1
2
3
...
100
101
102
...
105

– Но она так внимательно нас слушала! – взорвался Росс – Она попросила у нас совета, и казалось, что принимает его. Мало того – она настояла на том, чтобы узнать, кто является потенциальным покупателем, и, забыв осторожность, я сказал ей! – Росс застонал. – Господи, какой я дурак. Мне ни за что на свете не следовало организовывать встречи между нею, Милтом Джексоном и нами. – Банкир потянулся за сигаретой и нервно закурил. – Милт считает, что «Сайтекс» у него в кармане. Великий Боже, он решит, что я подвел его или что я внезапно потерял деловой нюх. Нам надо сочинить для него какое-нибудь подходящее объяснение.

– Я повторяю: на мой взгляд, ему следует рассказать всю правду о том, как она обвела нас вокруг пальца. Ему придется смириться. Больше ему ничего не остается, – наставительно произнес Дейл.

Росс глубоко затянулся сигаретой и затушил ее. Он встал, вышел из-за стола и принялся мерить комнату шагами, рисуя картину встречи с Милтом Джексоном, председателем правления „Интернешнл Петролеум" и важным клиентом банка. Вдруг он застыл на месте и посмотрел на Дейла.

– Если эта история всплывет наружу, мы будем выглядеть самыми большими кретинами на Уолл стрит. Двое взрослых мужчин, матерых бизнесменов, умных, решительных и видавших виды – и попались на удочку девчонки! – Он запустил руку в свои светлые волосы и лицо его исказилось гримасой. – Какая тут Эмма Харт! Пола Фарли даст ей сто очков вперед. Хитрая маленькая лиса. Вот уж никогда бы не подумал. Мне действительно казалось, что она следует нашим советам.

– Порой у меня возникали сомнения, – сухо отозвался Дейл. – А затем, признаюсь, я начал пересматривать свое мнение о ней, в основном, ввиду событий прошлого года. Сначала смерть Эммы, явившаяся для нее большим потрясением, а затем – она потеряла и отца, и мужа. Она испытала настоящий шок. Ты сам собственными глазами видел ее состояние. Итак, она осталась совсем одна, и вдруг я поверил. Я искренне решил, что она расстанется с акциями. Она намекнула, что с радостью продаст их, что испытает только облегчение, выйдя из крысиной гонки нефтяного бизнеса. Какая глупость!

– Я все-таки скажу Милту, что она расторгла сделку, – поспешно объявил Росс. – К чертям собачьим. Парни расторгают сделки на каждом шагу. И у нас на Уолл стрит, и в нефтяном бизнесе. Почему женщина должна поступать иначе? Наоборот, на мой взгляд, они более склонны менять свое мнение Я не могу себе позволить потерять Милта Джексона в качестве клиента нашего банка или «Интернешнл Петролеум» как партнера.

– О'кэй, – согласился Дейл. – Впрочем, он твой приятель. Я не обязан с ним объясняться. – Старый нефтяник достал сигару, откусил от нее кончик, зажег спичку и прикурил. – Ведь ты понимаешь, что на заседании правления у меня были связаны руки? Я ничего не смог поделать.

– Ну, разумеется, разумеется, – буркнул Росс и вернулся на свое место за столом. – Расскажи поподробнее, что же случилось во вторник?

– С удовольствием. Пола явилась на заседание с видом маленькой невинной монашки, в черном платье с белым воротничком и манжетами. Она выглядела необычайно бледной, даже для нее, и казалась потерянной и несчастной, как ребенок. От нее исходило ощущение невинности.

– Оставь свои описания, черт побери! Мне интересно, что она говорила, а не как она выглядела.

– Ее внешность имела большое значение, – ответил Дейл. – Пола отлично сыграла свою роль. – Когда Дейл сидел за столом совещаний в Одессе, штат Техас, он осознал, какая она талантливая актриса – Неужели ты не понимаешь, Росс, она казалась такой маленькой девочкой, с которой ничего не стоит справиться, и некоторые из старых ястребов-членов правления, не слишком хорошо ее знавшие, уже радостно потирали руки. Ну, не в буквальном смысле, разумеется. Да, сторонники Мэрриотта Ватсона решили, что проглотят ее живьем.

– Как и мы, – тихо прошептал Росс. Дейл слабо улыбнулся:

– Она обманула не нас одних. Постарайся хоть в этом найти утешение, пусть и слабое. Прежде чем мы перешли к общим вопросам – ситуация в Северном море и возобновление моего контракта, – Пола попросила слово для заявления. Естественно, Мэрриотту Ватсону ничего не оставалось, как согласиться. Она сказала, что считает своим долгом проинформировать членов правления, что она намерена продать акции своей матери. Весь пакет – все сорок процентов. Все испытали потрясение, и именно тогда в игру вступил Джейсон Эмерсон.

Росс кивнул:

– Он по-прежнему хитер и умен, как дьявол, несмотря на преклонный возраст.

– Такие крепкие орешки, как Джейсон, никогда не меняются, насколько я знаю. Я расслабился и наслаждался происходящим, в уверенности, что все идет так, как надо. Только позже я понял, что Пола не зря приехала в Техас за неделю до заседания. Она даром времени не теряла. Со многими переговорила, многих умаслила. Особенно Джейсона. Не сомневаюсь: его она обрабатывала в первую очередь. Он был близок с Полом Макгиллом в тридцатые годы и затем сорок лет оставался верен Эмме.

– Знаю, – резко бросил Росс.

– Джейсон Эмерсон спросил Полу, кому она продает акции и когда. Она очень мило ответила ему, что продает все сорок процентов «Интернешнл Петролеум». И немедленно. Тут я решил, что членов правления сейчас хватит коллективный удар. Что тут началось! Я молчал, радуясь, как она повела дело. Прозвучало много гневных речей об «Интернешнл Петролеум» и о Милте. В нефтяном бизнесе все знают, что стоит ему проникнуть в какую-нибудь компанию, и он не успокоится, пока не подчинит себе ее всю. К тому же, некоторые члены правления знали, что Милт давно уже покупает поступающие в продажу акции «Сайтекс», и сейчас у него уже довольно большой пакет. Только дурак мог не догадаться о последствиях.

– Если я правильно понимаю, а мне кажется, так оно и есть, Джейсон потом снова взял слово и попросил ее не продавать акции «Интернешнл Петролеум».

– В самую точку, старина. – Дейл печально покачал головой. – Ясно, как Божий день – как только шум утих, старик Джейсон принялся убеждать ее передумать. Очень хитрый ход, уверяю тебя, Росс. Прежде чем я успел открыть рот, большинство членов правления уже пели с ним в унисон. Все, кроме Мэрриотта Ватсона. Казалось, его вот-вот хватит инфаркт. Не уверен, но возможно, он догадался, что горячий спор между Полой и Джейсоном заранее отрепетирован.

– И она, конечно же, сдалась.

– Не сразу. Она сказала, что готова пересмотреть свое решение, если ей будет гарантировано более твердое положение в правлении и если будут соблюдены еще некоторые условия. Ее условия. А если точнее – продолжение бурения в Северном море и возобновление моего контракта.

– Она шантажировала правление! – вскричал Росс. Дейл медленно покачал головой, и в его карих глазах мелькнул огонек восхищения.

– Нет, Росс, я не назвал бы это шантажом. Скорее, самый блестящий пример манипуляции, который я видел за многие годы. В каком-то смысле я готов снять перед ней шляпу, ибо в том-то и заключается бизнес – в умении манипулировать людьми.

– Верно, – признал Росс правоту собеседника. – По крайней мере, ты-то получил все, что хотел, несмотря ни на что. Твой контракт снова продлен на два года, Мэрриотт Ватсон временно обезврежен, и у тебя развязаны руки. Но какова теперь твоя позиция в отношении Полы?

Дейл ухмыльнулся.

– Моя позиция остается прежней. Я президент «Сайтекс Ойл», она контролирует акции своей матери и обладает самым крупным индивидуальным пакетом акций. Пола теперь имеет такой вес в правлении, какого она не имела никогда раньше. Естественно, я по-прежнему стану вести с ней дела. Я намерен и дальше поддерживать с ней дружеские отношения. Кто знает, может она все-таки когда-нибудь решит продать свои акции. «Интернешнл Петролеум» ведь не исчезнет с лица земли.

– Здравая мысль. – Росс неожиданно рассмеялся и подумал: «Бизнес есть бизнес. Не каждая сделка проходит так, как хотелось бы. Глупо сердиться, что дела обстоят именно так. Часть ее операций в США по-прежнему проходит через наш банк. И если я не могу занять ее место в правлении, возможно, мне больше повезет в другом месте – в ее спальне».

101
{"b":"4947","o":1}