ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
За гранью. Капитан поневоле
Человек-Муравей. Настоящий враг
Цена вопроса. Том 2
Соблазненная по ошибке
Боевой маг. За кромкой миров
Английский пациент
Максимальный репост. Как соцсети заставляют нас верить фейковым новостям
Украина це Россия
Де Бюсси

– Да, да. Хорошо. – Голос Эдвины звучал уже немного спокойнее, и хотя несколько раз она теряла нить повествования, все же ей удалось вкратце рассказать Поле о том, как рано утром обнаружили тело Мин, как приехала полиция, вызванная Энтони, как полицейские уехали и вернулись два часа спустя. Облазив все поместье, они заперлись с Энтони в библиотеке и оставались там до сих пор.

Когда Эдвина закончила, Пола заметила:

– Мне все кажется абсолютно ясным. С Мин явно произошел несчастный случай. – Она заколебалась. – Я думаю, это просто их обычная работа… я имею в виду то, что полицейские вернулись в Клонлуглин.

– Нет! Нет! – вскричала Эдвина. – Мин в последнее время была невыносима. Она передумала несколько недель назад – ну, насчет развода. Она отказалась разойтись с Энтони. И еще многие вещи происходили. Ужасные вещи. Вот почему тут полиция.

– Лучше расскажи мне все, – проговорила Пола как можно спокойнее, хотя с каждой минутой ей становилось все страшнее и страшнее.

– Да, наверное, я должна. Все беды, вообще-то, начались месяц назад. Здесь появилась Мин – она жила в Уотерфорде – и начала создавать проблемы. Устраивала просто кошмарные сцены. Иногда приходила пьяная – до бесчувствия. У них с Энтони происходили жуткие скандалы, причем порой на глазах у прислуги, а однажды даже в деревне, когда она из-за угла налетела на Энтони. Все это неизбежно породило сплетни, а приезд сюда Салли Харт в начале лета подлил масла в огонь. Ты же знаешь деревенских жителей. Без сплетен они жить не могут. Здесь много говорили – и говорили плохо – о якобы какой-то другой женщине.

Пола едва удержалась, чтобы не застонать.

– Подожди немножко. Что ты называешь «сценами»?

– О, это в основном обмен грубостями. Со стороны Мин – крики и вопли, но и Энтони вышел из себя на прошлой неделе, когда она явилась к нам в субботу. Во время обеда. К нему съехались гости. Я тоже была там. Они схватились – ну, на словах, и она ударила Энтони клюшкой для гольфа. Он оттолкнул ее в сторону – думаю, непроизвольно. Но, однако, она упала на пол, прямо в холле. Мин не ушиблась, но сделала вид, что ей очень больно. Она жутко раскричалась, утверждала, будто Энтони хотел ее…

– Да, тетя Эдвина, продолжай, – мягко подбодрила ее Пола, когда пауза затянулась.

Эдвина долго дышала в трубку, а потом всхлипнула:

– Мин кричала, будто Энтони хотел ее смерти, и что ее не удивит, если он попытается ее убить. Причем уже очень скоро. Несколько человек слышали ее слова. И я тоже.

– О Господи! – вырвалось у Полы. Сердце у нее упало, и волнение сменилось настоящим страхом. Ни на секунду она не допускала, что ее кузен убил свою жену, но ей вдруг стало ясно, почему полиция могла заподозрить Эдвина.

На мгновение она растерялась, но быстро взяла себя в руки. Оставалось одно – выбираться из сложившейся ситуации. Но с чего начать? К чьей помощи прибегнуть?

Скрывая неуверенность за маской твердости, Пола отчетливо произнесла:

– Любые сплетни, любые сцены в конце концов ничего не значат. Полицейским требуются однозначные доказательства, чтобы что-нибудь предпринять – арестовать Энтони, обвинить его в убийстве. Когда она утонула? А что с алиби? Ведь у Энтони, конечно, есть алиби?

– Они не уверены относительно времени смерти… по крайней мере, так они говорят. Я думаю, они сделают вскрытие, – убитым голосом ответила Эдвина. – Алиби? Нет, что самое ужасное, у Энтони его нет.

– Где он был вчера? Прошлой ночью? Это самое важное.

– Прошлой ночью… – повторила Эдвина несколько смущенно. Потом она выпалила скороговоркой: – Да, да, я тебя поняла. Мин приехала в Клонлуглин вчера примерно в пять вечера. Я увидела, как она подъехала, из окна моей спальни в Довер-хаус. Я позвонила Энтони, чтобы предупредить его. Он расстроился и рассердился. Сказал мне, что собирается сесть в своей старый «лендровер» и уехать к озеру – в надежде ускользнуть от нее.

– И он так и сделал? Уехал к озеру?

– Да. Но, наверное, она заметила, как он отъезжал, или просто догадывалась, где его можно найти. То было одно из самых его любимых мест. Она последовала за ним, и…

– И они поругались на берегу озера? – прервала ее Пола.

– О нет. Он с ней вообще не разговаривал, – воскликнула Эдвина. – Понимаешь, он увидел ее малолитражку издалека – на противоположном берегу озера местность равнинная. Энтони просто-напросто сел в «лендровер» и решил вернуться домой кружным путем. Но не успел он отъехать сколько-нибудь далеко, как автомобиль заглох. Энтони бросил его и пошел пешком. Он надеялся избежать встречи с Мин… понимаешь?

– Да. И ты хочешь сказать, что он оставил машину около озера? – переспросила Пола, гадая про себя, является ли этот факт уликой, или нет.

– Ну, конечно, он оставил его там. Ведь двигатель не заводился… – тонкий голос Эдвины опять начал предательски дрожать.

– Пожалуйста, не плачь, тетя, – взмолилась Пола. – Ты должна держать себя в руках. Ну, пожалуйста.

– Да, да. Я постараюсь. – На том конце провода раздался всхлип. Потом Эдвина высморкалась и продолжала: – Ты не знаешь, что такое Клонлуглин, Пола. Это огромное озеро. Энтони шел домой целый час. Ему пришлось подняться на холм, пересечь лес и несколько полей, пока он наконец добрался до дороги, ведущей через поместье в деревню. Он…

– Дорога! – моментально насторожилась Пола. – Он никого на ней не встретил?

– Нет, никого. По крайней мере, он ни о ком не говорил. Как бы то ни было, Энтони вернулся домой примерно в шесть тридцать. Он позвонил мне и рассказал о поломке автомобиля. Потом сказал, что собирается переодеться к обеду, и попрощался. Я приехала в дом около семи. Мы выпили по коктейлю, поели, но Энтони показался мне очень взволнованным, не таким, как всегда. Понимаешь, он боялся, что в любую минуту может появиться Мин и снова начнет закатывать сцены.

– Но она не пришла, верно?

– Нет, весь вечер мы провели вдвоем. Как я уже говорила, Энтони чувствовал себя не в своей тарелке, и он проводил меня назад в Довер-хаус где-то в полдесятого, возможно, без четверти, а потом вернулся в Клонлуглин.

– А кто обнаружил тело Мин?

– Управляющий поместьем. Он сегодня проезжал мимо озера очень рано утром и увидел «лендровер», а также малолитражку. А потом он нашел… – Эдвина не выдержала и зарыдала так, словно ее сердце вот-вот разорвется.

Надеясь хоть как-то успокоить и подбодрить тетку, Пола сказала:

– Прошу тебя, тетя Эдвина, мужайся. Я уверена, все образуется. – Про себя она молилась, чтобы ее уверенность оправдалась.

– Но я так боюсь за него, – сквозь слезы пробормотала Эдвина. – Очень боюсь.

– А теперь слушай меня и, пожалуйста, сделай все, как я тебе скажу, – произнесла Пола твердым властным голосом. – Больше никому не звони, а если кто-нибудь позвонит тебе, не виси на телефоне подолгу. Я хочу, чтобы линия оставалась свободной. Я тебе очень скоро перезвоню. Полагаю, ты сейчас говоришь из Довер-хаус?

– Да, – ответила Эдвина и после небольшого колебания спросила: – Но что ты собираешься предпринять?

– Пожалуй, я лучше попрошу маму пожить с тобой несколько дней. Тебе не следует в такое время оставаться одной. Очевидно, начнется расследование. Самое главное – не волнуйся. Паникой делу не поможешь. Я знаю, что это нелегко – но ты должна хотя бы попытаться держать себя в руках. Я перезвоню через час.

– С-с-пасибо, Пола, – с усилием произнесла Эдвина.

Они попрощались. Пола тут же подняла трубку и набрала номер лондонской квартиры своих родителей. Занято. Она в раздражении швырнула трубку на рычаг. Тут ей пришло в голову, что надо поговорить с Эмили.

Пола вскочила и быстрым шагом направилась через гостиную, по дороге чуть не свалив попавшийся под ноги столик. Она поставила его на место и, жмурясь от солнечного света, вышла на террасу.

Эмили услышала грохот и засмеялась.

– Экая ты нескладеха… – Тут она оборвала себя, и глаза ее округлились. – Что случилось? – встревоженно спросила Эмили. – Ты белая, как полотно.

3
{"b":"4947","o":1}