ЛитМир - Электронная Библиотека

Сара саркастически улыбнулась.

– Только не говори мне о совете директоров «Харт». Мы все отлично знаем, что он из себя представляет, моя дорогая. В него входят бабушка, ты, твои родители, Александр да горстка старых перечниц, которые всегда пляшут под твою дудку. Если ты захочешь, ты без труда продашь мне салоны. Все зависит от тебя. И не рассчитывай переубедить меня. Совет директоров согласится с любым твоим желанием, как раньше они всегда подчинялись бабушкиным требованиям. Она их вот здесь держала, – она сжала руку в кулак, – как и ты сейчас.

Пола ответила кузине ледяным взглядом. В ее голосе звенели льдинки:

– Компания «Харт» вложила огромные деньги в создание новых магазинов, и я лично на протяжении многих месяцев посвящала невообразимое количество времени и усилий осуществлению данного проекта. Следовательно, я не имею ни малейшего желания продавать их ни тебе, ни кому-либо другому, даже если бы правление санкционировало подобную сделку. Впрочем, поверь мне, на нынешнем этапе такого не произойдет. Пойми, Сара, я хочу, чтобы салоны мод принадлежали компании «Харт». Они являются частью нашей программы развития. К тому же я…

– Ты еще говоришь о своих усилиях! – вскричала Сара, ухватившись за одну-единственную сказанную Полой фразу. – Не смеши меня! Я работала гораздо больше тебя, я отбирала почти весь товар. Учитывая все обстоятельства, только справедливо, чтобы…

– Замолчи сейчас же! – прервала ее Пола, уже не стараясь скрыть своего возмущения и раздражения. – Я не собираюсь спокойно выслушивать подобную чепуху. Ты явилась сюда, набрасываешься на меня, потом приписываешь себе весь успех салона на Барбадосе… что, кстати, весьма спорно. Только время покажет, можно ли говорить о его успехе или провале. Но давай обсудим твою работу. По-моему, тут прозвучало очень смелое заявление. Если уж на то пошло, Эмили сделала для нас гораздо больше, чем ты. Она купила абсолютно все аксессуары – а это весьма сложное дело, и, насколько я помню, именно я отобрала все пляжные костюмы. Далее, мы с Мерри, а не ты, решили, что из продукции твоей компании выставить в салоне. Готова отдать тебе должное, что ты выбрала лучшие образцы из серии «Леди Гамильтон», разработала специально для открытия новые вечерние туалеты и, возможно, много поработала за последние десять дней. И тем не менее, твой вклад в открытие первого модного салона очень и очень незначителен. – Пола встала с кресла и вернулась за свой рабочий стол. Усевшись, она спокойно закончила: – Что же касается твоей попытки купить у компании «Харт» модные салоны, – могу сказать одно: никогда не слышала ничего глупее, особенно если учесть, что уж ты-то отлично знаешь, как бабушка организовала свою империю. Но если ты хочешь поучаствовать в каком-нибудь новом проекте, мы можем сесть вдвоем и все хорошенько обдумать… – Пола запнулась, мгновенно пожалев о сделанном жесте к примирению. От Сары за версту веяло холодом.

Она встала, не говоря ни слова, быстрым шагом подошла к столу и остановилась напротив Полы.

Тихим, необычно спокойным для нее голосом Сара произнесла:

– Бабушка может посмотреть на вопрос о модных салонах совсем с другой стороны. Мысль продать их мне вполне может прийтись ей по вкусу. Тебе такое не приходило в голову? – Не дав Поле времени ответить, она продолжила тем же неестественно спорным голосом: – Бабушка еще не умерла, и, зная ее, я готова голову положить, что она не передала тебе свои семьдесят процентов акций. Ну уж нет, она их не выпустит из рук, я уверена, для этого она слишком скупа. Так что для меня она остается здесь хозяйкой. Я хочу, чтобы ты поняла одно: я не собираюсь смириться, получив твой отказ. Нет, нет, не рассчитывай. Я твердо намерена послать бабушке телекс. Уже сегодня, Пола. Я сообщу ей о нашем разговоре, о моем предложении и твоем отказе. Мы еще посмотрим, кто истинный владелец магазинов «Харт».

Пола с сожалением посмотрела па нее:

– Посылай телекс. Хоть десять. У тебя все равно ничего не выйдет.

– Ты не единственная внучка у Эммы Харт, – ядовито бросила Сара. – Хотя по твоему поведению такого не скажешь.

– Сара, оставь этот тон. Ты ведешь себя, как ребенок – ведь ты отлично знаешь, что «Харт» – акционерная… – последние слова Полы повисли в воздухе. Сара повернулась и ушла. Дверь за нею бесшумно закрылась.

Пола еще какое-то время смотрела ей вслед, покачивая головой и до конца не придя в себя от изумления ее нелепым предложением и безответственным поведением. Потом она вздохнула. Всего две недели назад она говорила Эмили, что с мая, после отъезда бабушки, в корпорации царило спокойствие.

Значит, она поторопилась с выводами. Ей пришло в голову, что самым неприятным моментом состоявшейся встречи была нескрываемая неприязнь Сары. Вспоминая неожиданную враждебность кузины, Пола гадала, не означала ли она начало открытой войны.

Глава 26

Эмили не могла справиться с нахлынувшими эмоциями.

– Посмотри, какое платье. Само очарование, – прошептала она, доставая из вместительной коробки обернутый в бумагу вечерний туалет.

Александр, развалившись на кровати одной из комнат для гостей в квартире Эммы на Белгрейв-сквер, кивнул в знак согласия. Добродушная улыбка осветила его серьезное лицо, когда Эмили выпорхнула на середину комнаты, бережно держа платье перед собой.

Тысячи крошечных бисеринок, от бледно-голубого до изумрудно-зеленого, почти полностью усеивали длинное изящное платье из бирюзового шелка. Эмили пошевелилась – и по платью словно пробежали волны. Свет упал на бусинки под другим углом, и они тут же заиграли по-иному. От такого зрелища захватывало дух.

Склонив голову набок и не отводя от сестры внимательных глаз, Александр произнес:

– В нем сведены воедино все краски юга Франции, и, конечно, оно отлично гармонирует с твоими глазами. Как жаль, что ты не можешь оставить его себе навсегда. Оно совсем не выглядит вышедшим из моды.

– Да, я знаю, и мне оно очень нравится, но такое платье представляет собой слишком большую ценность. Кроме того, я не могу подвести Полу. Платье ей нужно для январского показа мод.

Глядя, как Эмили умело укладывает платье в коробку и накрывает его оберточным материалом, он заметил:

– Подумать только, бабушка хранила свое платье все эти годы. Ему ведь лет сорок пять, и оно насквозь пропахло нафталином. – Александр поморщился и добавил: – Но готов держать пари – бабушка, с ее огненно-рыжими волосами и зелеными глазами, выглядела в нем поразительно.

– Ну еще бы. И ты абсолютно прав насчет его возраста. Перед самым своим отъездом бабушка сказала, что мы найдем ее платье в одном из кедровых шкафов на верхнем этаже, среди прочей одежды. Бабушка припомнила, что впервые одела его на вечере, который она устроила в честь помолвки дяди Фрэнка и тети Натали. – Эмили захлопнула коробку, застегнула ее и добавила: – Знаешь, ведь к нему еще прилагается пара атласных, вышитых изумрудами туфель, и они тоже в прекрасном состоянии. По ним не скажешь, что их одевали больше чем один-два раза.

– Да, все здесь хранилось очень тщательно, – отметил Александр, знавший о ставшей легендарной бережливости своей бабки.

Описав ногами арку в воздухе, он соскочил с кровати, подошел к длинной металлической вешалке для одежды у окна и провел по ней рукой. Он пробежал глазами по этикеткам на костюмах, платьях и вечерних туалетах и прочитал вслух:

– «Шанель», «Вионне», «Баленсиага», «Молине»… и все как будто новое, Эмили, а ведь их сшили ну никак не позже двадцатых-тридцатых годов.

– Конечно. Именно потому они так нужны для показа. Еще несколько женщин – из списка самых элегантных дам – предоставили Поле аналогичные шедевры, и все они приняли приглашение на коктейль в ночь официального открытия выставки. – Тем временем Эмили подошла к туалетному столику, взяла в руки лист бумаги с отпечатанным на машинке текстом, сделала на полях какие-то заметки, положила его в папку и сказала: – А теперь пойдем вниз. Сегодня у меня совсем нет времени. Я пообещала помочь Поле за субботу и воскресенье разобраться с туалетами, поскольку у нее сейчас дел выше головы.

15
{"b":"4947","o":1}