A
A
1
2
3
...
37
38
39
...
124

Эмма пересекла магазин, подняла шторы и сняла засовы с дверей, готовясь принять первых покупателей. Можно не сомневаться, что ими станут экономки и кухарки из богатых особняков, обычно торопившиеся сделать заказы и приходившие ранним утром. Эмма очень надеялась на то, что списки их заказов будут намного длиннее, чем в обычные дни.

Как только часы пробили восемь, Эмма заняла свое обычное место на табурете за стойкой, рядом с керосиновой печкой. Она нагнулась, открыла шкаф и достала книгу, в которой вела бухгалтерию галантерейного магазина. В тот год, когда она сняла второй магазин у Джо Лаудера, дела пошли так, что они превзошли ее самые смелые ожидания. Лаура, которую она пригласила управлять вторым магазином, проявила недюжинные способности, и за первые шесть месяцев оборот магазина вырос вдвое. Эмма просмотрела колонки радующих глаз цифр и вздохнула с радостью и облегчением. Теперь будущее Эдвины и ее собственное были надежно обеспечены.

Колокольчик, звякнувший у входной двери, заставил Эмму быстро поднять голову. Убрав книгу в шкаф и заперев его, Эмма поднялась с места, улыбаясь первой посетительнице. Это была экономка из одного из тех элегантных и богатых особняков, что выстроились вдоль улицы, носившей название Тауэрс.

– Доброе утро, миссис Джексон. Вы сегодня прекрасно выглядите и так рано пришли.

– Доброе утро, миссис Харт. Боже, ну и мороз сегодня. Так приятно зайти в ваш прелестный теплый магазин. Я удивляюсь, почему остальные торговцы не следуют вашему примеру и не отапливают свои магазины.

Миссис Джексон дрожала от холода, подходя к стойке с двумя большими корзинами в руках.

– Я подумала, что мне лучше сразу сделать свой заказ, чтобы не гонять сынишку садовника на неделе.

Она уселась на табурет по другую сторону стойки, сложив руки на корзинах. Эмма забрала у нее корзины и спросила:

– Могу ли я предложить вам чашку хорошего горячего чая, миссис Джексон?

Лицо женщины, побелевшее от мороза, сразу оттаяло.

– Да, конечно, дорогая, если вас это не затруднит. Эта прогулка по Таун-стрит совсем меня заморозила.

В холодную погоду Эмма всегда держала наготове большой чайник, предлагая горячий чай своим замерзшим клиентам. Она обнаружила, что этот маленький знак внимания, почти ничего ей не стоящий, приносил неплохие дивиденды. Она взяла чайник со стола рядом с печкой, сняла с него стеганую покрышку и налила чай.

– С молоком и с сахаром, я не ошибаюсь, миссис Джексон? Как поживает ваш маленький Фредди? Он уже оправился после кори? – расспрашивала Эмма, взявшая за правило помнить имена детей и мужей своих покупательниц, быть в курсе их болезней и недомоганий, и она всегда была готова выразить свое сочувствие.

Миссис Джексон взяла свой чай и просияла.

– Как любезно с вашей стороны вспомнить о Фредди. Надеюсь, он появится к Рождеству.

Она открыла сумочку и достала листок бумаги.

– Вот мой список, миссис Харт. Мне кажется, что я ничего не забыла, но все-таки, если вы не возражаете, я еще осмотрюсь…

Миссис Джексон остановилась посреди фразы, услышав колокольчик, зазвеневший у распахнувшейся двери в магазин.

Удивленное лицо Эммы засветилось в улыбке.

– Блэки! Я не ждала тебя раньше вечера, – воскликнула она.

– Доброе утро, тебе, Эмма и вам, мэм, – весело ответил Блэки, поклонившись в сторону миссис Джексон. – Надеюсь, не помешаю?

– Вовсе нет. Зайди за стойку и сам налей себе чай, а я пока закончу с миссис Джексон, – сказала Эмма, вновь оборачиваясь к покупательнице. Она быстро просмотрела листок с заказом.

– Да, кажется, все выглядит правильно, миссис Джексон. Вот только может быть вам стоит…

Эмма сделала паузу и внимательно посмотрела на экономку.

– Может быть, вам стоит взять немного больше сладких пирожков и рождественского полена. Вы же знаете, как любят их дети, а эти каникулы такие длинные. Честно говоря, на них у меня очень много заказов, и я не могу гарантировать, что они останутся к концу недели, если вы решите тогда заказать их еще.

– Да-да, я об этом не подумала, может быть, действительно добавить. Мне не хотелось бы, чтобы моя хозяйка осталась мною недовольна. Добавьте по три штуки и того, и другого, и еще один рождественский торт.

Она заметила выставленные импортные товары и направилась к ним с чашкой в руках.

– Черт возьми, это все выглядит фантастически.

Она внимательно исследовала коробку с восточными сладостями и обнаружила этикетку, тщательно выписанную Эммой: «Исключительно для фирмы Харт. Поставки ограничены». Эмма сделала вид, что изучает лист с заказом, но сама искоса, из-под опущенных ресниц наблюдала за миссис Джексон. Она только вчера вечером придумала эту надпись, чтобы потрафить снобизму некоторых своих клиентов.

– Я не уверена насчет всего этого. Выглядит соблазнительно, но может показаться моей хозяйке слишком экзотичным.

– Вы так думаете, миссис Джексон? Я всегда была уверена, что джентри[5] предпочитают именно такие деликатесы. Еще только вчера кухарка из одного домов в Тауэрс попросила оставить для нее всего по паре, – быстро сочинила Эмма. – Потом, мне кажется, что все это не так уж и дорого стоит.

Миссис Джексон бросила быстрый взгляд на Эмму.

– Мою госпожу не волнуют цены, – заявила она, защищая свою хозяйку. – Я возьму всего этого по три.

Эмма улыбнулась. Она давно научилась извлекать для себя выгоду из соревнования между кухарками и экономками из разных домов, старавшихся перещеголять одна другую.

– На вашем месте, я добавила бы пару банок свинины и три баночки яблочного соуса на всякий пожарный случай. И еще, может быть, стоит взять набор сыров, чтобы подать вместе с рождественским тортом. Поручите это мне, миссис Джексон, и я подберу для вас лучшие из моих сыров и еще что-нибудь в придачу.

Миссис Джексон поставила свою чашку на стойку с таким видом, будто Эмма только что оказала ей невероятную услугу.

– Спасибо, миссис Харт. Очень любезно с вашей стороны, что так беспокоитесь из-за меня. Должна признаться, что вы своим появлением на Таун-стрит сильно облегчили мне жизнь. Теперь мне приходится стряпать намного меньше. Ну, мне пора. Счастливого вам Рождества, дорогая!

Она задержалась у дверей и прощально помахала рукой.

– И вам счастливого Рождества, миссис Джексон. Можете не беспокоиться, я прослежу за тем, чтобы ваш заказ был исполнен в точности, – прокричала ей вслед Эмма.

– Думаю, что ты постараешься, – насмешливо сказал Блэки, обходя стойку и усаживаясь на табурет, который только что освободила миссис Джексон. – Ты сумела бы продать уголь даже аборигенам Черной Африки. Я никогда еще не видел ничего подобного. Ты, должно быть, вдвое увеличила заказ этой бедной женщины.

– Я его утроила, – лукаво улыбнувшись, поправила его Эмма.

Блэки покачал головой и придал своему лицу скорбное выражение.

– Эмма, я зашел, чтобы принести тебе соболезнования.

– Соболезнования?

– Ну, конечно. Я узнал на днях, что твой муж-моряк неожиданно покинул этот мир несколько недель назад. Скончался от брюшного тифа где-то в Индийском океане, как я слышал. Какая печальная новость!

Он закинул назад свою крупную голову и оглушительно расхохотался.

– Бог мой, Эмма, ну и воображение у тебя! Это тебе, а не Фрэнку надо стать писателем. Брюшной тиф в Индийском океане, это надо же такое придумать!

– Я была вынуждена «убить» его. Становится обременительным иметь мужа, пусть даже такого. Мне показалось, что лучше всего было бы позволить ему умереть вдали от дома и быть похороненным в море.

– Да, да, верно, – захихикал Блэки. Его взгляд остановился на красном шерстяном платье, в котором была Эмма.

– Вижу, что ты не носишь траура.

– Мои друзья вряд ли бы меня поняли, если бы я стала носить траур по человеку, который меня бросил, не так ли? Я полагаю, что Лаура уже сказала тебе об этом.

– Да, она это мне говорила. Она сказала также, что ты получила однажды утром письмо из Адмиралтейства. Ты не перехватила через край?

вернуться

5

Мелкое и среднее, обычно нетитулованное дворянство в Англии.

38
{"b":"4946","o":1}