A
A
1
2
3
...
65
66
67
...
72

Она ничего не рассказала Шейну об ужасных ночах, когда она просыпалась от одного и того же преследовавшего ее кошмара. Ей снилось, что она задыхается. И происходящее во сне казалось ей таким реальным, что она вскакивала с постели, дрожа и обливаясь холодным потом и крича от страха. И всегда перед ее внутренним взором вставали образы ее отца, Джима и Мэгги – как их подхватывала лавина, как на них наваливалась груда ледяного снега и как бессмысленно и внезапно обрывались их жизни.

Но Шейну О'Нилу нельзя отказать в уме. Он довольно скоро осознал, что Пола изменилась к нему. И она знала, что он все понял. Естественно. Она ведь не могла скрыть своих чувств, как не могла изменить обстоятельства, повлекшие за собой ее холодность. Он видел ее отчуждение и безразличие, ее чрезмерное увлечение работой и детьми, и постепенно на смену удивлению и непониманию пришло мучительное осознание истины.

Порой Пола чувствовала себя одинокой. Часто ее угнетали тоска и печаль, а порой – мучил страх.

Она осталась одна. Бабушка и отец – два человека, от которых она получила столько любви и помощи, – умерли. Она стала главой семьи Хартов. Все относились к ней с почтением, ждали от нее помощи, шли к ней со своими проблемами – как личными, так и связанными с бизнесом. Порой груз ответственности становился слишком тяжел, почти невыносим для плеч хрупкой женщины. Но в такие моменты она думала об Эмме и черпала силы в воспоминаниях о дорогой ей женщине, с которой у нее было столько общего и чья кровь бежала в ее жилах. И каждый божий день она молилась за Уинстона, ставшего ей опорой, и за Эмили, свою великую утешительницу, лучшую подругу и любящую, верную и преданную сестру. Без них обоих ее жизнь лишилась бы последних красок.

Давно знакомая грусть охватила Полу в субботнее августовское утро, когда она медленно шла по тропинке вдоль высаженных ею рододендронов. Какой давней казалась та весна, когда она сажала эти кусты. Сколько всего произошло в ее жизни за последние несколько лет… столько потерь, столько поражений… но и множество триумфов и приобретений тоже. Она улыбнулась про себя, подумав продетой и про все то счастье и радость, которые они дарили ей.

Печаль немного отступила, улыбка стала шире. Час назад приезжала Эмили и увезла их вместе с Норой на три недели в «Гнездо цапли». Остаток августа и первые две недели сентября они проведут на старой вилле на берегу моря, в то время как их мать отправится по делам в Нью-Йорк и Техас. Дети любили свою тетю Эмили, а также Аманду и Франческу, которые тоже приедут в Скарборо. Как они радовались, ковыляя вниз по ступенькам к машине, сжимая в ручонках совочки и ведерки. И как очаровательно они выглядели в своих летних костюмчиках и шапочках. «Маленькие обезьянки», – пробормотала она с любовью, припомнив всю сцену, разыгравшуюся недавно перед домом. На сей раз их вовсе не огорчила предстоящая разлука с мамой. Они торопливо поцеловали ее, залезли в машину и умчались, даже не оглянувшись.

«Ничего, – подумала она, пускаясь в обратный путь по крутой тропинке. – Солнце и морской воздух пойдут им на пользу, и они прекрасно проведут время с Эмили. И я знаю, что в мое отсутствие они в надежных руках».

Пола вышла на берег заросшего лилиями пруда, лежащего за длинной пологой лужайкой, и остановилась. Ее мысли вновь обратились к Шейну.

Во время последней встречи они сидели здесь, на каменной скамейке над водой. Жарко палило позднее июньское солнце. С тех пор минуло уже почти два месяца. В ту субботу она чувствовала себя истощенной, обессиленной после изнурительной недели, когда она металась между магазинами в Дидсе, Хэрроугейте и Шеффилде. Он приехал после ленча, без предупреждения, и в конце концов они отчаянно разругались. Нет, неверно. Они не ругались. Но он вышел из себя, а она просто сидела и слушала его гневные слова, понимая, что ничего не в силах изменить. Еще в детстве ей часто доводилось испытывать на себе его возмущение, и никогда она не могла переспорить его. Единственный выход – позволить Шейну отбушеваться, выговориться, облегчить душу. В ту субботу у него имелись все основания для гнева. Она не могла не признать его правоту.

Пола опустилась на каменную скамейку, устремила взгляд перед собой и, словно на кинопленке, увидела Шейна и себя в тот удушающе жаркий июньский день.

– Я больше так не могу, – внезапно воскликнул Шейн посреди разговора. Его голос сорвался на крик, что никогда не случалось с ним за последнее время. – Я знаю, что прошло всего лишь пять месяцев, я понимаю твою боль и твое горе. Но ты не даешь мне никакой надежды. Иначе я терпел бы и впредь. Но без надежды невозможно жить. В тот ужасный день у меня дома ты отвернулась от меня и с тех пор уходишь все дальше и дальше, замыкаясь в себе.

– Я ничего не могу с собой поделать, – прошептала она. – Прости меня, Шейн.

– Но почему? Ради бога, объясни почему?

Она ответила не сразу. А потом тихо-тихо произнесла:

– Если бы только я не была тогда с тобой… я имею в виду интимную близость, то, возможно, сейчас все складывалось бы по-иному. Но в семь утра в тот самый день мы занимались любовью. А во Франции был час – как раз тогда сошла лавина. Неужели ты не понимаешь – я не в силах больше думать о плотской любви. Не могу. Стоит мне только представить это, и я разбита на целый день. Свое нынешнее состояние я связываю с той трагедией, с тем ужасным днем, когда погибли папа, Джим и Мэгги.

Он беспомощно смотрел на нее. Его лицо окаменело.

– Я знал. Я так и знал, – наконец произнес он чужим, изменившимся голосом.

А потом, после недолгого молчания. Пола наконец сказала ему то, что, как она считала, он давно уже понял сам.

– Шейн, нам лучше не встречаться больше, – прошептала она. – Даже в качестве друзей. Я ничего тебе сейчас не могу предложить – и дружбы тоже. Продолжать же, как сейчас, – нечестно по отношению к тебе. Возможно, когда-нибудь я смогу возобновить нашу дружбу, но… – Голос ее сорвался.

Он твердо смотрел на нее пронизывающим взглядом, и она видела, как обиду, потрясение, недоверие на его красивом лице сменило выражение гнева.

– Я не верю своим ушам! – воскликнул он, сверкая глазами. – Я люблю тебя, Пола, и хотя ты сейчас не желаешь смотреть правде в глаза, ты любишь меня. Я знаю. У нас столько общего – и в прошлом, и в настоящем. Наша близость зародилась давно, переросла из детской привязанности в зрелую, страстную любовь взрослых людей, мы полностью подходим друг другу во всем. Да, я понимаю твое нынешнее отношение к сексу из-за того, что случилось, когда мы о последний раз занимались любовью, но память о катастрофе в конце концов неизбежно ослабнет. Другой исход просто неестествен.

Пола отрицательно покачала головой, не ответив ни слова и беспомощно сжав лежащие на коленях руки.

– Ты винишь себя! – закричал он, потеряв терпение. – Теперь я лучше тебя понял. Ты в самом деле испытываешь чувство вины, и ты наказываешь себя! И меня тоже! Ты совершаешь ошибку, Пола. Роковую ошибку. Ты ни в чем не виновата. Лавина – проявление божьей воли. Не ты послужила ей причиной. А теперь тебе кажется, что, изнуряя и мучая себя, ты заслужишь прощение! Ведь верно? – Не дожидаясь ответа, он продолжал:

– Что бы ты ни делала, их не вернешь. Пойми и смирись. Пойми – жизнь для живых. Ты имеешь право на счастье. И я тоже. Мы имеем право на счастье – вдвоем. Тебе нужен муж, тебе нужен я, а Лорну и Тессе нужен отец. Я люблю твоих близнецов. Я хочу стать им любящим отцом, заботливым мужем тебе. Ты не можешь оставаться одинокой до конца дней своих. Это преступление по отношению к себе.

Он замолчал, чтобы перевести дух. Пола мягко прикоснулась к его руке.

– Пожалуйста, Шейн, не расстраивайся так!

– Не расстраивайся? Ты что, смеешься? Ты заявляешь, что мы должны расстаться… судя по всему, навсегда, и находишь такое слово: «расстраиваться». Господи! Да я раздавлен, неужели ты не видишь? Ты вся моя жизнь. Если я потеряю тебя, у меня не останется ничего.

66
{"b":"4945","o":1}