ЛитМир - Электронная Библиотека

Элайн сунула ему в руки корзинку.

– А здесь свежеиспеченный хлеб вам на завтрак, – воскликнула она, когда Шейн наклонился, чтобы поцеловать ее в щеку.

О'Нил, рассыпая благодарности, поставил подарки на комод и представил Уикерсам Полу.

Едва увидев их, Пола почувствовала к ним симпатию. Санни оказался высоким худощавым мужчиной со светлыми волосами и бородой и веселыми карими глазами. Элайн, милая и женственная, принадлежала к тому типу представительниц прекрасного пола, чья природная доброта становится очевидной с первого взгляда. У нее было открытое дружелюбное лицо, ярко-голубые глаза и тронутые ранней сединой короткие вьющиеся волосы.

Втроем они уселись, а Шейн отправился налить вина вновь прибывшим. Пола порадовалась за себя, что выбрала платье, хотя Шейн предложил ей одеться попроще. Элайн, в черных бархатных брюках и китайском жакете из голубой парчи, выглядела очень элегантно, но не броско.

С улыбкой Элайн обратилась к ней:

– Шейн рассказал, что вы – внучка Эммы Харт и что теперь вы возглавляете ее империю. Я в восторге от вашего лондонского магазина. Я могла бы провести там целый день…

– Святая правда, – перебил ее Санни со смехом. – Моя жена с помощью вашего магазина когда-нибудь вконец разорит меня.

– Не обращайте внимания на моего мужа, он просто шутит, – заметила Элайн и продолжила свою хвалебную песню универмагу на Найтсбридж.

Но когда Шейн вернулся с бокалами для гостей, разговор переключился на события в стране и на местные сплетни. Пола сидела в расслабленной позе, молча слушала и потягивала вино. Шейн болтал с друзьями, и она ясно увидела, как они ему нравятся, как легко и свободно он чувствует себя в их компании. Впрочем, то же относилось и к ней. С ними оказалось очень легко – дружелюбные, раскованные, твердо стоящие на земле люди. Санни обладал умом, таким же живым, как и у Шейна, хотя и не столь блестящим и проницательным, и вскоре они оба увлеченно перебрасывались тонкими замечаниями. В атмосфере царили смех и веселье, у всех было праздничное настроение.

Уже через полчаса Поле начало казаться, что она многие годы знакома с милой четой Уикерсов. Каждый из них по очереди пытался разговорить ее, интересовался ее работой, и оба с особым вниманием слушали о ее знаменитой бабушке. И Пола, обычно очень сдержанная с незнакомыми людьми, болтала совершенно свободно. С Санни они поговорили о музыке и его творчестве, и Пола выяснила, что он написал несколько бродвейских мьюзиклов, а также музыку для ряда голливудских фильмов. Элайн, в свою очередь, поведала о многих забавных историях, происшедших с ней во время рекламных поездок. Она оказалась отличной и занимательной рассказчицей, и все четверо много и от души смеялись.

Время от времени Пола украдкой бросала взгляды на Шейна. Он держался как прекрасный хозяин, и не знал ни минуты покоя – разливал вино, менял пластинки, подбрасывал дрова в огонь, направлял беседу в нужное русло, не давая никому почувствовать себя выпавшим из разговора. И он явно радовался, что Уикерсы приняли Полу. Он часто улыбался ей, кивая в знак одобрения, и дважды, проходя по делам мимо нее, дружески похлопывал по плечу.

В какой-то момент Пола вышла проверить, что творится на кухне, и когда она поднялась во второй раз, Элайн встала тоже.

– Ты делаешь всю работу, так нечестно, – заявила гостья. – Я помогу тебе.

– Все в порядке, – запротестовала Пола.

– Нет, нет, я настаиваю. – Элайн последовала за Полой на кухню и с порога воскликнула: – Какой чудесный запах – у меня уже слюнки текут. Ну, так что же мне делать?

– Правда, ничего, – улыбнулась ей Пола, вытащила мясо из духовки и поставила на поднос. – Впрочем… не обернешь ли ты его фольгой?

– Сказано – сделано, – ответила Элайн и оторвав большой кусок серебристой бумаги, обернула ею ногу барашка. Некоторое время она молча смотрела на Полу, затем сказала: – Какой замечательный вечер. Я очень рада, что ты приехала сюда. И уж конечно, твое присутствие благотворно влияет на Шейна, он так повеселел.

– В самом деле? – Пола с удивлением повернулась к Элайн. – Можно подумать, что без меня он предается мировой скорби.

– На наш взгляд, да. Мы с Санни очень беспокоимся за него. Он такой милый, щедрый, очень обаятельный и приятный человек. Однако… – Она повела плечами. – Честно говоря, он всегда здесь один, никогда не привозит с собой… друзей, и порой выглядит меланхоличным и отчаявшимся. – Она повторила прежний жест. – Конечно, Англия очень далеко отсюда, и…

– Да, наверное, он все-таки скучает по дому, – согласилась Пола, снова повернувшись к духовке.

Элайн, подняв изумленно брови, уставилась ей в спину.

– О, я имела в виду другое… – Она резко замолчала, так как на кухню со штопором в руке, зашел Шейн.

– Пожалуй, я открою вино. Пусть оно немного подышит, – объявил он. Возясь с бутылкой, Шейн бросил Поле: – Думаю, мясу надо постоять минут пятнадцать и пустить сок прежде, чем я начну его резать. А пока я могу потолкаться здесь, чтобы тебе не было скучно одной.

Элайн потихоньку вышла, оставив их наедине.

* * *

– Обед просто замечательный, – заявила Элайн, положив десертную вилку и ложку на стол. – И я хотела бы узнать рецепт твоих бисквитов. Они восхитительны.

– И еще рецепт йоркширского пудинга, – вставил Санни. Он улыбнулся жене хитрой, но ласковой улыбкой и добавил: – Я знаю, что Элайн не обидится, если я скажу, что ее пудинги больше похожи на куски сырого теста.

Все рассмеялись, а Пола чувствовала себя польщенной.

– Завтра я их перепишу для вас, – сказала она. – Благодаря вам обоим я очень выросла в своих собственных глазах. Впервые мои кулинарные способности заслужили столько комплиментов.

– Неправда, – воскликнул Шейн. – Я восторгался тобой многие годы. Ты никогда не обращаешь внимания на мои слова, вот в чем беда, – добавил он шутливым тоном, но глаза его были серьезны.

– Еще как обращаю, – возмутилась Пола. – И всегда обращала.

Шейн с усмешкой встал из-за стола.

– Пойду-ка я на кухню, сварю кофе.

– Я тебе помогу, – вызвался Санни и отправился за ним следом.

Элайн внимательно посмотрела на Полу. «Какая интересная и оригинальная внешность, – подумала она. – Интересно, сколько ей лет». Сперва Элайн решила, что под тридцать, даже немного за. Но теперь, в мягком свете свечей, Пола казалась значительно моложе; в ее лице проступала беззащитность маленькой девочки, и она казалась очень привлекательной. Спохватившись, что откровенность ее взгляда граничит с бестактностью, Элайн произнесла:

– Ты очень красивая женщина, Пола, и такая самостоятельная. Не удивительно, что он так часто грустит.

Пола тут же напряглась и дрогнувшей рукой поставила бокал на стол.

– Боюсь, я не понимаю тебя.

– Шейн… он же с ума по тебе сходит, – вырвалось у Элайн. – Это у него на лице написано и видно в каждом его слове. Как жаль, что ты так далеко – в Англии. Вот на что я намекала раньше – на кухне.

Пола сидела, как громом пораженная. Наконец, она смогла ответить:

– Элайн, но мы же просто друзья, друзья детства.

Первую долю секунды Элайн показалось, что ее собеседница шутит, продолжая череду веселых розыгрышей, длившуюся весь обед. Но потом заметила явное смятение на лице Полы.

– О Боже, я очевидно сказала что-то не то. Пожалуйста, извини. Я просто решила, что вы с Шейном… – Ее голос сорвался, и она замолчала с убитым видом.

Пола с трудом подавила охватившие ее чувства.

– Прошу, не выгляди такой несчастной, Элайн. Все в порядке, правда. Я все понимаю. Ты ошиблась, вот и все. Ты приняла братскую привязанность Шейна ко мне за нечто совсем-совсем иное. Любой на твоем месте мог ошибиться.

Наступило неловкое молчание, в течение которого обе женщины в растерянности смотрели друг на друга. Обе не знали, что сказать.

Элайн откашлялась.

– Ну вот, я взяла и испортила чудесный вечер… а все мой длинный язык. – Она виновато глядела на Полу. – Санни утверждает, что моим языком можно три раза обернуть земной шар. И он прав.

47
{"b":"4947","o":1}