ЛитМир - Электронная Библиотека

– Из-за Эммы и Блэки, их отношений, из-за близости наших семей. Но даже если бы я понял истинную суть моих чувств по отношению к тебе, я никогда бы не осмелился подойти к тебе, начать за тобой ухаживать. Мне бы голову оторвали, сама знаешь. До твоей свадьбы ты считалась чем-то вроде наследной принцессы всех трех кланов. И, следовательно, находилась на недосягаемой высоте. С такой, как ты, не заводят романы и не занимаются просто сексом. Тебе предлагают руку и сердце. К великому моему сожалению, я не осознавал, как сильно нуждаюсь в тебе и что я люблю тебя тогда, когда ты была свободна. Наверное, не хватало расстояния между нами.

– Понимаю. – Пола взглянула ему в лицо. Чувство собственницы охватило ее, и уколы ревности стали еще больнее. – Те, другие женщины… Ты любил их так же, как меня сегодня?

Вопрос застал его врасплох. Первым его импульсом было соврать, чтобы не причинить ей боль, но затем он понял, что должен оставаться честным.

– Да, иногда, но не всякий раз и не со всеми. Между нами произошло то, что случается только между самыми близкими людьми. В большинстве своем мои прежние подружки не вызывали во мне такого желания и страсти, как ты. Оральный секс – это… очень интимная вещь. Для того, чтобы во мне возникли такие чувства, я должен очень крепко полюбить. – Он улыбнулся. – А часто так любить невозможно.

Пола кивнула.

– Наверное, подобные чувства возникают из непреодолимого желания безраздельно владеть другим человеком.

– Совершенно верно. – Он изучающе посмотрел на нее.

– А после твоего переезда в Нью-Йорк, – начала Пола, ругая себя за настырность, но не в силах ничего с собой поделать. Она помолчала, откашлялась. – Ты имел много связей?

– Нет.

– Почему?

– Из-за тебя. – Шейн затянулся сигаретой, выпустил облако дыма. – После того, как я понял, что люблю тебя, мой сексуальный опыт был весьма плачевным. – Он повернул голову и заглянул ей глубоко в глаза. – Честно говоря, у меня в этом плане возникли серьезные проблемы… Я стал импотентом.

Он прочел изумление и горечь на ее лице, почувствовал, как напряглось ее тело. Однако она не вымолвила ни слова.

– У меня время от времени кое-что получалось, если в комнате было темно, а моя партнерша не развеивала моих фантазий… Будто на ее месте лежишь ты. Если мне удавалось сохранить в голове твой образ, все обходилось. Но такое случалось редко и с большим трудом.

Не называя имен, он рассказал ей о случае в Хэрроугейте в день крестин, а также о других своих неудачах. Раскрывая душу перед Полой, он не испытывал ни стыда, ни неловкости. Наоборот, он с радостью освобождался от так долго давившего на него груза и по ходу разговора понял, что и сейчас всего-навсего следует давнишней привычке откровенничать с подругой детства.

Когда он закончил, Пола обвила его шею руками и притянула к себе его голову.

– О, Шейн, милый. Как ты страдал из-за меня.

Он погладил ее по волосам, крепче прижал к себе.

– Здесь нет твоей вины. – Потом нежно спросил: – А когда ты поняла, что любишь меня?

– С первого дня моего приезда в Нью-Йорк ты волновал меня. И прошлым вечером, и сегодня опять странные чувства начали возникать во мне. Я поняла, что хочу тебя, как мужчину, чтобы ты овладел мной, а я – тобой. И вдруг – во время разговора с Элайн, когда вы с Санни вышли на кухню – меня осенило, что я тебя люблю.

Несколько секунд он молчал, потом произнес:

– Я привез тебя сюда не для того, чтобы соблазнить.

– Знаю!

– Я только хотел побыть с тобой, хоть недолго насладиться твоим обществом. Я очень по тебе скучал. – После короткой паузы Шейн добавил: – На протяжении многих лет я руководствовался золотым правилом – никаких замужних женщин. Никогда я не хотел присваивать себе то, что принадлежит другому.

– Думаю, я принадлежу сама себе, – ответила Пола.

Шейн промолчал. Он сгорал от желания узнать подробности о семейной жизни Полы, его терзала ревность к Джиму, но он не хотел затрагивать эту тему из боязни разрушить атмосферу вечера.

– Конечно, ты понимаешь, что я не допустила бы ничего подобного, если бы моя семейная жизнь складывалась счастливо, – сказала она ровным, спокойным голосом.

– Господи, Пола, ну разумеется! Ты вовсе не легкомысленна. Я знаю, что ты никогда не стала бы искать приключений. – Он окинул ее взглядом прищуренных глаз. – Значит, что-то не склеивается?

– Нет. Я старалась, одному Богу известно, как я старалась. Я не виню Джима. Наверное, виноваты всегда оба. Во мне нет ненависти к нему, он неплохой человек. Мы друг другу не подходим. Мы абсолютно несовместимы. – Пола прикусила губу. – Давай оставим эту тему… По крайней мере, пока. Почему-то мне расхотелось говорить о своей семье.

– Понимаю, родная.

Некоторое время оба молчали, задумавшись каждый о своем. Наконец Пола прошептала:

– Ох, Шейн, что я натворила. Как мне хотелось бы повернуть время вспять.

– Увы, это невозможно… Да и дело не во времени. Не надо думать ни о вчерашнем дне, ни о дне завтрашнем – только о сегодня. Ведь время не отмеряно порциями и не выдается нам в капсулах. Оно подобно реке. Прошлое, настоящее и будущее сливаются вместе в один нескончаемый поток. Прошлое находит свое отражение в каждом дне нашей жизни, и сегодня мы видим вдали отблески будущего. Прошедшее и наступающее окружают нас. Время имеет свое собственное измерение.

Пола взглянула в такое знакомое и любимое лицо, и увидела в нем черты прежнего мальчишки. Вспомнила его увлечение своим кельтским происхождением, предками и легендами. Знакомый мечтательный взгляд, отзвук былого мистицизма затуманил его глаза, и по его задумчивому виду Пола поняла, что он унесся мыслями в далекое-далекое прошлое. А потом Шейн заморгал, улыбнулся ей своей особенной кривоватой ухмылкой – такой знакомой с давних пор. И сразу же мужчина превратился в маленького мальчика из «Гнезда цапли», и их детство вернулось назад, заполнив все вокруг. Пола поняла, как прав Шейн, уподобляя время речному потоку. Она прикоснулась к его руке и рассказала о своих мыслях. Шейн медленно, задумчиво проговорил:

– Есть еще кое-что, Пола. У жизни свои сложные и запутанные пути… Но существует предначертанный свыше план. Тому, что уже произошло с нами, было суждено случиться. Возможно, для того, чтобы показать нам дорогу, привести нас друг к другу. И будущее уже с нами, сейчас, в данный момент, понимаем мы это или нет. – Шейн взял ее за подбородок, поднял ей голову и заглянул глубоко в глаза. – И не стоит думать ни о чем, кроме нашего счастливого уик-энда. Каждый последующий день мы будем встречать тогда, когда он настанет. – Он наклонился и легко поцеловал ее. – Не смотри так серьезно. Жизнь сама находит решения, и у меня такое чувство, что нам с тобой суждено счастье.

У Полы пересохло в горле от нежности. Она приникла к нему и прошептала:

– Я так люблю тебя, Шейн. Боже, как я не понимала этого раньше?

– Зато теперь понимаешь. Значит, все в порядке, ведь правда?

Глава 36

Она прилетела на Барбадос в среду днем. Выйдя из зала таможни с переброшенным через одну руку жакетом от костюма и дорожным чемоданом в другой и не увидев его, Пола расстроилась. Радостное возбуждение сменилось чувством разочарования. Она огляделась по сторонам в поисках шофера или кого-нибудь в униформе отеля «Коралловая лагуна», кого он мог послать вместо себя.

Носильщик, который катил тележку с ее большим чемоданом, спросил, не нужно ли ей такси. Пола пояснила, что ее должны встретить и вновь принялась всматриваться в заполнившее аэропорт людское море. Шейна она заметила раньше, чем он ее. Он вихрем ворвался в зал через главный вход, и Пола остановилась как вкопанная, чувствуя, что нервы натянуты до предела. Сердце забилось быстро-быстро. Непонятно – они были вместе еще в понедельник. Всего два дня назад. Но увидев его сейчас, она испытала настоящее потрясение. Все в его внешности показалось ей внове, словно она видела Шейна впервые в жизни. Вьющиеся волосы, довольно длинные, волнами спускались на шею, густые брови и усы показались ей более черными, чем раньше, а глаза блестели на загорелом лице, как два огромных оникса. Даже ямочка на его подбородке показалась ей глубже, чем раньше На нем был отлично сшитый шелковый костюм кремового цвета, кремовая же рубашка в мелкую полоску, и красный галстук. Шелковый платок того же цвета торчал из нагрудного кармана. Мягкие коричневые ботинки сверкали. Безупречный франт с головы до пят. Но все равно все тот же Шейн. Изменилась как раз она. Новая Пола любила и хотела только одного мужчину на всем свете – его.

51
{"b":"4947","o":1}