ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Шейн, – начала она, снова протягивая к нему руку.

Он оттолкнул ее ладонь и вскочил на ноги.

– Я не могу продолжать этот нелепый разговор.

Я ухожу. Уберусь подальше отсюда. Не знаю, удастся ли мне когда-нибудь вновь обрести покой, но какое тебе до этого дело, ведь так? Я должен сам решать свои проблемы. – Он отошел от Полы и посмотрел на нее с каким-то странным выражением лица. – Прощай, Пола, – произнес он дрожащим голосом, и, когда он отворачивался, она увидела в его черных глазах слезы.

Шейн кинулся бежать вверх по ступеням, ведущим к террасе. Поле захотелось побежать за ним, но она остановила себя. Зачем? Она вела себя жестоко по отношению к нему, но, по крайней мере, сказала ему правду, и, возможно, когда-нибудь он поймет ее. Пола надеялась, что настанет день, и ему откроется, что она вернула ему свободу, поскольку не могла больше мучить его, маня неосуществимым будущим. Нет никакого будущего.

Теперь, поднимаясь по каменным ступенькам к террасе перед Пеннистоун-Ройял, Пола припомнила странное состояние отрешенности, которое она испытывала в тот день. Оно беспокоило ее тогда, беспокоило и сейчас. Неужели она навсегда останется такой?

Пола вздохнула, вошла в дом через открытые стеклянные двери, пересекла Персиковую гостиную, а затем Каменный зал. Легко взбегая по широкой лестнице, она оставила все мысли о личном. Сегодня под вечер ей надо ехать в Лондон, а в понедельник самолетом она вылетает в Техас. Ей предстоит битва за «Сайтекс», и план сражения требовал от нее предельной собранности и полного внимания.

Глава 27

– Так вот, Шейн, когда Джон Кроуфорд сообщил, что собирается в Австралию, чтобы провести месяц в обществе Дэзи и Филипа, я очень обрадовался, – сообщил Уинстон во время ленча со своим лучшим другом.

– Я тоже рад. – Шейн поднял бокал с красным вином, отпил глоток и продолжил:

– Дэзи выглядела гораздо лучше и явно воспряла духом, когда я видел ее в Сиднее в августе. Похоже, она начала привыкать жить без Дэвида.

– Дэзи – разумная женщина. – Уинстон посмотрел на Шейна и усмехнулся. – Должен признаться, меня всегда мучило подозрение, что Джон влюблен в Дэзи. – Он пожал плечами и добавил:

– Кто знает, может, он в состоянии дать ей любовь и дружбу. В конце концов, она еще молодая женщина.

– Да. – Выражение лица Шейна вдруг изменилось. С мрачным и задумчивым видом он оглядел зал ресторана. Как часто случалось в последнее время, его мучили мысли о том, как жить дальше.

Уинстон медленно произнес, тщательно подбирая слова:

– Несмотря на нынешнее состояние Полы, она легко может измениться. Женщины – существа непредсказуемые.

– Но не Пола, – отозвался Шейн после секундного молчания. – Она очень сильный человек, и если уж принимает решение, то раз и навсегда. – Он печально покачал головой. – Мне придется приложить массу усилий, чтобы забыть ее и начать жить заново. Непростая задача, но я твердо намерен попытаться. Я не могу всю оставшуюся жизнь бегать за ней. Нет никакого смысла.

– Ты прав.

Шейн достал сигареты и угостил Уинстона. Некоторое время они молча курили, а затем Шейн произнес:

– Я рад, что ты задержался в Нью-Йорке по дороге домой. Очень здорово…

– И я тоже рад, – перебил его Уинcтoн и усмехнулся. – Мне импонирует идея вернуться домой с шиком, на твоем личном самолете. Не говоря уж о твоем обществе. И еще раз спасибо, что ты отложил дела, чтобы дождаться меня. Я тронут.

– Я как раз хотел сказать, что очень рад нашей встрече. – Шейн прикусил губу и со значением посмотрел на собеседника. – Ты знаешь, мы ведь никогда не обсуждали с тобой женщин и мои увлечения. Но мне требовалось открыть свои чувства к Поле, разрядиться перед кем-то, кому я могу доверять и кого я уважаю. Ты проявил огромное терпение и очень помог мне. Спасибо.

Уинстон откинулся на спинку стула, допил вино и с задумчивым видом затянулся сигаретой. Наконец он пробормотал:

– Мне следовало сказать тебе еще вчера вечером, но ты выглядел таким усталым, битый час проговорив о Поле. Ведь на самом деле ты не открыл мне ничего нового. Я хочу сказать, о твоей любви к Поле. Я давным-давно знал о ней. И Эмили тоже.

Шейн очень удивился:

– А я думал, что никто ничего не знал. Вот так всегда и бывает.

– Эмма знала тоже, – тихо произнес Уинстон.

– Неужели? – Удивление достигло предела, и на миг он лишился дара речи. Потом слабая улыбка тронула его губы. – Забавно, но после ее смерти у меня возникло необъяснимое ощущение, что она знала о наших отношениях. Но Пола высмеяла меня.

– Тетя Эмма не подозревала, что между вами существует связь, это верно, – быстро пояснил Уинстон. – И, честно говоря, мы с Эмили тоже. Но тетя Эмма перехватила твой взгляд, когда ты смотрел на Полу на крестинах Лорна и Тессы два с половиной года назад. Тогда же и мы с Эмили поняли всю глубину твоих чувств к Поле.

– Понимаю. – Шейн склонился над столом и пронзил собеседника вопрошающим взглядом. – Очевидно, тетя Эмма обсуждала с тобой нашу тему. Что она говорила?

– Она волновалась за тебя, Шейн. Она ведь очень любила тебя. Она воспринимала тебя как одного из нас, как своего внука. Думаю, ее разочаровало, что ты не открыл своих чувств раньше, пока Пола не вышла замуж за Джима. Но она смотрела на вещи философски. Бабушка знала, что ей не следует вмешиваться. Однако, живи она сейчас, ее ничуть не удивило бы, что Пола разделяет твою любовь, – могу руку дать на отсечение.

– Разделяла – говори в прошедшем времени, дружище, – мрачно буркнул Шейн. – Леди решила в дальнейшем обходиться без меня.

– Она может еще передумать, – отозвался Уинстон, желая приободрить приятеля. – Не забывай, женщины меняют свои взгляды на жизнь по сто раз на дню. Кроме того, прошло всего лишь девять месяцев. Дай ей шанс, дай ей побольше времени, чтобы прийти в себя. Послушай, Шейн, у меня возникла идея. Не улетай со мной сегодня в Лондон. Оставайся в Нью-Йорке. Пола уже неделю в Техасе, и я знаю, что через пару дней она должна приехать сюда, либо завтра, либо в среду. Повидайся с ней еще раз, своди куда-нибудь, напои, накорми, поговори с ней. Ты можешь быть очень убедительным и…

Шейн жестом остановил его и решительно покачал головой;

– Нет, Уинстон. Бесполезно. В июне она совершенно ясно дала понять, что все кончено. Навсегда. Кроме того, я не могу больше откладывать свое возвращение. В конце недели отец летит в Сидней. Сейчас его очередь. А поскольку Мерри руководит работой здешнего отеля, мне необходимо провести дома несколько месяцев. Мне предстоит мотаться между Лидсом и Лондоном, но я надеюсь проводить основную часть времени в Йоркшире.

– Эмили рассчитывает, что ты станешь наезжать в Бек-хаус по выходным, когда она вернется из Скарборо. Надеюсь, ты не разочаруешь ее, да и меня, если уж на то пошло.

– Нет. Когда смогу, я буду приезжать к вам на выходные, большое спасибо. Еще я хочу почаще посещать конюшни твоего отца и побеседовать с ним об Изумрудной Стреле и о планах на скачки в следующем году. Дед оставил мне лошадей, для того чтобы они соревновались, а не жирели на пастбищах. Да и сам я уже несколько месяцев не садился в седло. Мне не терпится хорошенько погонять Бесстрашного Воина и Кельтскую Красавицу.

Веселое настроение Росса Нельсона испарилось как дым. Его маленькие карие глаза затуманились и сузились. Он откинулся на кожаную спинку кресла и злобно уставился на Дейла Стивенса.

Наконец банкир откашлялся и спросил:

– Что ты имеешь в виду, говоря, что Пола передумала?

– Она решила не продавать акции «Сайтекс», – ответил Дейл и пожал плечами. – Мы оба не поняли ее, полагаю. Совсем не поняли.

– Она расторгла сделку? Нашу сделку? – вскричал Росс ледяным напряженным голосом. – А где находился ты, черт побери, когда это случилось? – Дейл не ответил, и он продолжал тоном обвинителя:

– Просто катастрофа! Я буду выглядеть круглым идиотом! Милтона Джексона хватит удар, когда он узнает.

67
{"b":"4945","o":1}