1
2
3
...
47
48
49
...
105

Надеясь успокоить ее, Пола дружелюбно сказала:

– Пожалуйста, Элайн, не ругай себя. Я не сержусь. Ты мне нравишься, и я хочу, чтобы мы подружились. И если уж на то пошло, твоя ошибка вполне объяснима. Я приехала с ним, живу с ним под одной крышей, и мы очень свободно держимся друг с другом. Просто мы выросли вместе и общаемся с пеленок. Между нами существует определенная близость, которую легко неправильно истолковать. Но у нас совсем другие отношения, чем ты подумала – Пола попыталась рассмеяться и посмотрела на свои руки. – Я только что заметила, что не надела свои кольца. А поскольку мы не затрагивали тему моей личной жизни, ты никак не могла знать, что я замужем.

– Тогда все понятно! – воскликнула Элайн и тут же покраснела и затрясла головой. – Ну вот, опять… Прости меня, Пола. Я сегодня весь вечер говорю глупости. Наверное, я слишком много выпила.

Пола постаралась еще раз беззаботно рассмеяться.

– Думаю, нам надо сменить тему, да? Шейн и Санни вот-вот вернуться.

– Отлично. И, пожалуйста, ничего не говори Шейну о моем… предположении. Он решит, что я сую нос не в свои дела.

– Конечно, я ничего не скажу, – успокоила ее Пола и встала. – Давай перейдем к камину.

Когда они встали, Пола дружелюбно взяла Элайн под руку и шепнула:

– Постарайся не выглядеть такой огорченной. Шейн заметит это моментально. Он очень чувствительный. Ирландская кровь, наверное. В детстве я не сомневаюсь, что он может читать мои мысли… Он всегда знал, о чем я думаю, а я злилась до безумия.

Элайн улыбнулась в ответ и опустилась в кресло. Хотя к ней частично и вернулось самообладание, она не переставала в глубине души ругать себя. «Какая глупость – думать, что у них роман. Но с другой стороны, кто бы не ошибся… Между ними очевидная духовная близость, они крепко связаны, к тому же Шейн просто пожирает Полу глазами, не пропускает мимо ушей ни одного ее слова. Он явно в нее влюблен, что бы там Пола ни считала. Да и кого она обманывает? Только саму себя. Что ж, самообман свойственен людям, – думала Элайн, украдкой поглядывая на Полу, сидевшую в кресле напротив. – Отдает она себе отчет или нет, но она обожает его. И не по-дружески… Там все гораздо сложнее и глубже. Однако, возможно, Пола еще не разобралась в своих чувствах к Шейну. И я не должна была ничего ей говорить». И Элайн снова занялась самобичеванием.

Однако несколько секунд спустя, когда вошел Шейн с кофе на подносе, Элайн заметила, как Пола моментально вскинула на него глаза, в которых горело любопытство и жадный интерес. «Кто знает, – подумала Элайн, – возможно, я не так уж глупо поступила – а вдруг, сказав правду, я сделала им обоим огромное благо». Шейн раздал чашки с кофе, Санни разлил по рюмкам коньяк, а еще минут через десять взял в руки гитару. Он оказался гитаристом классической школы, к тому же на редкость талантливым, и звуки волшебной музыки захватили и очаровали слушателей.

Но Пола слушала лишь вполуха. Она была благодарна за то, что сейчас нет необходимости поддерживать разговор. Она не знала, что и подумать. Элайн ошарашила ее гораздо в большей степени, чем Пола показала. Но теперь, когда первоначальное потрясение стало проходить, молодая женщина попробовала внести порядок в царившую в ее голове сумятицу.

Она не сомневалась, что Элайн просто неправильно истолковала поведение Шейна, его отношение к ней. Но с другой стороны, что если Элайн права? Как она сказала, – то, что Пола замужем, объясняет все. Разумеется, имея в виду переживания Шейна, замеченные обоими Уикерсами. Вдруг Пола вспомнила ту незавершенную мысль, посетившую ее днем, когда она задремала на диване. Тогда она думала о последних нескольких днях, о том, что Шейн снова ведет себя, как в давние времена, до ее замужества. В тот момент что-то мелькнуло у нее в голове, но она заснула. И теперь мысль вернулась, уже отчетливая и ясная. Шейн изменился, отвернулся от нее сразу, как только узнал о ее помолвке с Джимом. Почему? Потому что ревновал. Совершенно очевидно. Как глупо с ее стороны не понять всего гораздо раньше. Но почему Шейн не открылся ей, пока она еще оставалась свободной? Возможно, он и сам не отдавал себе отчет в своих чувствах, пока не стало слишком поздно. Все вдруг встало на свои места.

Пола прижалась к спинке кресла, потрясенная своим открытием. Она закрыла глаза, погрузилась в звуки музыки, не переставая думать о Шейне. Он сидел всего в нескольких футах от нее. О чем он думает, что испытывает сейчас? Действительно ли он ее любит? Безумно любит, как утверждает Элайн? У Полы сжалось сердце. А она? Как она относится к Шейну? Может быть, она просто бессознательно реагирует на исходящий от него жар страсти? Или она тоже его любит?.. Неужели она, сама того не осознавая, всегда любила его? Пола изо всех сил старалась разобраться в самых сокровенных своих чувствах, разложить по полочкам свои эмоции. Но у нее ничего не выходило.

Гости уехали без четверти двенадцать.

Шейн отправился их провожать.

Пола знала, что ей делать.

Она взяла с сундука бутылку коньяка и перенесла ее к камину. Потом налила рюмки, поставила бутылку на столик, подбросила дров в огонь. И принялась ждать Шейна.

Прошло несколько минут, и Пола услышала его шаги. Она повернулась ему навстречу и улыбнулась.

Шейн несколько смешался, увидев ее у камина с рюмкой в руке, он нахмурился.

– Никак ты собралась не спать всю ночь? Я-то полагал, что ты умираешь от усталости. Позади у нас трудный день, ты так славно потрудилась на кухне. Так не следует ли нам…

– У меня открылось второе дыхание, – воскликнула она, не дав ему договорить. – Хочу выпить еще на сон грядущий. И тебе налила. Неужели ты не присоединишься ко мне? – Не дождавшись ответа, Пола засмеялась: – Ну, не будь таким букой, Шейн.

Шейн занервничал. Он боялся оставаться с ней наедине. Слишком уж его тянуло к ней весь сегодняшний вечер. Ему с огромным трудом удавалось сдерживать свои чувства. К тому же, он немало выпил. Вдруг он не сможет себя контролировать? Эта мысль вдруг рассердила его. Он не зеленый юнец на первом в жизни свидании, а зрелый мужчина. И рядом – молодая женщина, которую он знает всю жизнь. Да, он любит ее. Но ведь она доверяет ему. И он – джентльмен и сможет держать себя в руках. Однако все же Шейн решил, что пора положить конец этому вечеру.

– Ладно, но только одну – перед сном. Я запланировал на завтра верховую прогулку, так что нам следует встать рано и быть бодрыми и свежими.

Он подошел к камину, напустив на себя безразличный вид, взял наполненную ей рюмку и сделал несколько шагов в сторону, собираясь сесть на кресло у камина.

Пола похлопала рукой по дивану.

– Нет, садись сюда. Рядом со мной. Я хочу поговорить с тобой.

Шейн, весь напрягшись, тревожно поглядел на нее, стараясь понять выражение ее лица. Но Пола выглядела спокойной, даже умиротворенной. Он ничего не понимал. Обычно она вела себя гораздо более оживленно.

– Хорошо.

Шейн сел как можно дальше от нее.

– За тебя! – произнесла Пола, придвигаясь поближе, и чокнулась с ним.

– За тебя.

Их руки случайно соприкоснулись. Шейну показалось, что его пронзило током. Он еще глубже забился в угол дивана, закинул ногу на ногу и спросил:

– Так о чем ты хотела со мной поговорить?

– Я хочу задать тебе один вопрос.

– Давай, спрашивай.

– Но ты ответишь правду?

Он подозрительно посмотрел на нее.

– Все зависит от вопроса. Если он мне не понравится, я могу дать уклончивый ответ.

Пола как-то странно взглянула на него.

– В детстве мы всегда говорили друг другу правду. Тогда мы никогда не врали… Я хотела бы, чтобы сейчас все было по-прежнему.

– Но ведь так оно и есть!

– Не совсем. – Пола заметила удивление в его глазах. – О, да, – подтвердила она. – Последнюю неделю все шло, как в добрые старые времена, не спорю. Но на протяжении почти двух лет между нами возникло отчуждение. И не спорь. Если уж на то пошло, – быстро продолжила она, – ты очень долго держался со мной холодно и настороженно. А когда я спрашивала тебя о причинах твоей отчужденности, о том, почему ты исчез из моей жизни, ты отделывался от меня оправданиями. Мол, много работы, много поездок. – Пола поставила рюмку на стол и прямо взглянула ему в глаза. – В глубине души я никогда не верила твоим отговоркам. Отсюда мой вопрос… – Пола замолчала, отводя глаз от его лица: – Вот он. Что такого ужасного я сделала тебе, что ты решил со мной расстаться? Ты – мой самый давний и добрый друг?

48
{"b":"4947","o":1}