ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Орфей курит Мальборо
Terra Nova. Строго на юг
Руки оторву!
Доктрина смертности (сборник)
Исповедь бывшей любовницы. От неправильной любви – к настоящей
Работа под давлением. Как победить страх, дедлайны, сомнения вашего шефа. Заставь своих тараканов ходить строем!
Лагом. Шведские секреты счастливой жизни
Кнопка Власти. Sex. Addict. #Признания манипулятора
Всё началось, когда он умер
A
A

Эмма с тревогой взглянула на брата, который души не чаял в своем единственном сыне.

– Я знаю, что Рэндольф такой же упрямый, как и мои сыновья. Они не собираются к нам прислушиваться. Думаю, что здесь ничего не поделаешь. Так или иначе, они обязательно получат свои повестки. Хорошо, по крайней мере, что твой Саймон еще слишком молод для призыва, – обратилась она к Фрэнку.

– Минутку, – сказал, поднимаясь, Фрэнк. Он налил большой бокал бренди и протянул его Эмме.

– Лучше выпей это, думаю, тебе это понадобится.

Эмма удивленно взглянула на него.

– Что такое ты говоришь? – нахмурилась она. – Ты же знаешь, что я не люблю бренди, оно вызывает у меня сердцебиение.

– Пожалуйста, выпей, – тихо сказал Фрэнк.

Эмма поднесла бокал к губам и залпом выпила бренди, сморщившись от отвращения. Она поставила бокал на сервировочный столик перед собой и сосредоточила внимание на Фрэнке, еще раз отметив про себя его необычную бледность. Заметив тревожное выражение, столь явно читавшееся на его подвижном лице, Эмма тоже встревожилась. Ощущение надвигающейся страшной беды охватило ее, и она крепко сцепила свои руки, лежавшие на коленях.

– Произошло что-то ужасное, да, Фрэнк?

У Фрэнка пересохло во рту и сразу охрипшим голосом он произнес:

– Я получил дурное известие, только что, перед самым уходом из редакции.

Несмотря на все старания сохранить железное самообладание, его голос предательски дрогнул.

– Фрэнк, дорогой, что случилось? – спросила Эмма, переполненная дурными предчувствиями.

– Что-нибудь с газетой? – в свою очередь быстро спросил Уинстон.

– Нет, – севшим от волнения голосом ответил Фрэнк. – Это касается… Пола.

– Пола? Ты получил плохие вести относительно Пола? Что с ним случилось? – потребовала ответа Эмма.

– Я просто не знаю, как тебе это сказать, Эмма… – Фрэнк помолчал и после минутной напряженной паузы, запинающимся голосом выговорил, наконец: – Он, он…. он – скончался.

Эмма ошеломленно, не веря своим ушам, уставилась на брата, в замешательстве тряся головой.

– Что ты сказал? – спросила она, будучи не в состоянии понять его слова. – Я не могу понять тебя. Я только что получила от него письмо, буквально вчера. Что такое ты говоришь!

Фрэнк опустился на колени к ее ногам и, печально глядя на Эмму, взял ее руки в свои. Как можно мягче он произнес:

– Пол умер, Эмма. Об этом пришло сообщение по телеграфу как раз в тот момент, когда я собирался ехать сюда.

– Пол! – не веря ему, прошептала Эмма. На ее лице читалось ошеломление пополам с ужасом. Дрожащим голосом она вскричала:

– Ты уверен, что нет ошибки? Это должна быть ошибка!

Фрэнк отрицательно покачал головой.

– Все информационные агентства передают одно и то же сообщение. Я проверял.

– О Боже! – прошептала Эмма, холодея от ужаса.

Уинстон, побледнев как привидение, спросил:

– Как Пол умер, Фрэнк?

Фрэнк неотрывно смотрел на Эмму, и бледность залила его лицо, пока он искал и не находил подходящие слова, чтобы смягчить удар. Но он почувствовал, что не в силах говорить.

Эмма сжала его руку, и пальцы впились в него.

– Что Пол?.. Это его раны, да? Они оказались намного серьезнее, чем он мне сообщил? – чуть слышно спросила она.

– Да, это так. Я думаю, что он был ранен гораздо тяжелее, чем разрешил сказать тебе…

Звук дверного звонка заставил их вздрогнуть. Эмма широко раскрытыми от испуга глазами посмотрела на Уинстона. Тот кивнул и рывком поднялся из кресла. Выходя из гостиной, он молил Бога, чтобы это не оказалась пресса, пришедшая получать интервью. К своему облегчению, он услышал голос дворецкого, доложившего о приходе Генри Россистера, делового партнера Пола и совладельца частного коммерческого банка, ведущего все его дела в Англии и значительную часть дел Эммы. Лицо Генри было таким же печальным, как и у Уинстона, когда он пожал ему руку и спросил:

– Она уже знает?

Уинстон молча склонил голову.

– Как она встретила эту весть?

– Она ошеломлена. Кажется, до нее еще не совсем дошло то, что произошло. Когда она полностью осознает случившееся, ее реакция будет ужасна. Я просто боюсь подумать об этом.

Генри понимающе кивнул.

– Да, они были так близки. Какая трагедия! Как Эмма узнала обо всем?

Уинстон быстро рассказал, как это произошло, и двинулся в сторону гостиной.

– Нам лучше зайти, Генри. Эмма нуждается в нас.

Генри вошел в гостиную и сел рядом с Эммой.

– Мне очень жаль, дорогая, поверьте. Я приехал сразу, как только смог. Сразу же, как узнал о несчастье.

Эмма с трудом проглотила слюну и провела рукой по трясущейся голове.

– Кто-нибудь из Сиднея связался с вами, Генри?

– Да, Мэл Гаррисон. Он весь день пытался разыскать меня. К сожалению, я был за городом.

– Почему он не попытался дозвониться мне? – печально спросила Эмма.

– Он хотел, чтобы я сообщил об этом вам лично, Эмма. Он не желал, чтобы вы были одна в такой момент…

– Когда умер Пол? – перебила его Эмма, сердце ее болезненно сжалось.

– Его тело обнаружили в воскресенье ночью, то есть ранним утром в понедельник по нашему времени. Мэл стал звонить мне тотчас же, как прибыл в дом. Он понял, что не сможет утаить это от прессы, так как полиция должна была…

– Полиция!? – удивленно воскликнула Эмма. – Что вы этим хотите сказать? При чем здесь полиция?

Генри смущенно посмотрел на Фрэнка. Они обменялись встревоженными взглядами и промолчали. Фрэнку не хотелось говорить Эмме правду, но он не находил подходящих слов. Решив, что надо сразу покончить с этим, он тихо произнес:

– Пол покончил с собой, Эмма.

– О, Боже! Нет, это неправда! Я не верю тебе. Пол не мог так поступить. Никогда! – вскричала Эмма.

– Боюсь, что это правда, – сказал Фрэнк и обнял сестру за плечи. Эмма мотала головой из стороны в сторону, все еще отказываясь верить тому, что произошло. Она съежилась в кресле.

– Как он?..

Она замолчала, будучи не в силах выговорить то, что хотела спросить.

Фрэнк сквозь сжатые зубы проговорил:

– Он застрелился.

Но не смог заставить себя сказать ей, что Пол выстрелил себе в сердце.

– Нет, – пронзительно вскричала Эмма, теряя контроль над собой. – Это неправда! – прошептала она. Слезы душили ее, она судорожно сжимала руки, не отрывая горестного взгляда от Генри.

Он печально кивнул головой.

– Это правда, Эмма.

– Нет, нет! – все громче вскрикивала она. – О Боже! Пол! Пол! Мой дорогой, зачем?

Голос ее пресекся и слезы хлынули из глаз. Она оттолкнула Фрэнка и встала посреди комнаты, раскинув руки, как будто ища Пола, чтобы обнять его и прижать к груди. Фрэнк подскочил к ней и, взяв за руку, увлек ее обратно к дивану.

– Сядь, Эмма, ну, пожалуйста, моя дорогая.

Уинстон тоже немедленно поднялся с места и прошел через комнату, тоскливо думая о том, где Эмме взять силы, чтобы пережить эту ужасную трагедию. Он налил бокал бренди и подал его сестре.

– Выпей это, наша Эмма. Выпей, любимая. Мы здесь, с тобой.

Эмма приняла у него бокал двумя дрожащими руками и торопливо залпом выпила бренди.

– Я должна знать все. Пожалуйста, Фрэнк, ты должен мне рассказать, я, наконец, должна узнать правду. Иначе я просто сойду с ума.

Фрэнк встревожился.

– У меня с собой есть сообщение „Юнайтед Пресс”, Эмма, но я не уверен, следует ли…

– Да, следует. Ты должен, я умоляю тебя.

– Мне кажется, что лучше сообщить Эмме все факты, Фрэнк, – вмешался Уинстон, стараясь казаться спокойным. – Она не успокоится, пока не будет все знать до мельчайших подробностей. Как не больно это слышать, ты должен ей рассказать все.

Фрэнк кивнул, достал из кармана лист бумаги и принялся медленно, печальным голосом читать:

„Пол Макгилл, один из самых известных австралийских промышленников поздним вечером в воскресенье был найден застрелившимся в своем доме в Сиднее. М-р Макгилл, которому было пятьдесят девять лет, четыре месяца назад попал в автомобильную катастрофу, после чего был парализован ниже пояса. После выписки из госпиталя м-р Макгилл был прикован к инвалидной коляске. Врачи убеждены, что он покончил с собой в приступе острой депрессии, безусловно вызванной его состоянием. Никакой предсмертной записки не было найдено. М-р Макгилл, проживавший последние семнадцать лет преимущественно в Лондоне, был единственным сыном Брюса Макгилла и внуком Эндрю Макгилла, основателя одной из самых богатых и могущественных династий в Австралии. Шотландский моряк капитан Эндрю Макгилл основал в 1852 году в Кунэмбле семейную овцеводческую ферму „Данун", ставшую крупнейшей и самой процветающей в Новом Южном Уэлсе, и которую после смерти своего отца в 1919 году унаследовал Пол Макгилл. М-р Макгилл, считавшийся одним из богатейших людей мира, был председателем правлений многих крупных австралийских компаний, включая овцеводческую компанию „Макгилл Корпорэйшн", „Макгилл энд Смитсон риал эстейт", „Макгилл майнинг корпорейшн", „Макгилл Коул компани"[13]. Он также являлся председателем правления нефтяной компании „Сайтекс ойл корпорейшн оф Америка" со штаб-квартирой в Техасе, США, председателем и исполнительным директором компании „Макгилл – Мэрриотт мэритайм", владеющей одним из крупнейших в мире танкерным флотом.

вернуться

13

Соответственно, компании по торговле недвижимостью, горнорудная и угольная.

107
{"b":"4946","o":1}