма тихонько рассмеялась, довольная своим решением.

– Ты всегда управишься, девочка, такой уж у тебя характер. Но почему бы не облегчить максимально твою жизнь? Ведь ты несешь на себе такую ответственность, что хватило бы на троих. А теперь, Пола, постарайся забыть а своих неприятностях. Что произошло, то произошло. Надо жить дальше.

Эмма перешла к камину и стала к нему спиной, наслаждаясь исходящим от огня теплом.

Пола не могла не отметить про себя, как хорошо и бодро выглядит ее бабушка после вчерашнего трансатлантического перелета. Эмма надела кораллового цвета шерстяное платье и жемчуга. Ее серебряные волосы были уложены в изящную аккуратную прическу, макияж безупречен. От нее веяло свежестью и жизненной силой. «Кто мог бы подумать, что ей восемьдесят лет? – подумала Пола. – Выглядит она, по крайней мере, на десять лет моложе».

– Ты очень внимательно меня изучаешь, – отметила Эмма. – Что-нибудь не в порядке?

– Нет, ничего. Я просто восхищаюсь тобой. Сегодня утром ты буквально цветешь.

– Спасибо. Должна признать, я и чувствую себя отлично. – Эмма тепло и любовно посмотрела на Полу. – Я рада, что ты выкроила время заскочить на Барбадос проведать наш салон в то время, когда там находился Шейн. Поездка явно пошла тебе на пользу. Ты и сама буквально расцвела. Давно ты так хорошо не выглядела.

– Да, я получила очень большое удовольствие от поездки и от короткого отдыха, – ответила Пола, стараясь говорить безразличным тоном. – У меня еще не сошел загар – вот в чем, наверное, дело.

Эмма кивнула, продолжая пристально разглядывать любимую внучку.

– Итак… Вы с Шейном снова в хороших отношениях. Я очень рада. А он в конце концов объяснил тебе причину своего странного поведения?

– Много работы, сплошные разъезды, напряженное расписание – он и раньше так говорил. Однако лично я считаю, что он боялся оказаться третьим лишним. – Пола встретила испытующий взгляд бабушки с абсолютно невинным видом. – Ну, сама понимаешь – лишним в жизни молодой супружеской пары. На мой взгляд, он просто проявил дипломатичность и щепетильность.

– Ну да, конечно, – буркнула Эмма, приподняв седую бровь. Она не поверила объяснению Шейна, но ничего не сказала. Эмма думала о Поле и Шейне. С того самого дня, как до нее дошел слух о возобновлении их дружбы – что ни для кого не являлось секретом, – она гадала, сделает ли Шейн решительный шаг. Она не забыла выражение его лица в день крестин. Если мужчина любит женщину так пылко, как Шейн О'Нил любит ее внучку, он не сможет вечно подавлять свои чувства. Рано или поздно он их откроет. Он импульсивен, страстен, нетерпелив. А Пола? Конечно, она поставила бы его на место. Она замужем и должна быть счастлива. Но счастлива ли?

Чуть приподняв голову, Эмма украдкой поверх очков взглянула на внучку. Еще вечером она заметила, что в той что-то изменилось. Она стала более женственной, более мягкой, чем прежде. Неужели что-то перевернулось в душе молодой женщины? Или перемены коснулись только ее внешности? Она отпустила волосы, немного прибавила в весе, вообще в ее облике появилось больше тепла. Почему? Нет ли здесь влияния мужчины? Шейна? Она откинулась на спинку стула.

41
{"b":"4945","o":1}