ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Пусть бабушка его и не воспитывала с детских лет, но он наверняка помнит ее правила? – взорвалась Эмили. – Ему следовало первым делом позвонить нам, тогда он знал бы все детали. По крайней мере, тогда не произошло бы вашей ссоры. – Она резко откинулась на спинку стула, не скрывая своего возмущения поведением Джима.

– Ты права. Ну, ладно, Эмили, это все пустяки. Послушай, мне следовало бы сразу сказать тебе, что звонил Уинстон. – Пола улыбнулась, решив забыть о неразумном поступке мужа.

– Когда? – встрепенулась Эмили и добавила со значением:

– Уверена, уж он-то не стал сначала вести беседы со всем человечеством.

Впервые за несколько часов Пола рассмеялась:

– Ты абсолютно права, дорогая. И он позвонил почти сразу же после нашего разговора с Джимом.

– Ну, скорее расскажи все, о чем говорил Уинстон, и не упускай ни единого слова. Пола ласково поглядела на кузину:

– Уинстон испытал настоящее потрясение, когда я сообщила ему о смерти Мин, и он очень обеспокоен насчет Салли. «Держите мою сестру как можно дальше от Клонлуглина», – повторил он несколько раз. Я его, конечно, успокоила, и он с облегчением узнал, что я твердо с ней поговорила. Уинстон задал много толковых вопросов, и я смогла ответить на них. Еще он сказал, что я все сделала правильно и что наши с тобой действия тоже абсолютно верны. Он рад, что ты сегодня ночуешь у меня.

– Он собирается лететь домой?

– Нет, если только дела в Клонлуглине не примут дурной оборот. Он напомнил мне, что всех нас в одном и том же гарнизоне муштровал один и тот же генерал, уверил, что не может сделать ничего такого, чего не в силах сделать мы с тобой, и, следовательно, намеревается продолжать вести свои дела как ни в чем не бывало.

– Он прав, конечно, – заметила Эмили и, немного замявшись, спросила:

– А он как-нибудь прокомментировал вашу ссору – то, как Джим вел себя по отношению к тебе?

– Только мимоходом. Я не хотела раздувать историю, но, боюсь, Уинстон принял все слишком близко к сердцу и здорово разозлился на Джима. Еще он обозвал Феллоуза дураком и добавил, что тот не так уж крепко сидит в своем кресле. Потом выразил удивление, почему Джим не поговорил со мной, прежде чем перезвонить Феллоузу. – Пола передернула плечами. – Я ответила, что сама не имею понятия. В любом случае он собирается побеседовать с Джимом о Феллоузе. Еще, конечно, он спросил о тебе и передал привет.

– Как жалко, что я пропустила его звонок. Мне так хотелось с ним поболтать, – с оттенком горечи сказала Эмили.

– Что за проблема! Звони ему в любое время после полуночи по нашему времени, – немедленно предложила Пола. – Сегодня вечером Уинстон никуда не уйдет.

– Не сомневаюсь. Я звякну ему чуть позже. – Эмили встала, выскользнула из жакета и повесила его на спинку стула. – А твой отец? Он связался с Филипом?

– Да, около часа назад, через несколько минут после твоего отъезда. В Дануне было время завтрака.

Бабушка уже не спала – пила чай с гренками вместе с Филипом. Она все знает. Папа с ней тоже поговорил. – Пола испытующе посмотрела на Эмили. – Хочешь поспорить, что с минуты на минуту она нам позвонит?

Эмили рассмеялась:

– А что тут спорить? Я и не сомневаюсь, что бабушка позвонит сюда сразу же, как только придумает пару-другую въедливых вопросов, которые застанут нас врасплох.

Пола тоже не смогла удержаться от смеха:

– Ну и ехидина же ты.

– Да ты сама не хуже меня знаешь, что Эмма Харт всегда устраивает проверки своим внукам, чтобы посмотреть, не обросли ли они жирком. С какой стати ей делать исключение на сей раз?

Пола задумчиво поглядела на нее:

– Думаю, ни с какой. И спасибо ей, что она воспитала нас именно так. По крайней мере, мы в силах преодолевать трудности.

– Это правда, – согласилась Эмили. – А сейчас я попробую спасти овощное рагу, и мы с тобой отлично поужинаем.

Глава 4

– Мне начинает казаться, что мы с Джимом никогда не поймем друг друга, папа, – заявила Пола.

Дэвид Эмори, стоявший около буфета в гостиной своей квартиры на Риджент-парк, резко обернулся. Слова дочери застали его врасплох, тем более что в ее голосе он услышал отчетливые нотки раздражения. Густые брови удивленно поползли вверх.

– В каком смысле, дорогая?

– Мы совершенно по-разному смотрим на вещи. Конечно, так и должно быть, ибо у каждого свой собственный взгляд на мир, на жизнь, и каждый в меру своих сил решает свои проблемы, по-своему оценивает людей и жизненные ситуации. Но Джим никогда не признает собственных ошибок и вечно упрекает меня в том, что я превышаю свои полномочия.

Дэвид ничего не ответил. Горькая улыбка мелькнула на его губах, и холодные умные глаза на миг задержались на дочери, прежде чем он снова повернулся к буфету и еще раз наполнил бокалы. Затем он отнес их к стоящим у высокого окна креслам, вручил Поле ее водку с тоником и уселся напротив нее.

Устроившись в кресле, Дэвид отпил глоток виски с содовой и сказал:

– Он, видимо, находит, что ты слишком бурно реагировала на случившееся в Ирландии.

– Да.

– А как ты сама считаешь?

– Категорически не согласна.

– Ну и умница. Мне всегда нравились твоя решительность и непоколебимость. Ты одна из немногих известных мне женщин, которые никогда не меняют принятых решений. Так что стой на своем и не позволяй Джиму огорчать себя, особенно если уверена в своей правоте. Всем все равно не угодишь, поэтому важно оставаться самим собой. Для тебя нет ничего важнее.

– Я знаю. – Пола подалась вперед и с чувством произнесла:

– У меня хватает здравого смысла признать собственные ошибки, но в данном случае я уверена, что поступила мудро, приняв все меры предосторожности, дабы избежать излишней огласки. Пока что в Ирландии все тихо и национальные газеты не уделяют случившемуся там особого внимания, но это не значит, что опасность уже миновала.

– Естественно. И не минует, пока не произведено вскрытие и не завершено расследование. – Дэвид в задумчивости вертел в руке бокал. – Мне не очень-то понравилось сообщение телеграфного агентства, опубликованное сегодня в некоторых газетах о том, будто бы полиция изучает таинственные обстоятельства, связанные со смертью Мин. С другой стороны, имя Энтони ни разу не упоминалось. Хорошо, что у нас в стране довольно-таки суровые законы о дискредитации личности. Ну что ж, – он ласково улыбнулся дочери, – нам остается только сидеть смирно и ждать. А что касается Джима – он может не соглашаться с твоими решениями и поступками, но бабушка, Генри и я – мы на твоей стороне.

– Ты очень поддержал меня. А перед самым моим отъездом из Лидса бабушка позвонила и подтвердила, что верит в меня и вообще во всех нас.

– Да, ты говорила. Теперь понятно, почему она решила пока не возвращаться. Послушай, Пола, может, сейчас, когда ты в таком напряжении, мои слова покажутся тебе глупыми, но все же попробуй расслабиться. И не беспокойся относительно Джима. Хотя я прекрасно понимаю, как важно для тебя его одобрение, но ты все же достаточно умна, чтобы понять: он никогда не одобрит твоих поступков, потому что он не понимает… – Дэвид запнулся и замолчал, не желая критиковать своего зятя. Он давно уже разочаровался в Джиме, но до сих пор ему удавалось держать свои чувства при себе. Он даже Дэзи ничего не говорил.

Пола никогда ничего не пропускала мимо ушей. Вот и сейчас она быстро спросила:

– Ты хотел сказать, что он не понимает моих мотивов или что он не понимает меня? Наступило неловкое молчание. Пода внимательно смотрела на отца. Тот смело встретил ее вопрошающий взгляд. Он не сомневался, что Джим Фарли не имел ни малейшего понятия ни о характере своей жены, ни о ее деловых способностях. Однако, решив из двух зол выбрать меньшее, ответил:

– Твоих мотивов.

– Я это поняла какое-то время назад. Джим иногда бывает очень наивным, что меня очень удивляет: ведь он газетчик, по роду профессии часто сталкивающийся с худшими сторонами жизни и людских характеров. И тем не менее он часто заблуждается, и порой мне кажется, будто он глядит на мир через розовые очки. – Она тихо вздохнула. – И, честно говоря, я начинаю думать, что он совсем ничего не знает обо мне, о моем образе мыслей, не понимает, почему я поступаю так, а не иначе.

8
{"b":"4945","o":1}