ЛитМир - Электронная Библиотека

Барбара Тейлор Брэдфорд

Удержать мечту

Книга 2

II

ЧАСТЬ

НАСЛЕДНИЦА

Страсти человеческие делают все тайное явным.

Джордж Мередит

Для меня важны не события,

а лишь мое отношение к ним.

Так угодно Господу.

Святой Иоанн

Глава 22

Две недели она не видела никого из своих родных и черпала силу и ощущение обновления в одиночестве. Но сейчас, в этот теплый и солнечный воскресный день, Пола внезапно испытала прилив радости при мысли о встрече с Эмили. Ее кузина собралась заскочить на чашку чая, и Пола с нетерпением ждала ее приезда. Закончив сервировать на террасе столик фигурного литья, Пола в спешке сбежала вниз по ступенькам на полянку перед домом, где в тени мирно спали в двойной коляске ее близнецы – Лорн и Тесса. Они посапывали с таким довольным видом, что она не смогла сдержать улыбки и так, улыбаясь, вернулась на террасу и принялась ждать Эмили.

Стоял один из тех нередких для Йоркшира сентябрьских дней, которые ни в чем не уступают летним. По светло-голубому фиалковому небу, ясному и чистому, лениво проплывали похожие на комочки ваты облака, время от времени набегая на солнце, немилосердно жарившее с самого утра.

Сады в Лонг Медоу тонули в буйстве красок, а теплый воздух казался густым от проникающего всюду запаха цветов и трав.

Пола растянулась в шезлонге, нежась под золотыми лучами в сладостно-расслабленном бездумном состоянии. Тишина и спокойствие бальзамом лились на ее душу, уставшую после очень тяжелой недели, когда ей пришлось крутиться как белке в колесе. Пять дней шла ежегодная осенняя ярмарка моды, ежедневно в полдень манекенщицы вереницей шествовали по холлу «Гнезда цапли» в повседневных зимних нарядах; каждый день в три часа устраивались показы высокой моды. Кроме того, на прошедшей неделе в магазине «Харт» состоялся еще целый ряд важных событий, в частности открытие кулинарной школы в подвальном этаже; ежедневные уроки знаменитого гримера в отделе косметики; в четверг вечером отшумел прием с коктейлями, посвященный открытию в помещении магазина новой картинной галереи и выставке акварелей и полотен маслом Салли Харт. Вернисаж прошел с огромным успехом, и большая часть картин Салли, изображавших пейзажи Йоркширских равнин и Озерного края, уже нашла покупателей. Пола осуществляла контроль за всеми этими мероприятиями, но кроме того ей приходилось нести и свою обычную нагрузку, так что порой у нее складывалось впечатление, что каждый отдел требовал всего ее времени и полного внимания. К ее великому огорчению, двое из ее рекламных агентов подали заявление об уходе во вторник, и ей пришлось немедленно начинать поиски новых; она также сочла необходимым уволить рекламного агента отдела ювелирных изделий за некомпетентность, и объяснение с ним вечером в пятницу вылилось в чрезвычайно неприятную сцену. Нескончаемые ежедневные проблемы и постоянная суета были в порядке вещей, без них невозможно себе представить жизнь такого огромного и процветающего универмага. И к тому же Пола после отъезда Джима за границу изнуряла себя, как никогда, вставая в пять утра с тем, чтобы приезжать на работу к шести тридцати. Так она могла уходить пораньше и успевать домой к купанию близнецов.

Каждый вечер она ужинала в одиночестве, никуда не выходила и, помимо Салли Харт, общалась только с домашней прислугой, коллегами по бизнесу и друзьями, приходившими на открытие галереи. За две прошедшие недели Пола начала еще лучше понимать, насколько важны для нее короткие моменты полного покоя и отдыха в конце дня. После такой тяжелой работы, требующей от нее полной концентрации сил, Пола часто не могла шевельнуть ни рукой, ни ногой. Ей просто необходимо было время от времени хоть ненадолго оставаться абсолютно одной, чтобы сбросить с плеч усталость. Именно гуляя по саду, играя с детьми, читая книгу или просто слушая классическую музыку в зеленой прохладе оранжереи, Пола размышляла, обдумывала свое расписание на завтра и строила далеко идущие планы.

С легкой грустью Поле пришлось признать, что даже захоти она в отсутствие Джима поразвлечься, ей никто не составил бы компанию. Уинстон неделю назад улетел к Джиму в Канаду, где они участвовали во всемирном съезде издателей, редакторов и владельцев газет в Торонто. Но на самом деле Уинстон намеревался начать переговоры о покупке одного бумажного комбината в Канаде. Он надеялся приобрести его для компании «Консолидейтед ньюспейпер». Миранда О'Нил находилась на Барбадосе на открытии нового отеля и модного салона «Харт» при нем. Ее сопровождала Сара в качестве консультанта по вопросам моды, а также с тем, чтобы проследить за оформлением интерьеров и витрин. Александр проводил отпуск на юге Франции с Мэгги Рейнольдс – они жили в доме Эммы на Кап Мартин. А Эмили до последнего дня пребывала в Париже, закупая товары для «Дженрет».

Из всей семьи никуда не уехал только Джонатан, но их пути редко пересекались. Именно поэтому Пола так удивилась, когда в среду он забежал к ней в универмаг. Она даже не успела спросить, что он делает в Йоркшире, как Джонатан сам пустился в объяснения, причем, как ей показалось, в оправдательном тоне, что был в Лидсе по торговым делам, покупая недвижимость для «Харт Энтерпрайзиз». Он отнял целый час ее драгоценного времени, болтая о всяких пустяках, хотя и спросил ее, причем несколько раз в ходе их бессодержательного разговора, когда бабушка вернется из Австралии. Пола ответила, что понятия не имеет – что соответствовало истине, – и вообще ограничилась общими фразами. По природе осторожная, она никогда особенно не любила Джонатана Эйнсли и всегда держалась с ним настороже. Это чувство только усилилось, когда Эмма предостерегла ее против Джонатана, поделившись с ней своими сомнениями относительно его лояльности.

После неожиданной отставки бабушки и ее отбытия в кругосветное путешествие – почти пять месяцев назад – Пола с Александром встретились в Лондоне, чтобы обсудить создавшуюся ситуацию в целом. Они сошлись во мнении, что в дальнейшем им следует регулярно собираться раз в месяц и совместно разбираться в их делах и даже порой проверять друг на друге свои идеи и планы.

На первой встрече они пришли к заключению, что Эмили следует знать о подозрениях Эммы насчет Джонатана. На следующий день они пригласили ее на ленч, рассказали ей все и предложили стать участницей их ежемесячных мозговых атак. Все трое сошлись во мнении, что им следует не спускать с Джонатана глаз. Они также договорились не посвящать Сару в свои секреты, найдя ее внезапное сближение с Джонатаном подозрительным. Таким образом, Пола, Эмили и Александр сами себя назначили руководящим триумвиратом, твердым в своем намерении править компаниями Эммы так, как она сама того хотела, и беречь ее наследие.

Через открытые стеклянные двери, ведущие в гостиную, до Полы донесся из холла приглушенный бой часов, принадлежавших еще ее деду. Ровно четыре. Она встала и поспешила на кухню. Там Пола поставила детские бутылочки со смесью и кастрюльку с водой, чтобы подогреть их попозже, поставила на поднос бутерброды, лепешки, клубничный джем и торт со взбитыми сливками, затем достала из буфета чайник. Десять минут спустя, когда все было готово, раздался шум подъезжающей машины. Выглянув из окна, Пола увидела, как Эмили вылезает из своего потрепанного белого «ягуара».

Эмили ворвалась на кухню со счастливой улыбкой, как всегда излучая жизнерадостность. Она подбежала к Поле и обняла ее.

– Прости за опоздание, – выпалила гостья. – Но моя консервная банка выкидывала фортели всю дорогу от Пеннистоун-ройял. Наверное, мне действительно придется раскошелиться и купить новую машину.

– Давно пора, – рассмеялась Пола.

– Как хорошо снова оказаться дома. Хотя в Париже было здорово. Он по-прежнему остается моим любимым городом. – Эмили присела на краешек табуретки, в то время как Пола крутилась около плиты. – Кто-нибудь давал о себе знать? В первую очередь я имею в виду бабушку.

1
{"b":"4947","o":1}