ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пол боготворил Эмму и Дэзи и не желал подолгу расставаться с ними, невзирая на все сложности, связанные с их брачными обстоятельствами. В конце лета 1925 года он твердо взял дело в свои руки и приобрел чудесный особняк на Белгрейв-сквер, немедленно передав Эмме права на владение им. Потом, не считаясь с расходами, он перестроил его, разделив на две части. Меньшую, холостяцкую, квартиру на первом этаже он оставил за собой, а на верхних трех этажах помещались изысканно обставленные апартаменты для Эммы, Дэзи и нанятых Полом няни, домоправительницы и горничной. Для постороннего взгляда обе квартиры были совершенно изолированы, каждая имела отдельный вход, но они соединялись внутренним замаскированным лифтом. Так они жили вместе, но как бы врозь, отдавая дань приличиям, потому что Эмма не хотела афишировать их отношения перед другими своими детьми, помня о своих материнских обязанностях. Пола постоянно удивляла двойственность ее натуры, и он часто поддразнивал ее, называя „клубком противоречий”. Его удивляло, что Эмма, такая бесстрашная во всем, что касается бизнеса, и равнодушная к тому, что при этом о ней говорят, была до смешного чувствительна к общественному мнению в вопросах морали. „Пока я замужем, мне не следует давать повода для сплетен”, – часто заявляла она. В ответ Пол только улыбался, понимая, что ее предрассудки по поводу личной жизни проистекают из пережитых унижений в молодости.

Случилось так, что развод Эммы с Артуром произошел раньше, чем того можно было ожидать. В июне Пол, понимая переполнявшее Эмму стремление защитить их ребенка от пересудов, позволил ей отвезти Дэзи в Йоркшир, чтобы окрестить ее в местной церкви в Лидсе. Тем не менее, он настоял на том, чтобы быть в числе приглашенных на церемонию крещения, и приехал в Йоркшир вместе с Фрэнком и Натали. Его присутствие на правах старого друга семьи было вполне благопристойно, но события развернулись так, что оно осталось вообще незамеченным. Незадолго до крещения Дэзи мать Артура Эйнсли сразил сердечный приступ, и она умерла. Обряд крещения, состоявшийся почти следом за ее похоронами, прошел в мрачной атмосфере. Фредерик Эйнсли и Артур были убиты своим горем и с трудом воспринимали происходящее, не обращая внимания на приглашенных. Впрочем, Артур вообще не проявил никакого интереса к этому событию. Дэзи безо всяких инцидентов была окрещена по всем правилам, и на следующий день Эмма увезла ее обратно в Лондон. Три месяца спустя Фредерик Эйнсли, сразу постаревший и постоянно хворавший после смерти жены, последовал за ней. Артур вступил в права наследования и с неожиданным великодушием, поразившим братьев Эммы, согласился на развод, приняв на себя вину в супружеской неверности. Но Эмма нисколько не была удивлена галантностью Артура, поскольку она сама предусмотрительно купила его великодушие за десять тысяч фунтов.

Теперь, после обретения ею свободы на „законных основаниях”, жизнь Эммы кардинально изменилась. Она забрала близнецов, Робина и Элизабет, в свой дом на Белгрейв-сквер, и, как она ожидала, Артур не имел ничего против этого. Радуясь своему освобождению от него, Эмма также желала воспитывать близнецов сама, без его влияния на них.

Кит, учившийся в школе-интернате, проводил все каникулы с Эммой. Он не делал секрета из своей симпатии к Полу и полностью признал его. Тем более он не стал отчаиваться из-за внезапного исчезновения Артура Эйнсли из своей юношеской жизни. Эмма радикально реорганизовала свой бизнес, с тем чтобы большую часть времени проводить в Лондоне. Уинстон был назначен директором-распорядителем всех ее фабрик и магазинов в Йоркшире, а Эмма руководила своими северными предприятиями из штаб-квартиры, помещавшейся в Найтбридже, совершая ежемесячные наезды в Лидс, где в течение шести напряженных дней долгими часами работала с Уинстоном.

Эмма и Пол, по возможности, вели себя осмотрительно, особенно перед детьми. Но время шло, и ни у кого не возникало вопросов по поводу их необычного совместного житья, а их необыкновенный дом постоянно заполнялся ее детьми от разных отцов. Очень скоро Пол почувствовал себя признанным членом семьи. Дети уважали и любили его за свойственные ему силу и доброту, и вскоре он стал настоящим отцом для всех них. Постепенно внутренняя напряженность у Эммы стала спадать. Пол терпеливо и настойчиво доказывал ей, что их богатство ставит их выше общепринятых условностей, делает неуязвимыми для общественного мнения, и она была вынуждена признать его правоту. Свойственные ей самоуверенность и смелость вскоре взяли верх и помогли Эмме преодолеть сомнения, угнетавшие ее ранее.

Пол и Эмма были неразлучны. Он одевал ее в меха и роскошные туалеты, осыпал ее драгоценностями. Не считаясь с расходами, он поставил их жизнь на широкую ногу. Они вместе выезжали в театры, в оперу, на концерты, приемы и званые обеды. Они общались с самыми богатыми и влиятельными людьми Лондона и всего остального мира, с политическими и общественными деятелями, промышленными магнатами, с представителями культурного мира всех трех континентов. Пол возил Эмму в европейские столицы, куда он выезжал по делам или просто развлечься. Она съездила с ним в Нью-Йорк и в Техас, где он владел нефтяными промыслами. Дважды она сопровождала Пола в его ежегодных поездках в Австралию, которая очаровала ее точно так же, как она влюбилась в Нью-Йорк и Техас. Пол по-прежнему стремился обрести свободу, но неизменно натыкался на непреклонное сопротивление Констанс, не дававшей согласия на развод, и это единственное, что омрачало их счастье. Хотя он официально удочерил Дэзи и содержал ее, он страстно желал жениться на Эмме и придать их отношениям законный характер. Но Эмма к этому времени настолько уверилась в прочности их союза, что ее совершенно не беспокоило положение дел, и она постоянно старалась ослабить беспокойство Пола. Теперь уже она убеждала его в том, что надо расслабиться и не мучать себя так сильно, оптимистически заявляя, что все уладится само собой, и уверяя его в своей любви и счастьи с ним.

Лишь одно расстраивало Эмму – продолжавшееся отчуждение между нею и Эдвиной. Она была не в силах залатать брешь, разделявшую их. Единственным тонким связующим звеном между ними был Уинстон, который от имени Эммы вел финансовые дела ее старшей дочери. Два года спустя после окончания школы в Швейцарии Эдвина сняла квартиру в Мейфэре и вела рассеянный образ жизни, вращаясь среди своих друзей из высшего света и наслаждаясь своим положением хорошо обеспеченной дочери очень богатой матери. Эмма не ограничивала расходов Эдвины и положила на ее имя в банк значительный капитал, приносивший ей достаточный годовой доход. Эмма страстно желала повидаться с дочерью и вернуть ее обратно в лоно семьи, но ей хватало мудрости не пытаться самой вступать с ней в контакт, понимая, что первый шаг к примирению обязательно должна сделать сама Эдвина.

Несмотря на это, Эмма была довольна своей жизнью как никогда раньше. Ее поддерживало обожание Пола и ее собственная любовь к нему. Огромное утешение ей также доставляла Дэзи, которая была предметом ее особой гордости. Хотя Эмма боялась даже себе самой в этом признаться, она любила Дэзи больше остальных своих детей. Она была дитя любви, единственным ребенком, которого она вынашивала с подлинной радостью. Между ними существовала и усиливалась с годами та особенная близость, которая отсутствовала в отношениях Эммы с другими детьми. Порой, когда она смотрела на свою подрастающую дочь, сердце Эммы переполнялось нежностью при виде того, насколько она была похожа на обожаемого ею Пола. Постоянно общаясь с Полом, Дэзи невольно подражала его манерам, а когда она улыбалась, ее лицо приобретало такое же озорное и любящее выражение, с каким Пол обычно смотрел на Эмму. Ласковая и приветливая по природе, Дэзи, окруженная любовью и вниманием своих родителей, росла уверенной в себе и самостоятельной девочкой, но совершенно не избалованной и естественной в обхождении со всеми. В ней было много от Эммы. Она унаследовала материнский радостный характер, оптимизм и ее несгибаемую волю.

100
{"b":"4946","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Мальчик, который переплыл океан в кресле
Необходимый грех. У любви и успеха – своя цена
Кровь деспота
Струны любви
Разрушь меня. Разгадай меня. Зажги меня (сборник)
Снежная магия
О чем молчат мертвые
Что не так в здравоохранении? Мифы. Проблемы. Решения